Жертвы коллекторов форум


Как должники скрываются от коллекторов

По данным «Первого коллекторского бюро», в январе 2016 года доля должников, которые не платят по кредитам из-за финансовых трудностей, выросла на 13,7% по сравнению с январём 2014. Этот показатель будет расти. «Если в предыдущий кризис на одного заёмщика в среднем приходилось не более одного кредита, с двумя кредитами было 15%, с тремя и более — 5%, в 2015 году заёмщиков с одним кредитом было уже не более 60%, с двумя — 25%, с тремя и более — 15%. Чем больше займов приходится обслуживать, тем выше риск выхода на просрочку», — говорит руководитель агентства по взысканию задолженности «Секвойя» Елена Докучаева. По данным компании, около 5% должников жалуются на невозможность реструктуризировать долг.

Новости о том, как недобросовестные коллекторы атакуют должников, то и дело появляются в СМИ. В январе в Ульяновске арестовали подозреваемого в поджоге дома должника микрофинансовой организации (МФО) «Росденьги». В феврале коллектор из Петербурга получил условный срок за поджог детских колясок. Некоторые должники сообщают, что им приходят СМС от агентства взыскания «Кавказ Вымпел», которое обещает «случайно уколоть заёмщика иглой, заражённой СПИДом» и другие ужасы.

Коллекторы, с которыми поговорил «Секрет», уверяют, что такие методы используют криминальные группы, которые не имеют ничего общего с добросовестными взыскателями. Зато должники бывают очень изобретательны, когда хотят скрыться от преследований.

Был у нас в Волгограде не так давно случай. Я неплохо знаю потерпевшего — культурный парень, сотрудник коммерческого банка. Он приехал на разговор к должнику, а тот взял ружьё и чуть не пристрелил его. У парня огнестрельные ранения руки и спины, его увезли в больницу. Но это, конечно, редкие случаи.

Самый частый способ уклониться от налогов — переписывать имущество на родственников или знакомых. Законодательство, к сожалению, в большей степени на стороне заёмщиков, чем на стороне кредитора. При желании можно спрятать всё что угодно, и за это ничего не будет. Единственное жильё забрать очень сложно, так что народ наш уже мало что пугает.

Иногда присылают отфотошопленные документы о смерти, должники меняют фамилии, причём кардинально: был Коладзе, а стал Бирштейном — из грузина превратился в еврея. На какое-то время это спасает, но потом всё равно человека раскрывают. Были люди, которые даже пол меняли, но их тоже находили.

Никаких новых методов сейчас не появилось, всё обкатали в прошлый кризис. Но сейчас заёмщики стали более грамотными. Я связываю это с опытом и интернетом — сейчас у любого бомжа он есть. Можно найти много советов о том, как бороться с коллекторами. Ну и потом, человек ко всему привыкает. Первый раз страшно быть должником. Когда человек слышит слово «суд», ему кажется, что его арестуют и посадят. А если один раз через это прошёл, понимаешь, что приставы особо кошмарить не будут и ничего страшного нет.

Обычно, когда говорят о коллекторах, подразумевают криминал: угрозы, убийства и так далее. Но криминал никакого отношения к нам не имеет. Тут как в любой сфере: есть нормальные врачи, а есть врачи-преступники, которые убивают пациентов. Как говорится, в семье не без урода. Новые законы, которые придумываются в пользу заёмщиков, ничего не решат. Те, кто работал вне правового поля, так и будут работать.

Когда мы говорим о безумных коллекторах, речь идёт о мелких МФО. Хотя у банковских тоже бывают иногда перегибы. Бывает, мы ведём судебное дело, должник отключает телефон, мы выезжаем и он рассказывает, что «Тинькофф» и ещё кто-нибудь его кошмарит. Мы тогда выступаем таким антиколлектором, помогаем избавляться от них.

Никто об этом не говорит, но миф о коллекторах-бандитах специально культивировался ещё в 90-х профессиональным сообществом — так было проще выбивать долги. Сейчас из тех, кто тогда работал, уже почти никого не осталось. Нынешние коллекторы — это в основном бывшие банковские клерки, а имидж побороть сложно.

Все угрозы, как правило, — только слова. Хотя по телефону должник часто может нарваться на грубость: так должников запугивают. Чаще у коллекторов есть кол-центры где-нибудь в Омске или Орле, и работа операторов — задолбать. Но есть и заёмщики, которых даже коллекторы вносят в чёрный список, — например, пранкеры, которые нам названивают. Они могут парализовать работу кол-центра, поставив рабочий телефон, который у коллектора указан, на автодозвон. Это такой обратный террор.

В России самый высокий уровень мошенничества из всех стран присутствия нашей компании (MoneyMan работает в Казахстане, Грузии, Испании и Польше. — Прим. «Секрета»). Как правило, должники пытаются обмануть компании с помощью поддельных документов и банковских карт. C большим количеством мошенничеств чаще всего сталкиваются молодые компании, потому что их сервисы ещё не прошли нужную обкатку и они более уязвимы к фроду. Новичков кредитные мошенники атакуют с особенным рвением.

У нас большой опыт борьбы с мошенничеством, поскольку сама бизнес-модель онлайн-кредитования не предусматривает очной встречи с клиентами. Это кажется мошенникам большим преимуществом, но это ощущение обманчиво. Мы, например, следим за поведением потенциального заёмщика на сайте компании, в частности оцениваем, как именно человек заполняет заявку.

Мошенников можно разделить на две группы: любители и профессионалы. Первые не придумывают какие-то сложные схемы, они надеются на удачу. Пользуются вымышленными именами, реже — поддельными документами. Если взять заём не выходит, они пробуют использовать настоящие данные, но максимально скрывают сведения о себе: сообщают чужие или недействительные телефонные номера и так далее. При заполнении анкеты в интернете много раз меняют различные поля, стремясь обмануть систему. Зачастую у них очень плохая кредитная история или несколько активных кредитов и микрозаймов, которые взяты недавно и даты платежей по ним ещё не подошли. Именно поэтому они хотят обмануть систему. Они считают, что иначе им не получить кредит, и идут на подлог.

Профессионалы подходят к делу основательно. Они владеют различными схемами для получения денег незаконными способами и понимают специфику работы кредитных организаций: знают средние суммы, сроки займов и прочую информацию, которая потенциально может помочь им в прохождении скоринга, постоянно тестируют системы банков, МФО, компаний онлайн-кредитования на уязвимость. Как правило, они маскируются под добросовестного клиента, используют реальные данные людей, которые даже не подозревают, что на них оформляют кредиты. По поддельным документам покупают SIM-карты и открывают счета в банках. Такие виды мошенничества мы пресекаем, используя специальные системы проверок.

Однажды бравые новосибирские парни создали компанию «Тендер Магнит» специально для мошеннических действий. Они якобы занимались грузоперевозками. Сотрудники оформляли займы в разных регионах страны по поддельным документам и скрывались. Штаб-квартира компании была в Новосибирске. Работа была настолько чётко выстроена, что, когда сотрудники финансовых организаций связывались с компанией для проверки данных заёмщика, верификатора переводили в якобы отдел кадров, где якобы сотрудник HR серьёзным голосом подтверждал информацию о заёмщике и даже задавал уточняющие вопросы.

Злоумышленники имели разные базы с информацией, в том числе данные о кредитной истории заёмщиков. Откуда у них эта информация — пожалуй, ключевой вопрос в этой истории. Без таких данных они бы не развернулись серьёзно. Именно поэтому они относительно легко проходили скоринг — у них была информация о кредитной истории жертв. После поступления многочисленных заявлений в правоохранительные органы от пострадавших людей и от банков, МФО, преступники были отслежены и задержаны. Просуществовал «Тендер Магнит» около полугода.

По статистике компаний НАПКА, примерно 15% должников (около 1 млн человек), с которыми работают коллекторские агентства, являются недобросовестными. Они сознательно уклоняются от выполнения своих финансовых обязательств, имея возможность их выполнить. К сожалению, все предложенные законодательные инициативы по регулированию рынка взыскания просроченной задолженности не учитывают этой категории людей и защищают их права наравне с правами добросовестных заёмщиков. При этом недобросовестные должники, по сути, пользуются деньгами вкладчиков банков, увеличивают для них риски кредитования и заставляют поднимать ставки по кредитам. Как и в случае должников за услуги ЖКХ, за неплательщиков платят добросовестные потребители.

Чаще всего должники избегают контакта с кредитором и взыскателем. 75–80% людей, которые передаются от первичных кредиторов коллекторским агентствам, не берут трубку или сразу прерывают звонок.

Иногда заёмщики указывают в кредитном договоре неверные контактные данные или меняют их после получения кредита, не уведомив кредитора. В результате, если в вашей квартире раньше проживал заёмщик или вы приобрели SIM-карту, которая раньше ему принадлежала, вас начинают беспокоить кредиторы или взыскатели. Звонить по указанным в кредитном договоре телефонам они имеют право, а вот полномочий для проверки актуальности этих контактов у взыскателей нет. Таким образом, недобросовестный заёмщик подставляет добросовестных граждан, которым приходится доказывать свою непричастность к задолженности.

У каждой службы взыскания в банках и МФО и у каждой коллекторской компании есть своя статистика отговорок должников, которые пытаются затруднить их идентификацию: «должник умер», «здесь такие не живут». По истории звонков иногда видно, что некоторые должники то умирают, то оживают. Поэтому у взыскателей есть определённая профессиональная деформация на этот счёт — они слабо верят отговоркам, и убедить их в обратном, даже когда ситуация действительно такова, бывает непросто.

Даже если заёмщик поднял трубку и не отказывается общаться, это ещё не означает, что взыскателю удастся провести конструктивный диалог. Операторы кол-центров коллекционируют записи разговоров, где должники в ответ на вежливое обращение коллектора начинают лаять по-собачьи, петь или вести себя грубо или издевательски, пытаясь потроллить взыскателей. Около 60% сотрудников кол-центров профессиональных коллекторских агентств — девушки и молодые женщины. Им приходится выслушивать много грубости, при этом они обязаны в любом случае оставаться в рамках этического кодекса и профессиональной вежливости.

Ещё одной стратегией уклонения может стать массовая рассылка должником жалоб на действия коллекторского агентства, причём зачастую — на вполне законные. По статистике Генпрокуратуры, из 22 000 жалоб на взыскание, полученных ведомством за два с половиной года, 19 500 были признаны недействительными — должники жаловались на сам факт обращения к ним коллекторского агентства или использование их персональных данных, хотя согласие на это использование включено во все стандартные договоры кредитования. Иногда причина этих жалоб — в незнании законодательства: например, часто заёмщики не понимают разницы между информированием и угрозой и жалуются на угрозы судом.

Сообщение коллектора о возможности судебного разбирательства, как и о других правовых последствиях неплатежей, — ухудшение кредитной истории, информация о которой доступна в том числе и работодателям. Начисление штрафов и пеней угрозой считаться не может. Другое дело, если речь идёт о противоправных действиях — угрозах жизни и здоровью, порче имущества. НАПКА, как и многие органы власти, часто получает жалобы, написанные с явной целью затянуть и затруднить процесс взыскания. Часто видно, что текст написан, что называется, «под копирку» — в этих случаях факты в обращении могут быть не просто некорректно изложены, а вымышлены. В профессиональных коллекторских агентствах жалобы заёмщиков достаточно легко проверить — там ведётся запись переговоров с должниками.

В одном из крупных международных коллекторских агентств, которые работают в России, был случай, когда должник засыпал жалобами руководителей компании. Причём не только российский, но и зарубежный офис. Стоило коллектору позвонить, как должник тут же направлял жалобы во все инстанции и неоднократно приходил с полицией в московский офис агентства, хотя компания действовала корректно. А потом борец за права должников потребовал от международного офиса помочь ему с получением визы европейской страны, где этот офис находился.

Мы пытались пользоваться услугами сторонних коллекторов, но это накладывало негативный след на репутацию компании. Так что мы открыли свою службу взыскания, все сотрудники прошли обучение, в том числе изучили нормативные акты и прочее. У нас нет проблем, о которых говорят по телевизору, когда что-то поджигают и так далее. Мы работаем в правовом поле.

Что касается взысканий, мы используем «терминатора» — робота, который прозванивает должников. Если он не может дозвониться, работает уже мобильная бригада. Терминатор координирует все действия мобильной группы. От общего портфеля просроченной задолженности в месяц взыскиваются примерно 5%. Последнее, что мы делаем, — подаём в суд.

Многие атакуют коллекторов при помощи чёрного PR. Есть такой форум «Антирусский стандарт», там появляется много новостей и жалоб на коллекторов. Можно говорить о механизме распространения таких историй, в том числе с маркетинговыми целями. За ними всем интересно наблюдать, они вызывают эмоции и создают негативную репутацию коллекторам.

Иногда должники отправляют в суд сообщения о вымогательстве, но доказать ничего не могут. Бывают и страшные случаи — например, недавно в Москве коллектор пришёл домой к заёмщику и его там убили. Просто об этом пишут меньше, чем о том, как коллекторы взыскивают долги.

Есть люди, которые сознательно не идут на контакт и считают, что ничего возвращать не будут. И тут возникает вопрос, как вообще такому лицу выдали кредит. Ведь попадаются должники с пятью-шестью кредитами и даже больше. Доходы их невысоки, но при этом закредитованность сумасшедшая.

У нас был один должник, который отказывался платить, приезжал в офис несколько раз, подавал заявление в банк о том, что это мы ему должны немыслимые суммы вернуть. Караулил под окнами компании сотрудников, приходил с полицией, которая, в свою очередь, не понимала, что он от нас хочет. При этом долг платила его мать и просила нас снисходительно к нему отнестись. Так что ситуации, когда не коллекторы — угроза для должника, а должник — для работника компании, тоже бывают.

Фотография на обложке: Рамиль Ситдиков / РИА

secretmag.ru

Как не стать жертвой коллекторов и жадности банкиров | Интересное | Лазарев Сергей Николаевич. Человек будущего

Как не стать жертвой коллекторов и жадности банкиров

Четверг, 08 Сен. 2011

На днях знакомая позвонила с просьбой проконсультировать – куда лучше жаловаться на банк, которому она должна. История банальная: набрала кредитов, тут кризис, безработица, неплатежи...

В конце концов все устаканилось. Банк пошел навстречу и зафиксировал  вполне разумную сумму долга (хотя вначале, было дело, пытался  “накрутить” сотни процентов штрафов). Знакомая, в свою очередь, платит  понемногу, но регулярно, каждую неделю. Один кредит уже почти погашен,  собирается начинать погашать второй. Вернее – собиралась. А теперь  думает, что лучше уж дождаться суда и платить исключительно по его  решению.

Дело в том, что ей позвонил коллектор. И не просто  позвонил, а начал давить на нее с требованием заплатить хоть что-то в  банк до конца августа. В ход были пущены все грязные приемы,  от которых коллекторские агентства публично открещиваются и которые они  повсеместно применяют: угрозы, оскорбления, попытки вывести человека из  себя...

В общем, знакомая вначале просто удивилась – а потом  разозлилась. И на следующий день позвонила в банк. После чего ей  перезвонили из коллекторского агентства и извинились – дескать, конец  месяца, банк требует отчета, а мы тут план по выплатам не выполнили, вот  сотрудник и перестарался... Однако осадок остался.

Осадок от общения с банками сейчас имеет, наверное, весь  мир. Но российская его специфика такова, что позиция банков мешает  установлению цивилизованных отношений с должниками. Сложилась совершенно  парадоксальная ситуация. С одной стороны, банки упорно не хотят  признавать должников таковыми де-юре. Причина понятна: по закону им в  этом случае придется заморозить в резервах сумму, равную просроченной  задолженности. Причем этот шаг нужен только для одного – подачи иска в  суд. Но дело в том, что и суд банкам не выгоден. Во-первых, он может и  не признать необходимым взыскать всю сумму долга с заемщика – если он,  например, продолжает платить хотя бы сколько-то денег. Во-вторых, даже  принимая решение взыскать всю сумму долга, суд практически никогда не  считает такой суммой расчеты банка. Все очень просто: банки в своих  договорах прописывают драконовские штрафы и пени, выходящие за рамки и  здравого смысла, и Гражданского кодекса.

Буквально на днях же мне пришлось быть свидетельницей  разговора должника с банковским клерком. “Ну как же, два месяца назад  мне говорили, что нужно 70 тысяч, я набрал... а теперь 105?”, –  расстраивался немолодой мужчина. “А что ж вы хотите, у вас пени 0,5% в  день – и это от общей суммы кредита в 500 тысяч”, – растолковывал ему  менеджер. Честно говоря, на месте банка я бы в жизни не дала этому  заемщику такую сумму. Но, с другой стороны, никто другой и не взял бы,  наверное, кредит, при таких штрафных санкциях. А этот еще никак не мог  взять в толк, что ему делать. “Идите в суд”, – посоветовала ему я.  Банковский менеджер посмотрел на меня зло, а бедолага-заемщик обиделся.  Пришлось объяснить, что суд, конечно, не избавит его от обязанности  отдать долг, но вряд ли согласится с банком, что 0,5% в день – то есть,  182,5% годовых – есть разумное наказание должника. А значит, собранных  им 70 тысяч вполне хватит – долга-то самого осталось, оказывается, на 40 тысяч.

При таких аппетитах не удивительно, что банки не  стремятся в суд. И тут-то им на помощь приходят коллекторы. Байки о  покупки последними долгов за 10% номинала оставьте банкирам. Как  рассказывали мне сами работники таких агентств, чаще всего банки  нанимают их на аутсорсинг, сохраняя своих должников за собой. Цель  простая: коллекторы, оказывая психологическое давление (а попросту,  терроризируя должников), должны понуждать их платить.

Расклад, как уверяют сами коллекторы, такой. Примерно 20%  платят столько, сколько им насчитал банк – со всеми безумными штрафами и  пенями. Этих денег, в общем-то, хватает, чтобы выйти по задолженностям в  ноль. Еще примерно 40-50% начинают платить после того, как им предложат  зафиксировать сумму долга – как правило, убрав большую часть штрафов.  Этими деньгами банк уже покрывает и расходы на коллекторов, и получает  некоторую прибыль. Еще около 20% требуют сумму снизить, а выплаты  растянуть – как правило, с ними возятся дольше, нередко дело  заканчивается все же в суде. Остальные 10-20% не платят до суда. С этих  доходов практически никаких, и задача коллекторов – уменьшить последние  две группы.

Уменьшают как умеют – в составе коллекторских агентств  достаточно много бывших сотрудников МВД, умеющих “оказать впечатление”.  Как и какое именно, можно прочесть на форумах должников: тут и визиты на  работу, и приезд домой, и проникновенные разговоры на тему “от сумы и  тюрьмы не зарекайся”. Ну а по телефону “отрываются”, как правило,  сотрудники провинциальных колл-центров. И их хамство отнюдь не “эксцесс  исполнителя”, а четко просчитанный психологический прием: многие  должники именно на нем и ломаются. Хотя если жертва начинает  возмущаться, то банк или коллектор уверяют ее в обратном.

Ничего хорошего в таких методах, разумеется, нет. Но  стоит заметить, что первопричина – желание банков получить с должника  больше разумного. Лишите их такой возможности – исчезнут и  полубандитские методы выбивания долга, и возмущение людей. Возможно,  исчезнут и сами коллекторские агентства. Проблема ведь снимается просто –  законом о банкротстве физических лиц. Но у нас этот законопроект до сих  пор не принят. Не потому ли, что в этом случае банкам уже не удастся  снимать с должников по три шкуры?

Татьяна СОЛЯНАЯ

01.09.2011

Источник: http://www.utro.ru/articles/2011/09/01/995709.shtml

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться

lazarev.org

Жестокие методы российских коллекторов | Общество | ИноСМИ

По мере обострения экономического кризиса все больше россиян попадают в долговую ловушку. Банки все более жестоко обращаются с должниками — они даже не останавливаются перед насилием над их детьми.

Семья Гусейновых проснулась в январе, потому что в детской комнате их двухлетнего сына разбились окна. Кто-то бросил коктейль Молотова на их дом в российском городе Ульяновске. Бутылка с зажигательной смесью упала на детскую кроватку, сын получил сильные ожоги.

Преступник тем временем был схвачен и скоро предстанет перед судом. Обвиняется бывший полицейский Дмитрий Ермилов. Он работал на одно кредитное учреждение. Жестокими методами шантажа он хотел заставить дедушку ребенка выплатить долги — в пересчете приблизительно 550 евро.

Нападение на дом шокировало всю страну, и это не единичный случай. В различных регионах России работают коллекторские компании, которые действуют, как преступные банды. По сообщениям СМИ недалеко от города Новосибирска коллекторы изнасиловали женщину. Два года назад в городе Пермь они до смерти избили мужчину. В другом случае они передали сообщение о смерти дочери одного должника, хотя она была еще жива.

«Просрочившим мужчинам предлагается продать свои почки»

Угрозы, драки, шантаж — все, что скорее напоминает методы из фильмов о мафии, является горькой реальностью в России, увязшей в состоянии экономического кризиса. Тема настолько актуальна, что даже в российском парламенте обсуждается закон, который должен лучше регулировать свободу действий коллекторов.Пресс-конференция председателя Банка России Э. НабиуллинойChatham House29.04.2016Die Presse08.04.2016Deutsche Welle07.03.2016EurasiaNet12.01.2016К насилию прибегают прежде всего мелкие коллекторские фирмы. Они работают не для банков, а скупают у так называемых микрофинансовых организаций кредиты. Это небольшие ссуды, которые выдаются под астрономические проценты от одного до двух процентов в день. Москва заполнена рекламой таких микрокредитов. Пестрые листки расклеены повсюду — на стенах, на остановках автобусов или в вагонах метро, в основном, на окраинах города.

Но и более крупные коллекторские фирмы не боятся оказывать давление на должников, пусть даже без применения физического насилия. Бывший коллектор Юрий Юнаков описывает методы: «Просрочившим женщинам обычно предлагается стать суррогатной матерью, а просрочившему мужчине могут предложить продать свою почку для выплаты долгов».

До того как стать коллектором, Юнаков был прокурором. Он говорит, что коллекторские фирмы предпочитают нанимать на работу мужчин, вроде него, то есть с опытом работы в полиции, прокуратуре или в службах безопасности. Сейчас Юнаков перешел на другую сторону и помогает российским должникам отделаться от коллекторских фирм. Среди прочего он предлагает своим клиентам установить приложение, которое автоматически распознает и блокирует номера телефонов соответствующих фирм. блокирует.

Однажды попав в долговую спираль

С тех пор как экономический кризис в России обострился, все чаще происходит, что россияне не в состоянии более выплачивать свои долги. По данным Объединенного кредитного бюро объем кредитов, которые не могут быть своевременно выплачены, в прошлом году в России вырос на 48% и достиг 15,7 миллиардов евро.

Всего в России в настоящее время не могут быть своевременно выплачены 12,6 миллионов кредитов. Реальные зарплаты в прошлом году упали более чем на 10%. Официальная безработица хотя и составляет всего лишь 6%, но многие фирмы неофициально ввели укороченный рабочий день. Многим россиянам денег хватает только на выживание.

Одна из них Наталия из Москвы, не пожелавшая назвать свое настоящее имя. Она сотрудница российского госучреждения, в месяц получает зарплату примерно в 670 евро. И ровно столько же она каждый месяц выплачивала банкам. Полтора года назад она в двух банках взяла кредиты на сумму в 27 тысяч евро для покупки квартиры на окраине города.

Когда-нибудь теряется контроль

Всю свою месячную зарплату она выплачивала банкам, а сама жила за счет побочного заработка, который зимой отпал. Чтобы выплачивать ежемесячные взносы, она взяла более мелкие кредиты в других банках, получила кредитную карточку с процентной ставкой в 36%. После этого она пошла в микрофинансовые фирмы, потому что только там она могла получить деньги.

Теперь Наталия должна ежемесячно выплачивать свои кредиторам около 1200 евро. Но денег у нее попросту нет, так что она прекратила ежемесячные выплаты. Один из ее кредитов был изменен, в прочих же случаях фирмы подключили коллекторов. «Они постоянно звонят мне, они приходят и к моим соседям, к друзьям и к работодателю», — рассказывает она.

Хотя в ее случае пока не прибегали к насилию, но коллекторы доставляют ей большие неприятности на работе. Какого-то выхода Наталия не видит. «Половина моих друзей находятся в похожей ситуации», — говорит она. «Они берут все новые кредиты, потому что не могут выплатить старые долги». Она уже не знает, сколько именно денег она должна своим кредиторам.

Слишком много ссуд в разных банках

Происки сомнительных коллекторских фирм для Павла Медведева, который уже семь лет является финансовым омбудсменом Союза российских банков, лишь вершина айсберга. Для него настоящая проблема состоит в том. что у должников в России нет никакого легального выхода из их ситуации.

С недавних пор в России есть новый закон, который позволяет объявить частное банкротство. " Правда, на практике этот закон не действует«, — говорит Медведев. Расходы на адвокатов и на оформление банкротства стоят, по его словам, более 2600 евро. В России большинство пострадавших людей не могут себе этого позволить.

Другие привычные методы, как, например, продление сроков кредита, в большинстве случаев «практически невозможны», — говорит Медведев, потому что потерпевшие зачастую взяли слишком много ссуд одновременно в разных банках.

Настоящей проблемой является экономический кризис

«Большая часть пострадавших должников просят меня о реструктуризации», — говорит Медведев. " К сожалению, мы сейчас не можем даже прочитать все письма, которые к нам поступают«, — говорит он, потому что вместе с ним его бюро состоит из четырех других коллег. В месяц они могут обработать не более 700 запросов.

Тон писем в последнее время стал все более отчаявшимся, люди жалуются не только на жестокие методы банков и коллекторских фирм, но все больше на правительство и на положение в стране.

«В 90-е годы в России были обманутые вкладчики, сегодня обманутые должники», — говорит Медведев. Тогда многие россияне стали жертвами финансовых пирамид и таким образом потеряли все свои деньги. Сегодня они берут все новые и новые кредиты, в наивном уверенности, что когда-нибудь смогут справиться со всей горой долгов.

Новую законодательную инициативу, которая должна призвать коллекторские фирмы к порядку, эксперт по долгам считает чистым популизмом. Потому что она устраняет только симптомы, а не настоящую проблему, которая состоит в обострении общей экономической ситуации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru