Отрицательные проценты. Отрицательный процент


Отрицательный процент - это... Что такое Отрицательный процент?

 Отрицательный процент ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕНТ

(negative interest) Вычет, производимый банком или другим депозитным учреждением за хранение суммы денег в течение определенного периода.

Финансы. Толковый словарь. 2-е изд. — М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Брайен Батлер, Брайен Джонсон, Грэм Сидуэл и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М.. 2000.

Отрицательный процент Отрицательный процент - процент, взимаемый банком за наличие депозитного счета, применяемый к вкладам иностранцев в национальной валюте. Отрицательный процент - фискальная мера, используемая для ограничения притока иностранного капитала.

По-английски: Negative interest

Синонимы:  Негативный процент

Синонимы английские:  Interest charge

См. также:  Банковские процентные ставки   Вклады  

Финансовый словарь Финам.

.

  • Отрицательный поток денежных средств
  • Отрицательный процентный риск

Смотреть что такое "Отрицательный процент" в других словарях:

  • отрицательный процент — Вычет, производимый банком или другим депозитным учреждением за хранение суммы денег в течение определенного периода. [http://www.vocable.ru/dictionary/533/symbol/97] Тематики финансы EN negative interest …   Справочник технического переводчика

  • Швейцарский национальный банк — (Schweizerische Nationalbank)         центральный эмиссионный банк Швейцарии. Учрежден в 1905 в Цюрихе. Имеет форму акционерного общества; 58% акций принадлежат кантонам, кантональным банкам и др. государственным учреждениям и 42% частным… …   Большая советская энциклопедия

  • Дополнительная валюта — 15 центов, выпущенные отелем Юнг в Бостоне …   Википедия

  • CHF — (Швейцарский франк) Национальная валюта Швейцарии, история появления, развития Информация о швейцарском франке, истории появления и развитияю месте франка в современной экономике Содержание денежная единица . Швейцарский Франк – это(код по… …   Энциклопедия инвестора

  • Фондирование — (Funding) Фондирование это процесс финансирования активных операций банка Ставка и коэффициент фондирования при расчетах матрицы, целевое фондирование и его источники Содержание >>>>>>>>> …   Энциклопедия инвестора

  • ПНЕВМОНИЯ — ПНЕВМОНИЯ. Содержание: I. Крупозная пневмония Этиология.................... ей Эпидемиология.................. 615 . Пат. анатомия...... ............ 622 Патогенез.................... 628 Клиника . .................... 6S1 II. Бронхопневмония… …   Большая медицинская энциклопедия

  • СИФИЛИС — СИФИЛИС. Содержание: I. История сифилиса...............515 II. Эпидемиология.................519 III. Социальное значение сифилиса........524 IV. Spirochaeta pallida .............,, 527 V. Патологическая анатомия...........533 VІ.… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Своп — (Swap) Своп это это соглашение между двумя контрагентами об обмене в будущем платежами в соответствии с определенными в контракте условиями Своп: валютный своп, сделка своп, кредитный своп, процентный своп, дефолтный своп, своп операции,… …   Энциклопедия инвестора

  • РЕВМАТИЗМ ОСТРЫЙ — РЕВМАТИЗМ ОСТРЫЙ. Содержание: Географическое распространение и статистика . 460 Этиология и патогенез............... 470 Патологическая анатомия............... 478 Симптомы и течение................ 484 Прогноз....................... 515 Диагноз …   Большая медицинская энциклопедия

  • Всемирный банк — (World Bank) Всемирный банк это межправительственное кредитное учреждение, целью которого является повышение уровня жизни развивающихся стран, путем оказания им финансовой помощи Определение Всемирный банк, история Всемирного банка, его… …   Энциклопедия инвестора

dic.academic.ru

Отрицательные проценты — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Отрицательные проценты, отрицательные процентные ставки центрального банка — гипотетическое, бессмысленное предложение по преодолению «забастовки капитала» в условиях ловушки ликвидности.

Разговоры об отрицательных банковских процентах начинаются в конце ростовщического цикла, когда механизм процентного перераспределения заканчивает свою работу и практически все деньги (безналичные и наличные) скапливаются на счетах небольшого количества ростовщиков, или в другой терминалогии, — на счетах «участников рынка», «инвесторов», «игроков».

Представители бизнеса, реальной экономики к этому времени полностью попадают в кабалу процентов, то есть по мошенническим договорам кредитов со сложными процентами рефинансирований и прочих «инструментов» все средства, поступающие на счета предприятий, мгновенно перераспределяются в собственность банков, в счёт уплаты долговых процентов. Долговая нагрузка на предприятия превосходит возможности роста экономики и количество разорений, банкротств начинает опережать создание новых предприятий. Пирамида мультиплицированных безналичных денежных знаков прекращает расширение.

Новые кредиты не выдаются, банковские мультипликаторы перестают фонтанировать свежей ликвидностью, инфляция замедляется. С банкротством банков и масштабным остановом мультипликации начинается дефицит безналичных и дефляция. Нет инфляции — ростовщикам выгоднее пережидать «в кэше».

«Правительство» удешевляет оптовые кредиты ЦБ до нуля, но розничные банки-ростовщики не хотят[1] кредитовать (деньги и так растут на дефляции) и не могут кредитовать (с реальной экономики двух шкур не снять), — ловушка ликвидности. Нежелание кредитовать розничные ростовщики демонстрируют через повышение своих ставок в ответ на обнуление оптовой ставки псевдо-правительственного ЦБ ростовщиков.

В этих условиях предложение отрицательных процентов цб, попытка ввести свежую ликвидность в оборот через безналичный мультипликатор цб (автоматизация раздачи денег банкам), такая попытка только увеличит счета немногих ростовщиков, деньги у гоев реальной экономики не появятся.

Угроза дефляционного коллапса заставляет правительство напрямую направлять «свежие» деньги гоям реальной экономики. Когда правительственные деньги начинают обесценивать капиталы ростовщиков, «скопленные» паразитами средства, во много раз превышающие товарное наполнение, одновременно вываливаются на рынок, вызывая гиперинфляционное завершение ростовщического цикла.

… отрицательная реальная процентная ставка не имеет ни малейшего отношения и никак не ведет к свободным деньгам Сильвио Гезеля. Свободные деньги предполагают отрицательную доходность не инструментов долга (облигаций), а непосредственно самого всеобщего эквивалента (денег). Иными словами, через год должны обесцениваться не долговые обязательства, а сами доллары (любая валюта).[2]

ЧерновикИсправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.

traditio.wiki

Отрицательный процент: смертельный симптом капитализма

Сегодня, в начале XXI века, мы являемся свидетелями многих событий, последствия которых могут иметь воистину глобальные и далеко идущие последствия. Одно из них – начавшееся весной 2013 года обсуждение в Европейском Союзе вопроса о возможном переходе банков к отрицательным процентным ставкам по депозитным счетам.

Некоторым этот вопрос может показаться не очень существенным на фоне каких-то других, более ярких и звучных новостей. Но я усматриваю в планах перехода Европы к отрицательным процентам признаки важного «перелома»: то ли развала, то ли плановой перестройки той банковской системы, которая на Западе упорно и продуманно выстраивалась на протяжении нескольких веков. Эта банковская система с самого начала была ядром, сердцевиной той модели общества, которую мы привыкли называть капитализмом. По сути это был ростовщический капитализм. Исчезновение нынешней банковской системы будет означать конец ростовщического капитализма.

1. КАК СОЗДАВАЛАСЬ МАШИНА ДЛЯ ДЕЛАНИЯ ДЕНЕГ ИЗ ВОЗДУХА

После буржуазных революций в Европе ростовщики-процентщики вышли из подполья, с этого времени они стали уважаемыми гражданами и получили титул «банкир». Благодаря тому, что ростовщики-банкиры быстро сумели войти во власть, они стали писать и принимать законы, которые еще больше укрепляли их могущество. Если раньше ростовщики выдавали кредиты за счет собственных средств, то в Новое время они стали в большей мере опираться на привлеченные средства клиентов – банковские депозиты. Банки из кредитных учреждений превратились в депозитно-кредитные организации. За размещение средств на депозитных счетах ростовщики даже платили проценты. Иногда очень щедрые. Но это не потому, что ростовщики были щедрыми, широкими натурами. А потому, что им удалось легализовать систему частичного (неполного) покрытия своих обязательств. Что это означает? Это означает, что на каждую единицу привлеченных денежных средств (золота или законных денежных знаков в наличной форме) они могли выдать безналичных кредитов на сумму, превышающие единицу. Сначала это могло быть, например, полторы единицы. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. И позднее на каждую единицу законных денег они запросто могли сделать 10 своих единиц. Была создана гениальная воровская машина делания денег из воздуха. Условием ее бесперебойного функционирования должен был быть приток средств на депозитные счета. Вот и платились весьма неплохие проценты держателям счетов для того, чтобы заработать еще большие деньги за счет кредитных операций. Своеобразная долговая пирамида, которая иногда обваливалась в результате массовых набегов вкладчиков. Такие обвалы назывались банковскими банкротствами и банковскими кризисами.

2. РАСЦВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА И МОНЕТАРИЗМА: ПЕРЕПРОИЗВОДСТВО ДЕНЕГ И ПАДАЮЩИЙ ПРОЦЕНТ

Теперь перенесемся в наше время. В 70-е гг. прошлого века с «печатных станков» центральных банков, которые выпускали законные платежные средства (наличные деньги), были сняты «золотые тормоза». Т.е. отменена привязка эмиссии (выпуска) денег к золотому запасу. Был осуществлен переход от золото-долларовой системы к бумажно-денежной системе. Количество законных денег стало стремительно расти, одновременно росли депозиты, еще стремительнее росли масса безналичных денег, выдаваемых (создаваемых) банками в процессе кредитования. В условиях банковского капитализма началось перепроизводство его главного продукта. Долгое время никто не замечал этого перепроизводства, потому что львиная доля денежной продукции уходила не на товарные, а финансовые рынки. На полную мощность работали не только «печатные станки», но также пропагандистская машина. Миру навязывалась идеология либерализма и монетаризма, без которой нельзя было раздувать финансовые рынки и создавать постоянно растущий спрос на продукцию «печатных станков».

В начале XXI века, тем не менее, обозначились признаки перепроизводства денежной массы. Разговор о причинах и деталях механизма этого перепроизводства выходит за рамки данной статьи (некоторые разъяснения см. в материале Института ВК «Дефляционная экономика против ростовщичетва» - прим. ред.). Признаком перепроизводства любого товара является падение цены на него. То же самое происходит с деньгами: их перепроизводство ведет к понижению кредитных и депозитных процентов. Перепроизводство денег происходило и раньше, но затем в результате кризисов происходило восстановление баланса денежного спроса и предложения. Последний финансовый кризис был глобальным. Это резко усложнило восстановление равновесия. Явная избыточность денег наблюдается уже несколько лет. Для констатации этого заключения не обязательно заниматься сложными макроэкономическими расчетами. Достаточно посмотреть на процентные ставки по активным и пассивным операциям банков. Россию из этого рассмотрения пока исключим (это особый случай). А вот в зоне «золотого миллиарда» ставки центральных банков по операциям рефинансирования и кредитования близки к нулю. У центрального банка Японии ставки по активным операциям уже давно находятся на нулевой отметке. У коммерческих банков они несколько выше нуля. Но они столь незначительны, что гигантских прибылей на кредитных операциях сегодня заработать частным банкам уже нельзя.

3. ЗАПАД ПЕРЕХОДИТ К ОТРИЦАТЕЛЬНОМУ ПРОЦЕНТУ

Строго говоря, отрицательные процентные ставки как по активным (кредиты), так и пассивным (депозиты) операциям банков случались еще до начала последнего финансового кризиса. Но речь идет о реальных процентных ставках. Последние рассчитываются как номинальные (обозначаемые в договорах) за вычетом обесценения денежных сумм под влиянием инфляции (или изменения валютного курса). Но такие отрицательные проценты – результат конъюнктурных колебаний, вызванные рынком потери. Такие неприятности периодически случались, но не рассматривались в качестве нормы жизни. Банкиры свою депозитно-кредитную политику все-таки всегда выстраивали исходя из положительных номинальных значений процентов и рассчитывая на то, что и реальные проценты также будут положительными. Но в XXI веке произошло то, чего не было ни в XX, ни в XIX вв. А именно возникли номинальные отрицательные проценты по депозитным операциям.

Наиболее яркий пример отрицательных процентов по активным операциям – ставки рефинансирования центрального банка Японии. Там уже на протяжении нескольких лет Банк Японии раздает деньги коммерческим банкам практически бесплатно или даже с небольшой отрицательной процентной ставкой – 0,25% (что стало результатом спровоцированного здесь кризиса в конце 1980-х, поэтому именно здесь, по проходившей в 2009 году информации, планировали полностью перейти на "гезеллевские"  электронные деньги с демерреджем, или уменьшающейся стоимостью - прим. ред.). А коммерческие банки выдают кредиты под весьма символический положительный процент. Можно взять в качестве примера банковскую систему США. Там в отдельные годы отрицательными были реальные проценты по кредитным операциям. Кредиты не дают необходимого заработка американским банкстерам. Мне могут возразить: последние данные показывают, что банки США в 2012 г. получили прибыль в размере 141 млрд. долл., и эта радостная новость была распиарена мировыми СМИ. Эта цифра не должна никого вводить в заблуждение. Во-первых, даже самые хилые банки после могучей бюджетной подпитки могут некоторое время показывать доходность. Но затем подпитка кончается, и они вновь впадают в коматозное состояние. Замечу, что в период последнего финансового кризиса из федерального бюджета США в банковскую систему страны было «влито» в общей сложности почти 2 трлн. долл. Скоро эффект этой мощной подпитки закончится. Во-вторых, основная часть доходов американских банков уже давно обеспечивается не за счет кредитных операций, а за счет спекулятивных инвестиций в ценные бумаги.

В ряде стран уже были сделаны попытки возвести отрицательные процентные ставки в ранг сознательной, официальной политики. Первым это сделал центральный банк Швеции (Риксбанк). Он решил провести эксперимент, установив с июля 2009 года отрицательные процентные ставки по средствам, принимаемым на свои депозиты от коммерческих банков (минус 0,25%). Мотивировалось это тем, что надо, мол, разворачивать коммерческие банки на кредитование экономики. Наиболее активным сторонником отрицательных ставок в Швеции стал заместитель управляющего Риксбанка Ларс Свенссон, признанный эксперт по теории монетаризма, тесно общающийся с главой американского Федерального резерва Беном Бернанке, с которым они вместе работали в Принстоне. Правда, в США возможность введения отрицательных процентных ставок обсуждается лишь в академических кругах, намеков на введение отрицательных процентных ставок Бернанке пока не делал. Центральные банки некоторых стран (в частности, Великобритании) заявили, что будут внимательно изучать шведский опыт.

Вторым после Риксбанка стал центральный банк Дании, который ввел в июле 2012 года отрицательные ставки по депозитам для сдерживания колебаний курса кроны по отношению к евро (во время пресс-конференции в декабре 2012 года глава ЕЦБ Марио Драги на вопрос о негативных процентных ставках заметил, что «обсуждение об их введении было, но пока решили их не применять». Тогда все решили, что отрицательные процентные ставки введут уже в январе, но на январском заседании заседание ЕЦБ этого так и не решились сделать - прим.ред.).

В феврале 2013 года Банк Англии заявил, что рассматривает отрицательные ставки в качестве возможной меры стабилизации экономики (впрочем, еще в 2010 году о перспективах введения денег с демерреджем намекал «отец евро» Бернар Лиетар – прим.ред).

В 2012 году ведущие швейцарские банки ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Под предлогом того, что это должно предотвратить резкое повышение курса швейцарского франка под влиянием притока денег из других стран Европы, держатели которых хотели спастись от долгового кризиса в еврозоне. Даже в условиях демонтажа банковской тайны швейцарские банки оказались для европейцев привлекательнее, чем немецкие и французские банки (не говоря уже про банки Южной Европы). Возникает парадоксальная ситуация: в мире после финансового кризиса появились банки, которые совершенно не похожи на депозитно-кредитные организации, которые существовали, по крайней мере, два столетия.

После кипрских событий представители разных кругов (академических, предпринимательских, государственных) задумались над простым вопросом: что представляют собой операции клиентов по размещении своих средств на депозитных счетах банков? Хранение имущества, инвестирование, кредитование? Вопрос этот теоретический. А в практическом плане не у кого нет сомнения в том, что средства на депозитах будут конфисковаться в объемах, необходимых для спасения банков. Возникает парадоксальная ситуация. Сегодня возник очень высокий риск потери средств на депозитных счетах. Принято считать, что в условиях рыночной экономики любой риск компенсируется (уравновешивается) ожиданием (обещанием) прибыли. В случае с банками нет никакого обещания прибыли в виде депозитных процентов. Более того, клиента еще обязывают платить за размещение средств на депозите. Очевидно, что такая ситуация находится в полном противоречии с принципами рыночной экономики, или традиционного ростовщического капитализма. Не только пряники, но даже иллюзии пряников в банковском мире для обывателя исчезли. Но не следует забывать, что у банкстеров кроме пряника наготове имеется еще кнут.

4. ЗАКАТ РОСТОВЩИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. ЧТО ДАЛЬШЕ?

В свое время Карл Маркс в третьем томе «Капитала» обосновал тезис под названием: «Тенденция нормы прибыли к понижению» (в оригинале у Маркса: Gesetz vom tendenziellen Fall der Profitrate). Как нетрудно догадаться из самого названия тезиса (его иногда еще называют законом), при капитализме по причине самих свойств этой модели экономики существует тенденция к уменьшению нормы прибыли в общеэкономическом масштабе. Прибыль при капитализме, как известно, выступает в трех основных формах: ссудный процент, промышленная прибыль, торговая прибыль. Поскольку в иерархии основных видов капитала наверху находится ссудный (банковский капитал), то торговая и промышленная прибыль, в конечном счете, присваиваются ссудным капиталистом (Маркс по известным причинам этого не писал, но этот момент прекрасно понимал). Фактически, читая Маркса между строк, приходишь к выводу: классик еще в 19 веке понимал, что ссудный процент будет неизбежно падать. И это будет означать вырождение самого ростовщического капитализма.

А дальше наступит такое общественное устройство, которое Маркс назвал «коммунизмом». С Марксом можно согласиться, что общественное устройство, называемое капитализмом, неустойчиво и обречено на исчезновение. Имеется сто один способ доказательства этой несложной теоремы. В том числе, используя упомянутый выше закон тенденции нормы прибыли к понижению. Сложнее у классиков обстоит дело с описанием того, что будет после капитализма. За полтора века после выхода в свет Манифеста коммунистической партии человечество имело возможность познакомиться в теории и на практике с разными модификациями «коммунизма» и «социализма», причем на фоне некоторых из них (например, «социализм» Пол Пота (псевдоним сокращение от французского «politique potentielle»/«политика возможного» - обкатка глобального эксперимента по сокращению населения и превращения страны в единый концлагерь - прим. ред) в Камбодже или «трудовые армии» Л. Троцкого) реальный капитализм «отдыхает». Отдельные модификации так называемого «коммунизма» и «социализма» напоминают концлагерь. Там тоже все будет «общее»: барак, труд, котел с похлебкой, крематорий. Между прочим, впервые практическая реализация проекта «концлагерь» была осуществлена не революционерам и большевиками, а британскими капиталистами во время англо-бурской войны.

(Поразительно, но вероятно именно религиозно-философские основы марксизма, берущие свои истоки из реформистского иудаизма Нахмана Крохмаля, привели к столь уродливому воплощению идеи - на том фоне, что "коммунизм" существовал давно и продолжает существовать - в семьях, монастрырях, в условиях экспедиции - прим. ред.)

Но вернемся к теме ссудного процента. Думаю, что даже у проницательного Маркса не хватило фантазии представить, что процент может стать отрицательным. Отрицательные процентные ставки по банковским депозитам – неизбежное следствие и свидетельство остановки развития реальной экономики. А реальная экономика окончательно перестала развиваться. Она не только не получала и не получает необходимой кредитной поддержки со стороны банков, но постоянно обескровливалась и продолжает обескровливаться за счет утечки денежных средств из реального сектора экономики на финансовые рынки. Иначе говоря, банки паразитировали за счет накопленных человечеством богатств и за счет реального сектора экономики. Сегодня паразит высосал уже почти все соки из своей жертвы и сам находится на грани жизни и смерти. Борясь за свое существование, банковский паразит готов идти на все, его агрессивность и беспощадность по отношению к обществу резко возрастает. Традиционные (экономические) методы паразитирования перестают работать. Отрицательные проценты по депозитам – признак того, что модель экономического и финансового строя, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении 19-20 вв., стала давать перебои и фактически разваливается на наших глазах. Мы становимся свидетелями (а отчасти и участниками) процесса перехода мира к другой финансово-экономической модели. Так что за введением банками отрицательных процентов могут последовать гораздо более серьезные события. Например, принятие банкстерами решения об «обнулении» в глобальных масштабах всех финансовых требований и обязательств. В новой модели роль денег резко сократится, а их функции будут иными, чем сейчас.

Очень вероятно установление жесткой диктатуры мировых банкиров, т.е. использование прямого насилия с целью превращения людей в рабов банкстеров. От экономических методов эксплуатации банкстеры постараются вернуться к прямому принуждению, т.е. к рабовладельческому способу производства. Очевидно, что в рабовладельческом обществе роль денег будет минимальна, рабам они не нужны, а для удовлетворения личных потребностей банкстеров денег потребуется не так уж много. «Золотой миллион» (банкстеры и родня) будут обслуживаться «грязным миллиардом». Все разговоры о «золотом миллиарде» - для профанов. Несколько миллиардов людей на планете вообще не вписываются в планы банкстеров (вернее, они вписываются в план глобального геноцида). Другой вопрос: насколько банкстерам это удастся? А если удастся, насколько они способны будут держать под контролем миллионные (или миллиардные) массы рабов? Банки из традиционных депозитно-кредитных организаций превратятся в центры «контроля и учета». Но не финансовых потоков и финансовых активов, а труда и производства. А точнее - контроля поведения человека и его мыслей.

О такой посткапиталистической модели общества еще в начале прошлого века писал известный немецкий социалист и финансист Рудольф Гильфердинг (автор широко известной книги «Финансовый капитал»). Он называл такое общество «организованным капитализмом», которое, по его мнению, будет уже иметь признаки социализма (в частности, исчезнет стихийный характер развития экономики). Банкиры, по его мнению, - основная движущая сила новейшей истории, они обеспечивают эволюционный переход от «дикого» капитализма к социализму через стадию «организованного капитализма». Социалистический идеал Гильфердинга - тоталитарное общество, управляемое банкирами. Уже после Гильфердинга некоторые яркие детали такого посткапиталистического общества дорисовали такие писатели и футурологи, как Джордж Оруэлл («Скотный двор», «1984» - причем последний роман написан на основе реальных планов капитализма, в осуществлении который волей судеб участвовал и сам автор - прим. ред) и Олдос Хаксли («О дивный новый мир»).

Нетрудно представить, что если банкстерам удастся загнать в концлагерь человечество, превратить сразу же всех рабов в управляемую биомассу будет сложно. Следовательно, неизбежно будут возникать гражданские конфликты (и даже войны) в результате противостояния людей диктатуре банкстеров. Велика будет вероятность «горячих» войн на международной арене; это будет жесточайшая борьба между отдельными банковскими паразитами за передел сфер влияния.

(Так сам ход истории показывают, что либерально-капиталистическое общество мутирует в общество псевдосоциалистическое под воздействием суперконцентарции капитала (о чем так же откровенно пишет  и Жак Аттали), где «по праву обладания» к власти приходит глобальная финэлита или «Короли крыс». А дальше предельная концентрация капитала превращается в абсолютную, тоталитарную власть, при которой деньги уже теряют смысл, и система превращается в распределительную, управляемую навязанными кодами «толерантного новояза», как в антиутопии «1984» - прим ред.)

Вполне вероятно, что нарисованный мною сценарий будущего – самый мрачный и пессимистичный. Другие сценарии более оптимистичны. Что надо, чтобы избежать всего того, что я перечислил выше? В первую очередь, знать и понимать, что мир находится на «переломе». Что банкстеры в очередной раз постараются воспользоваться этим «переломом» для того, чтобы повернуть колесо истории в нужном им направлении. Банкстеры до сих пор добивались успехов благодаря незнанию и непониманию их планов народом. А также незнанию и непониманию того, как устроена и функционирует капиталистическая финансово-банковская система. Наша задача – лишить их этого преимущества. Для начала надо понять: отрицательный процент – предвестник серьезных изменений и потрясений в мире.

 

Валентин Катасонов

«Институт высокого коммунитаризма»

alternatio.org

смертельный симптом капитализма 🔴 ✔ Информация для инвестора

Отрицательный процент: смертельный симптом капитализма

Как создавалась машина для делания денег из воздухаПосле буржуазных революций в Европе ростовщики-процентщики вышли из подполья, с этого времени они стали уважаемыми гражданами и получили титул «банкир».

Благодаря тому, что ростовщики-банкиры быстро сумели войти во власть, они стали писать и принимать законы, которые еще больше укрепляли их могущество. Если раньше ростовщики выдавали кредиты за счет собственных средств, то в Новое время они стали в большей мере опираться на привлеченные средства клиентов – банковские депозиты. Банки из кредитных учреждений превратились в депозитно-кредитные организации.

За размещение средств на депозитных счетах ростовщики даже платили проценты. Иногда очень щедрые. Но это не потому, что ростовщики были щедрыми, широкими натурами. А потому, что им удалось легализовать систему частичного (неполного) покрытия своих обязательств.

Что это означает? Это означает, что на каждую единицу привлеченных денежных средств (золота или законных денежных знаков в наличной форме) они могли выдать безналичных кредитов на сумму, превышающие единицу.

Сначала это могло быть, например, полторы единицы. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. И позднее на каждую единицу законных денег они запросто могли сделать 10 своих единиц. Была создана гениальная воровская машина делания денег из воздуха. Условием ее бесперебойного функционирования должен был быть приток средств на депозитные счета.

Вот и платились весьма неплохие проценты держателям счетов для того, чтобы заработать еще большие деньги за счет кредитных операций. Своеобразная долговая пирамида, которая иногда обваливалась в результате массовых набегов вкладчиков. Такие обвалы назывались банковскими банкротствами и банковскими кризисами.

Расцвет либерализма и монетаризма: перепроизводство денег и падающий процент

Теперь перенесемся в наше время. В 70-е гг. прошлого века с «печатных станков» центральных банков, которые выпускали законные платежные средства (наличные деньги), были сняты «золотые тормоза». Т.е. отменена привязка эмиссии (выпуска) денег к золотому запасу. Был осуществлен переход от золото-долларовой системы к бумажно-денежной системе. Количество законных денег стало стремительно расти, одновременно росли депозиты, еще стремительнее росли масса безналичных денег, выдаваемых (создаваемых) банками в процессе кредитования. В условиях банковского капитализма началось перепроизводство его главного продукта. Долгое время никто не замечал этого перепроизводства, потому что львиная доля денежной продукции уходила не на товарные, а финансовые рынки. На полную мощность работали не только «печатные станки», но также пропагандистская машина. Миру навязывалась идеология либерализма и монетаризма, без которой нельзя было раздувать финансовые рынки и создавать постоянно растущий спрос на продукцию «печатных станков».

перепроизводство денег и падающий процент

В начале XXI века, тем не менее, обозначились признаки перепроизводства денежной массы. Разговор о причинах и деталях механизма этого перепроизводства выходит за рамки данной статьи (некоторые разъяснения см. в материале Института ВК «Дефляционная экономика против ростовщичетва» — прим. ред.). Признаком перепроизводства любого товара является падение цены на него. То же самое происходит с деньгами: их перепроизводство ведет к понижению кредитных и депозитных процентов. Перепроизводство денег происходило и раньше, но затем в результате кризисов происходило восстановление баланса денежного спроса и предложения.

Последний финансовый кризис был глобальным. Это резко усложнило восстановление равновесия. Явная избыточность денег наблюдается уже несколько лет. Для констатации этого заключения не обязательно заниматься сложными макроэкономическими расчетами. Достаточно посмотреть на процентные ставки по активным и пассивным операциям банков. Россию из этого рассмотрения пока исключим (это особый случай). А вот в зоне «золотого миллиарда» ставки центральных банков по операциям рефинансирования и кредитования близки к нулю. У центрального банка Японии ставки по активным операциям уже давно находятся на нулевой отметке. У коммерческих банков они несколько выше нуля. Но они столь незначительны, что гигантских прибылей на кредитных операциях сегодня заработать частным банкам уже нельзя.

Запад переходит к отрицательному проценту

Строго говоря, отрицательные процентные ставки как по активным (кредиты), так и пассивным (депозиты) операциям банков случались еще до начала последнего финансового кризиса. Но речь идет о реальных процентных ставках. Последние рассчитываются как номинальные (обозначаемые в договорах) за вычетом обесценения денежных сумм под влиянием инфляции (или изменения валютного курса). Но такие отрицательные проценты – результат конъюнктурных колебаний, вызванные рынком потери. Такие неприятности периодически случались, но не рассматривались в качестве нормы жизни. Банкиры свою депозитно-кредитную политику все-таки всегда выстраивали исходя из положительных номинальных значений процентов и рассчитывая на то, что и реальные проценты также будут положительными. Но в XXI веке произошло то, чего не было ни в XX, ни в XIX вв. А именно возникли номинальные отрицательные проценты по депозитным операциям.

Наиболее яркий пример отрицательных процентов по активным операциям – ставки рефинансирования центрального банка Японии. Там уже на протяжении нескольких лет Банк Японии раздает деньги коммерческим банкам практически бесплатно или даже с небольшой отрицательной процентной ставкой – 0,25% (что стало результатом спровоцированного здесь кризиса в конце1980-х, поэтому именно здесь, по проходившей в 2009 году информации, планировали полностью перейти на «гезеллевские» электронные деньги с демерреджем, или уменьшающейся стоимостью — прим.ред.). А коммерческие банки выдают кредиты под весьма символический положительный процент. Можно взять в качестве примера банковскую систему США. Там в отдельные годы отрицательными были реальные проценты по кредитным операциям. Кредиты не дают необходимого заработка американским банкстерам.

Мне могут возразить: последние данные показывают, что банки США в 2012 г. получили прибыль в размере 141 млрд. долл., и эта радостная новость была распиарена мировыми СМИ. Эта цифра не должна никого вводить в заблуждение. Во-первых, даже самые хилые банки после могучей бюджетной подпитки могут некоторое время показывать доходность. Но затем подпитка кончается, и они вновь впадают в коматозное состояние. Замечу, что в период последнего финансового кризиса из федерального бюджета США в банковскую систему страны было «влито» в общей сложности почти 2 трлн. долл. Скоро эффект этой мощной подпитки закончится. Во-вторых, основная часть доходов американских банков уже давно обеспечивается не за счет кредитных операций, а за счет спекулятивных инвестиций в ценные бумаги.

В ряде стран уже были сделаны попытки возвести отрицательные процентные ставки в ранг сознательной, официальной политики. Первым это сделал центральный банк Швеции (Риксбанк). Он решил провести эксперимент, установив с июля 2009 года отрицательные процентные ставки по средствам, принимаемым на свои депозиты от коммерческих банков (минус 0,25%). Мотивировалось это тем, что надо, мол, разворачивать коммерческие банки на кредитование экономики. Наиболее активным сторонником отрицательных ставок в Швеции стал заместитель управляющего Риксбанка Ларс Свенссон, признанный эксперт по теории монетаризма, тесно общающийся с главой американского Федерального резерва Беном Бернанке, с которым они вместе работали в Принстоне. Правда, в США возможность введения отрицательных процентных ставок обсуждается лишь в академических кругах, намеков на введение отрицательных процентных ставок Бернанке пока не делал. Центральные банки некоторых стран (в частности, Великобритании) заявили, что будут внимательно изучать шведский опыт.

Вторым после Риксбанка стал центральный банк Дании, который ввел в июле 2012 года отрицательные ставки по депозитам для сдерживания колебаний курса кроны по отношению к евро (во время пресс-конференции в декабре 2012 года глава ЕЦБ Марио Драги на вопрос о негативных процентных ставках заметил, что «обсуждение об их введении было, но пока решили их не применять». Тогда все решили, что отрицательные процентные ставки введут уже в январе, но на январском заседании заседание ЕЦБ этого так и не решились сделать — прим.ред.).

В феврале 2013 года Банк Англии заявил, что рассматривает отрицательные ставки в качестве возможной меры стабилизации экономики (впрочем, еще в 2010 году о перспективах введения денег с демерреджем намекал «отец евро» Бернар Лиетар – прим.ред)..

В 2012 году ведущие швейцарские банки ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Под предлогом того, что это должно предотвратить резкое повышение курса швейцарского франка под влиянием притока денег из других стран Европы, держатели которых хотели спастись от долгового кризиса в еврозоне. Даже в условиях демонтажа банковской тайны швейцарские банки оказались для европейцев привлекательнее, чем немецкие и французские банки (не говоря уже про банки Южной Европы). Возникает парадоксальная ситуация: в мире после финансового кризиса появились банки, которые совершенно не похожи на депозитно-кредитные организации, которые существовали, по крайней мере, два столетия.

После кипрских событий представители разных кругов (академических, предпринимательских, государственных) задумались над простым вопросом: что представляют собой операции клиентов по размещении своих средств на депозитных счетах банков? Хранение имущества, инвестирование, кредитование? Вопрос этот теоретический. А в практическом плане не у кого нет сомнения в том, что средства на депозитах будут конфисковаться в объемах, необходимых для спасения банков. Возникает парадоксальная ситуация. Сегодня возник очень высокий риск потери средств на депозитных счетах. Принято считать, что в условиях рыночной экономики любой риск компенсируется (уравновешивается) ожиданием (обещанием) прибыли. В случае с банками нет никакого обещания прибыли в виде депозитных процентов. Более того, клиента еще обязывают платить за размещение средств на депозите. Очевидно, что такая ситуация находится в полном противоречии с принципами рыночной экономики, или традиционного ростовщического капитализма. Не только пряники, но даже иллюзии пряников в банковском мире для обывателя исчезли. Но не следует забывать, что у банкстеров кроме пряника наготове имеется еще кнут.

Закат ростовщического капитализма. Что дальше?

Как создавалась машина для делания денег из воздухаВ свое время Карл Маркс в третьем томе «Капитала» обосновал тезис под названием: «Тенденция нормы прибыли к понижению» (в оригинале у Маркса: Gesetz vom tendenziellen Fall der Profitrate). Как нетрудно догадаться из самого названия тезиса (его иногда еще называют законом), при капитализме по причине самих свойств этой модели экономики существует тенденция к уменьшению нормы прибыли в общеэкономическом масштабе. Прибыль при капитализме, как известно, выступает в трех основных формах: ссудный процент, промышленная прибыль, торговая прибыль. Поскольку в иерархии основных видов капитала наверху находится ссудный (банковский капитал), то торговая и промышленная прибыль, в конечном счете, присваиваются ссудным капиталистом (Маркс по известным причинам этого не писал, но этот момент прекрасно понимал). Фактически, читая Маркса между строк, приходишь к выводу: классик еще в 19 веке понимал, что ссудный процент будет неизбежно падать. И это будет означать вырождение самого ростовщического капитализма.

А дальше наступит такое общественное устройство, которое Маркс назвал «коммунизмом». С Марксом можно согласиться, что общественное устройство, называемое капитализмом, неустойчиво и обречено на исчезновение. Имеется сто один способ доказательства этой несложной теоремы. В том числе, используя упомянутый выше закон тенденции нормы прибыли к понижению. Сложнее у классиков обстоит дело с описанием того, что будет после капитализма. За полтора века после выхода в свет Манифеста коммунистической партии человечество имело возможность познакомиться в теории и на практике с разными модификациями «коммунизма» и «социализма», причем на фоне некоторых из них (например, «социализм» Пол Пота (псевдоним сокращение от французского «politique potentielle»/«политика возможного» — обкатка глобального эксперимента по сокращению населения и превращения страны в единый концлагерь — прим. ред) в Камбодже или «трудовые армии» Л. Троцкого) реальный капитализм «отдыхает». Отдельные модификации так называемого «коммунизма» и «социализма» напоминают концлагерь. Там тоже все будет «общее»: барак, труд, котел с похлебкой, крематорий. Между прочим, впервые практическая реализация проекта «концлагерь» была осуществлена не революционерам и большевиками, а британскими капиталистами во время англо-бурской войны.

(Поразительно, но вероятно именно религиозно-философские основы марксизма, берущие свои истоки из реформистского иудаизма Нахмана Крохмаля, привели к столь уродливому воплощению идеи — на том фоне, что «коммунизм» существовал давно и продолжает существовать — в семьях, монастрырях, в условиях экспедиции — прим. ред.)

Но вернемся к теме ссудного процента. Думаю, что даже у проницательного Маркса не хватило фантазии представить, что процент может стать отрицательным. Отрицательные процентные ставки по банковским депозитам – неизбежное следствие и свидетельство остановки развития реальной экономики. А реальная экономика окончательно перестала развиваться. Она не только не получала и не получает необходимой кредитной поддержки со стороны банков, но постоянно обескровливалась и продолжает обескровливаться за счет утечки денежных средств из реального сектора экономики на финансовые рынки. Иначе говоря, банки паразитировали за счет накопленных человечеством богатств и за счет реального сектора экономики. Сегодня паразит высосал уже почти все соки из своей жертвы и сам находится на грани жизни и смерти. Борясь за свое существование, банковский паразит готов идти на все, его агрессивность и беспощадность по отношению к обществу резко возрастает. Традиционные (экономические) методы паразитирования перестают работать. Отрицательные проценты по депозитам – признак того, что модель экономического и финансового строя, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении 19-20 вв., стала давать перебои и фактически разваливается на наших глазах. Мы становимся свидетелями (а отчасти и участниками) процесса перехода мира к другой финансово-экономической модели (еще раз, см. «Дефляционная экономика против ростовщичетва» — прим. ред.). Так что за введением банками отрицательных процентов могут последовать гораздо более серьезные события. Например, принятие банкстерами решения об «обнулении» в глобальных масштабах всех финансовых требований и обязательств. В новой модели роль денег резко сократится, а их функции будут иными, чем сейчас.

Очень вероятно установление жесткой диктатуры мировых банкиров, т.е. использование прямого насилия с целью превращения людей в рабов банкстеров. От экономических методов эксплуатации банкстеры постараются вернуться к прямому принуждению, т.е. к рабовладельческому способу производства. Очевидно, что в рабовладельческом обществе роль денег будет минимальна, рабам они не нужны, а для удовлетворения личных потребностей банкстеров денег потребуется не так уж много. «Золотой миллион» (банкстеры и родня) будут обслуживаться «грязным миллиардом». Все разговоры о «золотом миллиарде» — для профанов. Несколько миллиардов людей на планете вообще не вписываются в планы банкстеров (вернее, они вписываются в план глобального геноцида). Другой вопрос: насколько банкстерам это удастся? А если удастся, насколько они способны будут держать под контролем миллионные (или миллиардные) массы рабов? Банки из традиционных депозитно-кредитных организаций превратятся в центры «контроля и учета». Но не финансовых потоков и финансовых активов, а труда и производства. А точнее — контроля поведения человека и его мыслей.

О такой посткапиталистической модели общества еще в начале прошлого века писал известный немецкий социалист и финансист Рудольф Гильфердинг (автор широко известной книги «Финансовый капитал»). Он называл такое общество «организованным капитализмом», которое, по его мнению, будет уже иметь признаки социализма (в частности, исчезнет стихийный характер развития экономики). Банкиры, по его мнению, — основная движущая сила новейшей истории, они обеспечивают эволюционный переход от «дикого» капитализма к социализму через стадию «организованного капитализма». Социалистический идеал Гильфердинга — тоталитарное общество, управляемое банкирами. Уже после Гильфердинга некоторые яркие детали такого посткапиталистического общества дорисовали такие писатели и футурологи, как Джордж Оруэлл («Скотный двор», «1984» — причем последний роман написан на основе реальных планов капитализма, в осуществлении который волей судеб участвовал и сам автор — прим. ред) и Олдос Хаксли («О дивный новый мир»).

Нетрудно представить, что если банкстерам удастся загнать в концлагерь человечество, превратить сразу же всех рабов в управляемую биомассу будет сложно. Следовательно, неизбежно будут возникать гражданские конфликты (и даже войны) в результате противостояния людей диктатуре банкстеров. Велика будет вероятность «горячих» войн на международной арене; это будет жесточайшая борьба между отдельными банковскими паразитами за передел сфер влияния.

(Так сам ход истории показывают, что либерально-капиталистическое общество мутирует в общество псевдосоциалистическое под воздействием суперконцентарции капитала (о чем так же откровенно пишет и Жак Аттали), где «по праву обладания» к власти приходит глобальная финэлита или «Короли крыс». А дальше предельная концентрация капитала превращается в абсолютную, тоталитарную власть, при которой деньги уже теряют смысл, и система превращается в распределительную, управляемую навязанными кодами «толерантного новояза», как в антиутопии «1984» — прим ред.)

Вполне вероятно, что нарисованный мною сценарий будущего – самый мрачный и пессимистичный. Другие сценарии более оптимистичны. Что надо, чтобы избежать всего того, что я перечислил выше? В первую очередь, знать и понимать, что мир находится на «переломе». Что банкстеры в очередной раз постараются воспользоваться этим «переломом» для того, чтобы повернуть колесо истории в нужном им направлении. Банкстеры до сих пор добивались успехов благодаря незнанию и непониманию их планов народом. А также незнанию и непониманию того, как устроена и функционирует капиталистическая финансово-банковская система. Наша задача – лишить их этого преимущества. Для начала надо понять: отрицательный процент – предвестник серьезных изменений и потрясений в мире.

Валентин Катасонов

xerurg.com

Отрицательный процент — с русского

См. также в других словарях:

  • Отрицательный процент — (negative interest) Вычет, производимый банком или другим депозитным учреждением за хранение суммы денег в течение определенного периода. Финансы. Толковый словарь. 2 е изд. М.: ИНФРА М , Издательство Весь Мир . Брайен Батлер, Брайен Джонсон,… …   Финансовый словарь

  • отрицательный процент — Вычет, производимый банком или другим депозитным учреждением за хранение суммы денег в течение определенного периода. [http://www.vocable.ru/dictionary/533/symbol/97] Тематики финансы EN negative interest …   Справочник технического переводчика

  • Швейцарский национальный банк — (Schweizerische Nationalbank)         центральный эмиссионный банк Швейцарии. Учрежден в 1905 в Цюрихе. Имеет форму акционерного общества; 58% акций принадлежат кантонам, кантональным банкам и др. государственным учреждениям и 42% частным… …   Большая советская энциклопедия

  • Дополнительная валюта — 15 центов, выпущенные отелем Юнг в Бостоне …   Википедия

  • CHF — (Швейцарский франк) Национальная валюта Швейцарии, история появления, развития Информация о швейцарском франке, истории появления и развитияю месте франка в современной экономике Содержание денежная единица . Швейцарский Франк – это(код по… …   Энциклопедия инвестора

  • Фондирование — (Funding) Фондирование это процесс финансирования активных операций банка Ставка и коэффициент фондирования при расчетах матрицы, целевое фондирование и его источники Содержание >>>>>>>>> …   Энциклопедия инвестора

  • ПНЕВМОНИЯ — ПНЕВМОНИЯ. Содержание: I. Крупозная пневмония Этиология.................... ей Эпидемиология.................. 615 . Пат. анатомия...... ............ 622 Патогенез.................... 628 Клиника . .................... 6S1 II. Бронхопневмония… …   Большая медицинская энциклопедия

  • СИФИЛИС — СИФИЛИС. Содержание: I. История сифилиса...............515 II. Эпидемиология.................519 III. Социальное значение сифилиса........524 IV. Spirochaeta pallida .............,, 527 V. Патологическая анатомия...........533 VІ.… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Своп — (Swap) Своп это это соглашение между двумя контрагентами об обмене в будущем платежами в соответствии с определенными в контракте условиями Своп: валютный своп, сделка своп, кредитный своп, процентный своп, дефолтный своп, своп операции,… …   Энциклопедия инвестора

  • РЕВМАТИЗМ ОСТРЫЙ — РЕВМАТИЗМ ОСТРЫЙ. Содержание: Географическое распространение и статистика . 460 Этиология и патогенез............... 470 Патологическая анатомия............... 478 Симптомы и течение................ 484 Прогноз....................... 515 Диагноз …   Большая медицинская энциклопедия

  • Всемирный банк — (World Bank) Всемирный банк это межправительственное кредитное учреждение, целью которого является повышение уровня жизни развивающихся стран, путем оказания им финансовой помощи Определение Всемирный банк, история Всемирного банка, его… …   Энциклопедия инвестора

translate.academic.ru

Отрицательный процент: смертельный симптом капитализма.

 

20 июня 2013, Валентин Катасонов

Сегодня, в начале XXI века, мы являемся свидетелями многих событий, последствия которых могут иметь воистину глобальные и далеко идущие последствия. Одно из них – начавшееся весной 2013 года обсуждение в Европейском Союзе вопроса о возможном переходе банков к отрицательным процентным ставкам по депозитным счетам

Некоторым этот вопрос может показаться не очень существенным на фоне каких-то других, более ярких и звучных новостей. Но я усматриваю в планах перехода Европы к отрицательным процентам признаки важного «перелома»: то ли развала, то ли плановой перестройки той банковской системы, которая на Западе упорно и продуманно выстраивалась на протяжении нескольких веков. Эта банковская система с самого начала была ядром, сердцевиной той модели общества, которую мы привыкли называть капитализмом. По сути это был ростовщический капитализм. Исчезновение нынешней банковской системы будет означать конец ростовщического капитализма. 

1. КАК СОЗДАВАЛАСЬ МАШИНА ДЛЯ ДЕЛАНИЯ ДЕНЕГ ИЗ ВОЗДУХА

После буржуазных революций в Европе ростовщики-процентщики вышли из подполья, с этого времени они стали уважаемыми гражданами и получили титул «банкир». Благодаря тому, что ростовщики-банкиры быстро сумели войти во власть, они стали писать и принимать законы, которые еще больше укрепляли их могущество. Если раньше ростовщики выдавали кредиты за счет собственных средств, то в Новое время они стали в большей мере опираться на привлеченные средства клиентов – банковские депозиты. Банки из кредитных учреждений превратились в депозитно-кредитные организации. За размещение средств на депозитных счетах ростовщики даже платили проценты. Иногда очень щедрые. Но это не потому, что ростовщики были щедрыми, широкими натурами. А потому, что им удалось легализовать систему частичного (неполного) покрытия своих обязательств. Что это означает? Это означает, что на каждую единицу привлеченных денежных средств (золота или законных денежных знаков в наличной форме) они могли выдать безналичных кредитов на сумму, превышающие единицу. Сначала это могло быть, например, полторы единицы. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. И позднее на каждую единицу законных денег они запросто могли сделать 10 своих единиц. Была создана гениальная воровская машина делания денег из воздуха. Условием ее бесперебойного функционирования должен был быть приток средств на депозитные счета. Вот и платились весьма неплохие проценты держателям счетов для того, чтобы заработать еще большие деньги за счет кредитных операций. Своеобразная долговая пирамида, которая иногда обваливалась в результате массовых набегов вкладчиков. Такие обвалы назывались банковскими банкротствами и банковскими кризисами.

2. РАСЦВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА И МОНЕТАРИЗМА: ПЕРЕПРОИЗВОДСТВО ДЕНЕГ И ПАДАЮЩИЙ ПРОЦЕНТ

Теперь перенесемся в наше время. В 70-е гг. прошлого века с «печатных станков» центральных банков, которые выпускали законные платежные средства (наличные деньги), были сняты «золотые тормоза». Т.е. отменена привязка эмиссии (выпуска) денег к золотому запасу. Был осуществлен переход от золото-долларовой системы к бумажно-денежной системе. Количество законных денег стало стремительно расти, одновременно росли депозиты, еще стремительнее росли масса безналичных денег, выдаваемых (создаваемых) банками в процессе кредитования. В условиях банковского капитализма началось перепроизводство его главного продукта. Долгое время никто не замечал этого перепроизводства, потому что львиная доля денежной продукции уходила не на товарные, а финансовые рынки. На полную мощность работали не только «печатные станки», но также пропагандистская машина. Миру навязывалась идеология либерализма и монетаризма, без которой нельзя было раздувать финансовые рынки и создавать постоянно растущий спрос на продукцию «печатных станков».

В начале XXI века, тем не менее, обозначились признаки перепроизводства денежной массы. Разговор о причинах и деталях механизма этого перепроизводства выходит за рамки данной статьи (некоторые разъяснения см. в материале Института ВК «Дефляционная экономика против ростовщичетва» - прим. ред.). Признаком перепроизводства любого товара является падение цены на него. То же самое происходит с деньгами: их перепроизводство ведет к понижению кредитных и депозитных процентов. Перепроизводство денег происходило и раньше, но затем в результате кризисов происходило восстановление баланса денежного спроса и предложения. Последний финансовый кризис был глобальным. Это резко усложнило восстановление равновесия. Явная избыточность денег наблюдается уже несколько лет. Для констатации этого заключения не обязательно заниматься сложными макроэкономическими расчетами. Достаточно посмотреть на процентные ставки по активным и пассивным операциям банков. Россию из этого рассмотрения пока исключим (это особый случай). А вот в зоне «золотого миллиарда» ставки центральных банков по операциям рефинансирования и кредитования близки к нулю. У центрального банка Японии ставки по активным операциям уже давно находятся на нулевой отметке. У коммерческих банков они несколько выше нуля. Но они столь незначительны, что гигантских прибылей на кредитных операциях сегодня заработать частным банкам уже нельзя.

3. ЗАПАД ПЕРЕХОДИТ К ОТРИЦАТЕЛЬНОМУ ПРОЦЕНТУ

Строго говоря, отрицательные процентные ставки как по активным (кредиты), так и пассивным (депозиты) операциям банков случались еще до начала последнего финансового кризиса. Но речь идет о реальных процентных ставках. Последние рассчитываются как номинальные (обозначаемые в договорах) за вычетом обесценения денежных сумм под влиянием инфляции (или изменения валютного курса). Но такие отрицательные проценты – результат конъюнктурных колебаний, вызванные рынком потери. Такие неприятности периодически случались, но не рассматривались в качестве нормы жизни. Банкиры свою депозитно-кредитную политику все-таки всегда выстраивали исходя из положительных номинальных значений процентов и рассчитывая на то, что и реальные проценты также будут положительными. Но в XXI веке произошло то, чего не было ни в XX, ни в XIX вв. А именно возникли номинальные отрицательные проценты по депозитным операциям.

Наиболее яркий пример отрицательных процентов по активным операциям – ставки рефинансирования центрального банка Японии. Там уже на протяжении нескольких лет Банк Японии раздает деньги коммерческим банкам практически бесплатно или даже с небольшой отрицательной процентной ставкой – 0,25% (что стало результатом спровоцированного здесь кризиса в конце1980-х, поэтому именно здесь, по проходившей в 2009 году информации, планировали полностью перейти на "гезеллевские" электронные деньги с демерреджем, или уменьшающейся стоимостью - прим.ред.). А коммерческие банки выдают кредиты под весьма символический положительный процент. Можно взять в качестве примера банковскую систему США. Там в отдельные годы отрицательными были реальные проценты по кредитным операциям. Кредиты не дают необходимого заработка американским банкстерам. Мне могут возразить: последние данные показывают, что банки США в 2012 г. получили прибыль в размере 141 млрд. долл., и эта радостная новость была распиарена мировыми СМИ. Эта цифра не должна никого вводить в заблуждение. Во-первых, даже самые хилые банки после могучей бюджетной подпитки могут некоторое время показывать доходность. Но затем подпитка кончается, и они вновь впадают в коматозное состояние. Замечу, что в период последнего финансового кризиса из федерального бюджета США в банковскую систему страны было «влито» в общей сложности почти 2 трлн. долл. Скоро эффект этой мощной подпитки закончится. Во-вторых, основная часть доходов американских банков уже давно обеспечивается не за счет кредитных операций, а за счет спекулятивных инвестиций в ценные бумаги.

В ряде стран уже были сделаны попытки возвести отрицательные процентные ставки в ранг сознательной, официальной политики. Первым это сделал центральный банк Швеции (Риксбанк). Он решил провести эксперимент, установив с июля 2009 года отрицательные процентные ставки по средствам, принимаемым на свои депозиты от коммерческих банков (минус 0,25%). Мотивировалось это тем, что надо, мол, разворачивать коммерческие банки на кредитование экономики. Наиболее активным сторонником отрицательных ставок в Швеции стал заместитель управляющего Риксбанка Ларс Свенссон, признанный эксперт по теории монетаризма, тесно общающийся с главой американского Федерального резерва Беном Бернанке, с которым они вместе работали в Принстоне. Правда, в США возможность введения отрицательных процентных ставок обсуждается лишь в академических кругах, намеков на введение отрицательных процентных ставок Бернанке пока не делал. Центральные банки некоторых стран (в частности, Великобритании) заявили, что будут внимательно изучать шведский опыт.

Вторым после Риксбанка стал центральный банк Дании, который ввел в июле 2012 года отрицательные ставки по депозитам для сдерживания колебаний курса кроны по отношению к евро (во время пресс-конференции в декабре 2012 года глава ЕЦБ Марио Драги на вопрос о негативных процентных ставках заметил, что «обсуждение об их введении было, но пока решили их не применять». Тогда все решили, что отрицательные процентные ставки введут уже в январе, но на январском заседании заседание ЕЦБ этого так и не решились сделать - прим.ред.).

В феврале 2013 года Банк Англии заявил, что рассматривает отрицательные ставки в качестве возможной меры стабилизации экономики (впрочем, еще в 2010 году о перспективах введения денег с демерреджем намекал «отец евро» Бернар Лиетар – прим.ред)..

В 2012 году ведущие швейцарские банки ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Под предлогом того, что это должно предотвратить резкое повышение курса швейцарского франка под влиянием притока денег из других стран Европы, держатели которых хотели спастись от долгового кризиса в еврозоне. Даже в условиях демонтажа банковской тайны швейцарские банки оказались для европейцев привлекательнее, чем немецкие и французские банки (не говоря уже про банки Южной Европы). Возникает парадоксальная ситуация: в мире после финансового кризиса появились банки, которые совершенно не похожи на депозитно-кредитные организации, которые существовали, по крайней мере, два столетия.

После кипрских событий представители разных кругов (академических, предпринимательских, государственных) задумались над простым вопросом: что представляют собой операции клиентов по размещении своих средств на депозитных счетах банков? Хранение имущества, инвестирование, кредитование? Вопрос этот теоретический. А в практическом плане не у кого нет сомнения в том, что средства на депозитах будут конфисковаться в объемах, необходимых для спасения банков. Возникает парадоксальная ситуация. Сегодня возник очень высокий риск потери средств на депозитных счетах. Принято считать, что в условиях рыночной экономики любой риск компенсируется (уравновешивается) ожиданием (обещанием) прибыли. В случае с банками нет никакого обещания прибыли в виде депозитных процентов. Более того, клиента еще обязывают платить за размещение средств на депозите. Очевидно, что такая ситуация находится в полном противоречии с принципами рыночной экономики, или традиционного ростовщического капитализма. Не только пряники, но даже иллюзии пряников в банковском мире для обывателя исчезли. Но не следует забывать, что у банкстеров кроме пряника наготове имеется еще кнут.

4. ЗАКАТ РОСТОВЩИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. ЧТО ДАЛЬШЕ?

В свое время Карл Маркс в третьем томе «Капитала» обосновал тезис под названием: «Тенденция нормы прибыли к понижению» (в оригинале у Маркса: Gesetz vom tendenziellen Fall der Profitrate). Как нетрудно догадаться из самого названия тезиса (его иногда еще называют законом), при капитализме по причине самих свойств этой модели экономики существует тенденция к уменьшению нормы прибыли в общеэкономическом масштабе. Прибыль при капитализме, как известно, выступает в трех основных формах: ссудный процент, промышленная прибыль, торговая прибыль. Поскольку в иерархии основных видов капитала наверху находится ссудный (банковский капитал), то торговая и промышленная прибыль, в конечном счете, присваиваются ссудным капиталистом (Маркс по известным причинам этого не писал, но этот момент прекрасно понимал). Фактически, читая Маркса между строк, приходишь к выводу: классик еще в 19 веке понимал, что ссудный процент будет неизбежно падать. И это будет означать вырождение самого ростовщического капитализма. 

А дальше наступит такое общественное устройство, которое Маркс назвал «коммунизмом». С Марксом можно согласиться, что общественное устройство, называемое капитализмом, неустойчиво и обречено на исчезновение. Имеется сто один способ доказательства этой несложной теоремы. В том числе, используя упомянутый выше закон тенденции нормы прибыли к понижению. Сложнее у классиков обстоит дело с описанием того, что будет после капитализма. За полтора века после выхода в свет Манифеста коммунистической партии человечество имело возможность познакомиться в теории и на практике с разными модификациями «коммунизма» и «социализма», причем на фоне некоторых из них (например, «социализм» Пол Пота (псевдоним сокращение от французского «politique potentielle»/«политика возможного» - обкатка глобального эксперимента по сокращению населения и превращения страны в единый концлагерь - прим. ред) в Камбодже или «трудовые армии» Л. Троцкого) реальный капитализм «отдыхает». Отдельные модификации так называемого «коммунизма» и «социализма» напоминают концлагерь. Там тоже все будет «общее»: барак, труд, котел с похлебкой, крематорий. Между прочим, впервые практическая реализация проекта «концлагерь» была осуществлена не революционерам и большевиками, а британскими капиталистами во время англо-бурской войны.

(Поразительно, но вероятно именно религиозно-философские основы марксизма, берущие свои истоки из реформистского иудаизма Нахмана Крохмаля, привели к столь уродливому воплощению идеи - на том фоне, что "коммунизм" существовал давно и продолжает существовать - в семьях, монастрырях, в условиях экспедиции - прим. ред.)

Но вернемся к теме ссудного процента. Думаю, что даже у проницательного Маркса не хватило фантазии представить, что процент может стать отрицательным. Отрицательные процентные ставки по банковским депозитам – неизбежное следствие и свидетельство остановки развития реальной экономики. А реальная экономика окончательно перестала развиваться. Она не только не получала и не получает необходимой кредитной поддержки со стороны банков, но постоянно обескровливалась и продолжает обескровливаться за счет утечки денежных средств из реального сектора экономики на финансовые рынки. Иначе говоря, банки паразитировали за счет накопленных человечеством богатств и за счет реального сектора экономики. Сегодня паразит высосал уже почти все соки из своей жертвы и сам находится на грани жизни и смерти. Борясь за свое существование, банковский паразит готов идти на все, его агрессивность и беспощадность по отношению к обществу резко возрастает. Традиционные (экономические) методы паразитирования перестают работать. Отрицательные проценты по депозитам – признак того, что модель экономического и финансового строя, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении 19-20 вв., стала давать перебои и фактически разваливается на наших глазах. Мы становимся свидетелями (а отчасти и участниками) процесса перехода мира к другой финансово-экономической модели (еще раз, см. «Дефляционная экономика против ростовщичетва» - прим. ред.). Так что за введением банками отрицательных процентов могут последовать гораздо более серьезные события. Например, принятие банкстерами решения об «обнулении» в глобальных масштабах всех финансовых требований и обязательств. В новой модели роль денег резко сократится, а их функции будут иными, чем сейчас.

Очень вероятно установление жесткой диктатуры мировых банкиров, т.е. использование прямого насилия с целью превращения людей в рабов банкстеров. От экономических методов эксплуатации банкстеры постараются вернуться к прямому принуждению, т.е. к рабовладельческому способу производства. Очевидно, что в рабовладельческом обществе роль денег будет минимальна, рабам они не нужны, а для удовлетворения личных потребностей банкстеров денег потребуется не так уж много. «Золотой миллион» (банкстеры и родня) будут обслуживаться «грязным миллиардом». Все разговоры о «золотом миллиарде» - для профанов. Несколько миллиардов людей на планете вообще не вписываются в планы банкстеров (вернее, они вписываются в план глобального геноцида). Другой вопрос: насколько банкстерам это удастся? А если удастся, насколько они способны будут держать под контролем миллионные (или миллиардные) массы рабов? Банки из традиционных депозитно-кредитных организаций превратятся в центры «контроля и учета». Но не финансовых потоков и финансовых активов, а труда и производства. А точнее - контроля поведения человека и его мыслей.

О такой посткапиталистической модели общества еще в начале прошлого века писал известный немецкий социалист и финансист Рудольф Гильфердинг (автор широко известной книги «Финансовый капитал»). Он называл такое общество «организованным капитализмом», которое, по его мнению, будет уже иметь признаки социализма (в частности, исчезнет стихийный характер развития экономики). Банкиры, по его мнению, - основная движущая сила новейшей истории, они обеспечивают эволюционный переход от «дикого» капитализма к социализму через стадию «организованного капитализма». Социалистический идеал Гильфердинга - тоталитарное общество, управляемое банкирами. Уже после Гильфердинга некоторые яркие детали такого посткапиталистического общества дорисовали такие писатели и футурологи, как Джордж Оруэлл («Скотный двор», «1984» - причем последний роман написан на основе реальных планов капитализма, в осуществлении который волей судеб участвовал и сам автор - прим. ред) и Олдос Хаксли («О дивный новый мир»).

Нетрудно представить, что если банкстерам удастся загнать в концлагерь человечество, превратить сразу же всех рабов в управляемую биомассу будет сложно. Следовательно, неизбежно будут возникать гражданские конфликты (и даже войны) в результате противостояния людей диктатуре банкстеров. Велика будет вероятность «горячих» войн на международной арене; это будет жесточайшая борьба между отдельными банковскими паразитами за передел сфер влияния.

(Так сам ход истории показывают, что либерально-капиталистическое общество мутирует в общество псевдосоциалистическое под воздействием суперконцентарции капитала (о чем так же откровенно пишет и Жак Аттали), где «по праву обладания» к власти приходит глобальная финэлита или «Короли крыс». А дальше предельная концентрация капитала превращается в абсолютную, тоталитарную власть, при которой деньги уже теряют смысл, и система превращается в распределительную, управляемую навязанными кодами «толерантного новояза», как в антиутопии «1984» - прим ред.)

Вполне вероятно, что нарисованный мною сценарий будущего – самый мрачный и пессимистичный. Другие сценарии более оптимистичны. Что надо, чтобы избежать всего того, что я перечислил выше? В первую очередь, знать и понимать, что мир находится на «переломе». Что банкстеры в очередной раз постараются воспользоваться этим «переломом» для того, чтобы повернуть колесо истории в нужном им направлении. Банкстеры до сих пор добивались успехов благодаря незнанию и непониманию их планов народом. А также незнанию и непониманию того, как устроена и функционирует капиталистическая финансово-банковская система. Наша задача – лишить их этого преимущества. Для начала надо понять: отрицательный процент – предвестник серьезных изменений и потрясений в мире.

 

maxpark.com

Отрицательный процент: смертельный симптом капитализма

Сегодня, в начале XXI века, мы являемся свидетелями многих событий, последствия которых могут иметь воистину глобальные и далеко идущие последствия. Одно из них – начавшееся весной 2013 года обсуждение в Европейском Союзе вопроса о возможном переходе банков к отрицательным процентным ставкам по депозитным счетам.

Некоторым этот вопрос может показаться не очень существенным на фоне каких-то других, более ярких и звучных новостей. Но я усматриваю в планах перехода Европы к отрицательным процентам признаки важного «перелома»: то ли развала, то ли плановой перестройки той банковской системы, которая на Западе упорно и продуманно выстраивалась на протяжении нескольких веков. Эта банковская система с самого начала была ядром, сердцевиной той модели общества, которую мы привыкли называть капитализмом. По сути это был ростовщический капитализм. Исчезновение нынешней банковской системы будет означать конец ростовщического капитализма.

1. КАК СОЗДАВАЛАСЬ МАШИНА ДЛЯ ДЕЛАНИЯ ДЕНЕГ ИЗ ВОЗДУХА

После буржуазных революций в Европе ростовщики-процентщики вышли из подполья, с этого времени они стали уважаемыми гражданами и получили титул «банкир». Благодаря тому, что ростовщики-банкиры быстро сумели войти во власть, они стали писать и принимать законы, которые еще больше укрепляли их могущество. Если раньше ростовщики выдавали кредиты за счет собственных средств, то в Новое время они стали в большей мере опираться на привлеченные средства клиентов – банковские депозиты. Банки из кредитных учреждений превратились в депозитно-кредитные организации. За размещение средств на депозитных счетах ростовщики даже платили проценты. Иногда очень щедрые. Но это не потому, что ростовщики были щедрыми, широкими натурами. А потому, что им удалось легализовать систему частичного (неполного) покрытия своих обязательств. Что это означает? Это означает, что на каждую единицу привлеченных денежных средств (золота или законных денежных знаков в наличной форме) они могли выдать безналичных кредитов на сумму, превышающие единицу. Сначала это могло быть, например, полторы единицы. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. И позднее на каждую единицу законных денег они запросто могли сделать 10 своих единиц. Была создана гениальная воровская машина делания денег из воздуха. Условием ее бесперебойного функционирования должен был быть приток средств на депозитные счета. Вот и платились весьма неплохие проценты держателям счетов для того, чтобы заработать еще большие деньги за счет кредитных операций. Своеобразная долговая пирамида, которая иногда обваливалась в результате массовых набегов вкладчиков. Такие обвалы назывались банковскими банкротствами и банковскими кризисами.

2. РАСЦВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА И МОНЕТАРИЗМА: ПЕРЕПРОИЗВОДСТВО ДЕНЕГ И ПАДАЮЩИЙ ПРОЦЕНТ

Теперь перенесемся в наше время. В 70-е гг. прошлого века с «печатных станков» центральных банков, которые выпускали законные платежные средства (наличные деньги), были сняты «золотые тормоза». Т.е. отменена привязка эмиссии (выпуска) денег к золотому запасу. Был осуществлен переход от золото-долларовой системы к бумажно-денежной системе. Количество законных денег стало стремительно расти, одновременно росли депозиты, еще стремительнее росли масса безналичных денег, выдаваемых (создаваемых) банками в процессе кредитования. В условиях банковского капитализма началось перепроизводство его главного продукта. Долгое время никто не замечал этого перепроизводства, потому что львиная доля денежной продукции уходила не на товарные, а финансовые рынки. На полную мощность работали не только «печатные станки», но также пропагандистская машина. Миру навязывалась идеология либерализма и монетаризма, без которой нельзя было раздувать финансовые рынки и создавать постоянно растущий спрос на продукцию «печатных станков».

В начале XXI века, тем не менее, обозначились признаки перепроизводства денежной массы. Разговор о причинах и деталях механизма этого перепроизводства выходит за рамки данной статьи (некоторые разъяснения см. в материале Института ВК «Дефляционная экономика против ростовщичетва» - прим. ред.). Признаком перепроизводства любого товара является падение цены на него. То же самое происходит с деньгами: их перепроизводство ведет к понижению кредитных и депозитных процентов. Перепроизводство денег происходило и раньше, но затем в результате кризисов происходило восстановление баланса денежного спроса и предложения. Последний финансовый кризис был глобальным. Это резко усложнило восстановление равновесия. Явная избыточность денег наблюдается уже несколько лет. Для констатации этого заключения не обязательно заниматься сложными макроэкономическими расчетами. Достаточно посмотреть на процентные ставки по активным и пассивным операциям банков. Россию из этого рассмотрения пока исключим (это особый случай). А вот в зоне «золотого миллиарда» ставки центральных банков по операциям рефинансирования и кредитования близки к нулю. У центрального банка Японии ставки по активным операциям уже давно находятся на нулевой отметке. У коммерческих банков они несколько выше нуля. Но они столь незначительны, что гигантских прибылей на кредитных операциях сегодня заработать частным банкам уже нельзя.

3. ЗАПАД ПЕРЕХОДИТ К ОТРИЦАТЕЛЬНОМУ ПРОЦЕНТУ

Строго говоря, отрицательные процентные ставки как по активным (кредиты), так и пассивным (депозиты) операциям банков случались еще до начала последнего финансового кризиса. Но речь идет о реальных процентных ставках. Последние рассчитываются как номинальные (обозначаемые в договорах) за вычетом обесценения денежных сумм под влиянием инфляции (или изменения валютного курса). Но такие отрицательные проценты – результат конъюнктурных колебаний, вызванные рынком потери. Такие неприятности периодически случались, но не рассматривались в качестве нормы жизни. Банкиры свою депозитно-кредитную политику все-таки всегда выстраивали исходя из положительных номинальных значений процентов и рассчитывая на то, что и реальные проценты также будут положительными. Но в XXI веке произошло то, чего не было ни в XX, ни в XIX вв. А именно возникли номинальные отрицательные проценты по депозитным операциям.

Наиболее яркий пример отрицательных процентов по активным операциям – ставки рефинансирования центрального банка Японии. Там уже на протяжении нескольких лет Банк Японии раздает деньги коммерческим банкам практически бесплатно или даже с небольшой отрицательной процентной ставкой – 0,25% (что стало результатом спровоцированного здесь кризиса в конце 1980-х, поэтому именно здесь, по проходившей в 2009 году информации, планировали полностью перейти на "гезеллевские"  электронные деньги с демерреджем, или уменьшающейся стоимостью - прим. ред.). А коммерческие банки выдают кредиты под весьма символический положительный процент. Можно взять в качестве примера банковскую систему США. Там в отдельные годы отрицательными были реальные проценты по кредитным операциям. Кредиты не дают необходимого заработка американским банкстерам. Мне могут возразить: последние данные показывают, что банки США в 2012 г. получили прибыль в размере 141 млрд. долл., и эта радостная новость была распиарена мировыми СМИ. Эта цифра не должна никого вводить в заблуждение. Во-первых, даже самые хилые банки после могучей бюджетной подпитки могут некоторое время показывать доходность. Но затем подпитка кончается, и они вновь впадают в коматозное состояние. Замечу, что в период последнего финансового кризиса из федерального бюджета США в банковскую систему страны было «влито» в общей сложности почти 2 трлн. долл. Скоро эффект этой мощной подпитки закончится. Во-вторых, основная часть доходов американских банков уже давно обеспечивается не за счет кредитных операций, а за счет спекулятивных инвестиций в ценные бумаги.

В ряде стран уже были сделаны попытки возвести отрицательные процентные ставки в ранг сознательной, официальной политики. Первым это сделал центральный банк Швеции (Риксбанк). Он решил провести эксперимент, установив с июля 2009 года отрицательные процентные ставки по средствам, принимаемым на свои депозиты от коммерческих банков (минус 0,25%). Мотивировалось это тем, что надо, мол, разворачивать коммерческие банки на кредитование экономики. Наиболее активным сторонником отрицательных ставок в Швеции стал заместитель управляющего Риксбанка Ларс Свенссон, признанный эксперт по теории монетаризма, тесно общающийся с главой американского Федерального резерва Беном Бернанке, с которым они вместе работали в Принстоне. Правда, в США возможность введения отрицательных процентных ставок обсуждается лишь в академических кругах, намеков на введение отрицательных процентных ставок Бернанке пока не делал. Центральные банки некоторых стран (в частности, Великобритании) заявили, что будут внимательно изучать шведский опыт.

Вторым после Риксбанка стал центральный банк Дании, который ввел в июле 2012 года отрицательные ставки по депозитам для сдерживания колебаний курса кроны по отношению к евро (во время пресс-конференции в декабре 2012 года глава ЕЦБ Марио Драги на вопрос о негативных процентных ставках заметил, что «обсуждение об их введении было, но пока решили их не применять». Тогда все решили, что отрицательные процентные ставки введут уже в январе, но на январском заседании заседание ЕЦБ этого так и не решились сделать - прим.ред.).

В феврале 2013 года Банк Англии заявил, что рассматривает отрицательные ставки в качестве возможной меры стабилизации экономики (впрочем, еще в 2010 году о перспективах введения денег с демерреджем намекал «отец евро» Бернар Лиетар – прим.ред).

В 2012 году ведущие швейцарские банки ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Под предлогом того, что это должно предотвратить резкое повышение курса швейцарского франка под влиянием притока денег из других стран Европы, держатели которых хотели спастись от долгового кризиса в еврозоне. Даже в условиях демонтажа банковской тайны швейцарские банки оказались для европейцев привлекательнее, чем немецкие и французские банки (не говоря уже про банки Южной Европы). Возникает парадоксальная ситуация: в мире после финансового кризиса появились банки, которые совершенно не похожи на депозитно-кредитные организации, которые существовали, по крайней мере, два столетия.

После кипрских событий представители разных кругов (академических, предпринимательских, государственных) задумались над простым вопросом: что представляют собой операции клиентов по размещении своих средств на депозитных счетах банков? Хранение имущества, инвестирование, кредитование? Вопрос этот теоретический. А в практическом плане не у кого нет сомнения в том, что средства на депозитах будут конфисковаться в объемах, необходимых для спасения банков. Возникает парадоксальная ситуация. Сегодня возник очень высокий риск потери средств на депозитных счетах. Принято считать, что в условиях рыночной экономики любой риск компенсируется (уравновешивается) ожиданием (обещанием) прибыли. В случае с банками нет никакого обещания прибыли в виде депозитных процентов. Более того, клиента еще обязывают платить за размещение средств на депозите. Очевидно, что такая ситуация находится в полном противоречии с принципами рыночной экономики, или традиционного ростовщического капитализма. Не только пряники, но даже иллюзии пряников в банковском мире для обывателя исчезли. Но не следует забывать, что у банкстеров кроме пряника наготове имеется еще кнут.

4. ЗАКАТ РОСТОВЩИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. ЧТО ДАЛЬШЕ?

В свое время Карл Маркс в третьем томе «Капитала» обосновал тезис под названием: «Тенденция нормы прибыли к понижению» (в оригинале у Маркса: Gesetz vom tendenziellen Fall der Profitrate). Как нетрудно догадаться из самого названия тезиса (его иногда еще называют законом), при капитализме по причине самих свойств этой модели экономики существует тенденция к уменьшению нормы прибыли в общеэкономическом масштабе. Прибыль при капитализме, как известно, выступает в трех основных формах: ссудный процент, промышленная прибыль, торговая прибыль. Поскольку в иерархии основных видов капитала наверху находится ссудный (банковский капитал), то торговая и промышленная прибыль, в конечном счете, присваиваются ссудным капиталистом (Маркс по известным причинам этого не писал, но этот момент прекрасно понимал). Фактически, читая Маркса между строк, приходишь к выводу: классик еще в 19 веке понимал, что ссудный процент будет неизбежно падать. И это будет означать вырождение самого ростовщического капитализма.

А дальше наступит такое общественное устройство, которое Маркс назвал «коммунизмом». С Марксом можно согласиться, что общественное устройство, называемое капитализмом, неустойчиво и обречено на исчезновение. Имеется сто один способ доказательства этой несложной теоремы. В том числе, используя упомянутый выше закон тенденции нормы прибыли к понижению. Сложнее у классиков обстоит дело с описанием того, что будет после капитализма. За полтора века после выхода в свет Манифеста коммунистической партии человечество имело возможность познакомиться в теории и на практике с разными модификациями «коммунизма» и «социализма», причем на фоне некоторых из них (например, «социализм» Пол Пота (псевдоним сокращение от французского «politique potentielle»/«политика возможного» - обкатка глобального эксперимента по сокращению населения и превращения страны в единый концлагерь - прим. ред) в Камбодже или «трудовые армии» Л. Троцкого) реальный капитализм «отдыхает». Отдельные модификации так называемого «коммунизма» и «социализма» напоминают концлагерь. Там тоже все будет «общее»: барак, труд, котел с похлебкой, крематорий. Между прочим, впервые практическая реализация проекта «концлагерь» была осуществлена не революционерам и большевиками, а британскими капиталистами во время англо-бурской войны.

(Поразительно, но вероятно именно религиозно-философские основы марксизма, берущие свои истоки из реформистского иудаизма Нахмана Крохмаля, привели к столь уродливому воплощению идеи - на том фоне, что "коммунизм" существовал давно и продолжает существовать - в семьях, монастрырях, в условиях экспедиции - прим. ред.)

Но вернемся к теме ссудного процента. Думаю, что даже у проницательного Маркса не хватило фантазии представить, что процент может стать отрицательным. Отрицательные процентные ставки по банковским депозитам – неизбежное следствие и свидетельство остановки развития реальной экономики. А реальная экономика окончательно перестала развиваться. Она не только не получала и не получает необходимой кредитной поддержки со стороны банков, но постоянно обескровливалась и продолжает обескровливаться за счет утечки денежных средств из реального сектора экономики на финансовые рынки. Иначе говоря, банки паразитировали за счет накопленных человечеством богатств и за счет реального сектора экономики. Сегодня паразит высосал уже почти все соки из своей жертвы и сам находится на грани жизни и смерти. Борясь за свое существование, банковский паразит готов идти на все, его агрессивность и беспощадность по отношению к обществу резко возрастает. Традиционные (экономические) методы паразитирования перестают работать. Отрицательные проценты по депозитам – признак того, что модель экономического и финансового строя, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении 19-20 вв., стала давать перебои и фактически разваливается на наших глазах. Мы становимся свидетелями (а отчасти и участниками) процесса перехода мира к другой финансово-экономической модели. Так что за введением банками отрицательных процентов могут последовать гораздо более серьезные события. Например, принятие банкстерами решения об «обнулении» в глобальных масштабах всех финансовых требований и обязательств. В новой модели роль денег резко сократится, а их функции будут иными, чем сейчас.

Очень вероятно установление жесткой диктатуры мировых банкиров, т.е. использование прямого насилия с целью превращения людей в рабов банкстеров. От экономических методов эксплуатации банкстеры постараются вернуться к прямому принуждению, т.е. к рабовладельческому способу производства. Очевидно, что в рабовладельческом обществе роль денег будет минимальна, рабам они не нужны, а для удовлетворения личных потребностей банкстеров денег потребуется не так уж много. «Золотой миллион» (банкстеры и родня) будут обслуживаться «грязным миллиардом». Все разговоры о «золотом миллиарде» - для профанов. Несколько миллиардов людей на планете вообще не вписываются в планы банкстеров (вернее, они вписываются в план глобального геноцида). Другой вопрос: насколько банкстерам это удастся? А если удастся, насколько они способны будут держать под контролем миллионные (или миллиардные) массы рабов? Банки из традиционных депозитно-кредитных организаций превратятся в центры «контроля и учета». Но не финансовых потоков и финансовых активов, а труда и производства. А точнее - контроля поведения человека и его мыслей.

О такой посткапиталистической модели общества еще в начале прошлого века писал известный немецкий социалист и финансист Рудольф Гильфердинг (автор широко известной книги «Финансовый капитал»). Он называл такое общество «организованным капитализмом», которое, по его мнению, будет уже иметь признаки социализма (в частности, исчезнет стихийный характер развития экономики). Банкиры, по его мнению, - основная движущая сила новейшей истории, они обеспечивают эволюционный переход от «дикого» капитализма к социализму через стадию «организованного капитализма». Социалистический идеал Гильфердинга - тоталитарное общество, управляемое банкирами. Уже после Гильфердинга некоторые яркие детали такого посткапиталистического общества дорисовали такие писатели и футурологи, как Джордж Оруэлл («Скотный двор», «1984» - причем последний роман написан на основе реальных планов капитализма, в осуществлении который волей судеб участвовал и сам автор - прим. ред) и Олдос Хаксли («О дивный новый мир»).

Нетрудно представить, что если банкстерам удастся загнать в концлагерь человечество, превратить сразу же всех рабов в управляемую биомассу будет сложно. Следовательно, неизбежно будут возникать гражданские конфликты (и даже войны) в результате противостояния людей диктатуре банкстеров. Велика будет вероятность «горячих» войн на международной арене; это будет жесточайшая борьба между отдельными банковскими паразитами за передел сфер влияния.

(Так сам ход истории показывают, что либерально-капиталистическое общество мутирует в общество псевдосоциалистическое под воздействием суперконцентарции капитала (о чем так же откровенно пишет  и Жак Аттали), где «по праву обладания» к власти приходит глобальная финэлита или «Короли крыс». А дальше предельная концентрация капитала превращается в абсолютную, тоталитарную власть, при которой деньги уже теряют смысл, и система превращается в распределительную, управляемую навязанными кодами «толерантного новояза», как в антиутопии «1984» - прим ред.)

Вполне вероятно, что нарисованный мною сценарий будущего – самый мрачный и пессимистичный. Другие сценарии более оптимистичны. Что надо, чтобы избежать всего того, что я перечислил выше? В первую очередь, знать и понимать, что мир находится на «переломе». Что банкстеры в очередной раз постараются воспользоваться этим «переломом» для того, чтобы повернуть колесо истории в нужном им направлении. Банкстеры до сих пор добивались успехов благодаря незнанию и непониманию их планов народом. А также незнанию и непониманию того, как устроена и функционирует капиталистическая финансово-банковская система. Наша задача – лишить их этого преимущества. Для начала надо понять: отрицательный процент – предвестник серьезных изменений и потрясений в мире.

 

Валентин Катасонов

«Институт высокого коммунитаризма»

alternatio.org