Нужен психолог! Как найти и выбрать психолога для себя? Главные критерии. Как работают психотерапевты


Как работает психотерапия - ЭкспертРУ

После психотерапевтического бума начала девяностых, когда русский народ вновь открыл для себя Фрейда, искусство психологической помощи мало-помалу отвоевывает себе место под солнцем рыночной экономики, заняв нишу между медициной и колдовством. Впрочем, несмотря на залежи психотерапевтических книг в магазинах и развешенные всюду плакаты с изображением всемогущего доктора Курпатова, мало кто отваживается идти к целителям душ. Что же такое происходит в таинственном кабинете психотерапевта и в душе его клиента?

Первый психотерапевт Зигмунд Фрейд, бывший физиолог, думал, что продолжает заниматься наукой. Первая его пациентка Берта Паппенхейм думала, что ее лечат новым способом — разговорами. Позже выяснилось, что психотерапия — это и не наука, и не область медицины: ученые-психологи занимаются своими экспериментами, врачи лечат тело, а психотерапевтам в наследство от церкви досталась душа с ее проблемами. Если вы недовольны собой и жизнью, замучены заботами и тревогами, не удовлетворены отношениями с близкими людьми — добро пожаловать к психотерапевту или к психологу-консультанту (по большому счету это одно и то же, просто психотерапевтами обычно называют себя те, к кому ходят подолгу, а психологами — те, к которым приходят один-два раза).

Но куда именно податься — к мастерам психоанализа или психосинтеза, к психодраматистам или гештальт-терапевтам, к экзистен­ци­аль­но-гуманистическим, когнитивно-бихе­­­ви­о­ральным или каким-нибудь другим психотерапевтам с еще более непонятным назва­нием? Ведь направлений психотерапии намного больше, чем разновидностей колбасы на прилавках…

Может быть, просто выбрать самый действенный метод? Не тут-то было: многочисленные исследования показали, что эффективность всех методов психологической помощи приблизительно одинакова. Хотя основываются они на совершенно разных (часто противоположных друг другу) теориях и пользуются совершенно разными приемами. Парадокс этот, пожалуй, остается главной проблемой психотерапии.

Даже сами психотерапевты перестали держаться за свои теории — большинство из них сегодня применяет разные подходы, стараясь пользоваться теми методами и концепциями, которые, по их мнению, больше всего подходят в том или ином случае.

Исследователи все больше склоняются к тому, что главное в психологической помощи — не теории и техники, а само взаимодействие психотерапевта и клиента, которое в большинстве современных школ психотерапии происходит сходным образом и при этом разительно отличается от любых других видов человеческих взаимоотношений. Давайте попробуем разобраться в этом взаимодействии и поискать в нем ключ к тому, как работает психотерапия.

Разоблачения: мифология в стиле «психо»

Начать нужно, пожалуй, с некоторых мифов о психотерапии, бытующих не только в фольклоре, но зачастую и в умах психотерапевтов-новичков. Собственно, из-за неопытных и необученных психотерапевтов, которых у нас пруд пруди, эти мифы, как правило, и возникают

Миф № 1. Психотерапевт видит вас насквозь

Встретив психолога, люди нередко думают, что этот знаток человеческой природы видит их как-то по-особенному или даже применяет в общении какие-то свои тайные психологические приемы. А уж опытный психотерапевт насквозь прозревает все наши скрытые мотивы, за версту чуя проблемы и комплексы; и его теории полностью объясняют наше поведение.

На самом деле теории скорее мешают увидеть конкретного человека, неповторимого даже в своих «комплексах». Психотерапевт не разоблачает тайные грешки клиента, а открывается ему навстречу, старается понять и почувствовать его состояние и эмоции, а потом рассказывает о своем видении ситуации. Он, как зеркало, служит пациенту для самопознания. При этом психотерапевт — не безучастный «объективный наблюдатель»: он не скрывает свои эмоции и часто втягивается в те психологические игры, которые ведет с ним клиент. Психотерапия иногда напоминает совместное творчество, иногда любовь, а иногда войну.

Миф № 2. Психотерапевт может манипулировать вами, загипнотизировать, зомбировать и запрограммировать

Сегодня этот миф активно распространяется адептами психотерапевтической секты под названием «нейро-лингвистическое программирование», или попросту НЛП. Секта эта, впрочем, не имеет отношения ни к неврологии, ни к лингвистике, ни к программированию, да и к психотерапии ее можно отнести очень условно: ее продвинутые приверженцы занимаются в основном тем, что зарабатывают деньги на обучении менее продвинутых коллег, верящих, что после этого обучения они смогут «программировать» окружающих.

Некоторые психотерапевты, действительно, владеют гипнозом (их, правда, намного меньше, чем тех, кто думает, что владеет), но эффект таких гипнотических фокусов невелик и недолговечен.

Хоть как-то изменить человека невероятно трудно. Но психотерапевт действительно может помочь клиенту измениться, если тот очень захочет и будет готов работать над собой. А то, что личность и характер человека можно изменить без его желания, — это сказки. И скорейший путь к тому, чтобы изменить человека, лежит через принятие его таким, каков он есть (это, кстати, рецепт специалиста на случай, если вы задумали, например, перевоспитать мужа или жену).

Миф № 3. В психотерапевтической книге, которую вы купили и прочитали, содержится правда об устройстве вашей психики

Психологи придумали немало весьма убедительных теорий. Правда, они убеждают не всегда и не всех, поэтому распространен и противоположный миф — о том, что психоанализ, например, — гнусная ложь.

Но психотерапевтические объяснения нужны вовсе не для того, чтобы поставить человеку «окончательный диагноз», а для того, чтобы помочь ему, снабдив инструментом работы над собой. Неважно, соответствует ли теория действительности, важен эффект, который она произведет. Такие концепции помогают по-новому взглянуть на жизнь, поговорить о переживаниях, для которых у нас обычно не хватает слов, хоть как-то упорядочить свой опыт.

Миф № 4. Психотерапевт вас вылечит

Распространению этого мифа способствует язык, заимствованный из медицины. Уже сам термин «психотерапия» вводит в заблуждение, а, например, слово «невроз» буквально означает «болезнь нервов», то есть что-то вроде опухоли или перелома. А описывают этим словом горе и злость по поводу неразделенной любви, неспособность радоваться и тому подобные «заболевания». Вы думаете, это лечится?

В последние десятилетия клинические выражения нередко пытаются заменить «торгово-политкорректным» жаргоном: вместо «пациент» говорят «клиент», который заключает «договор» со своим «терапистом» (это вместо терапевта) и т. д. Тоже, конечно, хорошего мало — как сказал участник одной из психотерапевтических групп: «Спасибо, что не дали почувствовать себя клиентом».

Давайте посмотрим, чем занимается вместо лечения психотерапевт на примере Арнольда Минделла, одного из самых известных нынешних специалистов в этой области. На его семинаре женщина, страдающая церебральным параличом, поделилась своей душевной болью: всю жизнь окружающие смеялись над ней или жалели из-за того, что она ходит не так, как все люди. Минделл предложил ей подвигаться, нашел ее пластику по-своему красивой и начал танцевать с ней какой-то безумный танец. Возможно, впервые в жизни ей нравились ее движения. Минделл спросил ее: «Что ты делаешь?» Она ответила: «Я летаю с планеты на планету. Я несу с собой ясный свет». И добавила: «Я делаю это каждую ночь».

Психотерапевт не лечит — он способствует развитию личности, помогает выбраться из болезненной или узкой жизненной колеи. Но в результате этого может уйти и физическая боль. Если вы пожалуетесь на то, что у вас болит голова, он не станет давать вашей голове установку не болеть, подобно незабвенному Кашпировскому, а попросит поискать в этой боли смысл или высказать от ее лица, что она о вас думает.

А если, допустим, вы пришли просто чтобы покончить со своим навязчивым страхом перед поездкой в метро? К вашему удивлению, терапевт вскоре начнет обсуждать с вами все более отдаленные темы, и если вы включитесь в его игру, то рискуете однажды обнаружить, что ваши представления о мире существенно изменились и начальная проблема перестала быть значимой. При этом вы можете по-прежнему побаиваться ездить в метро, но теперь у вас есть проблемы и поважней: вы заняты устранением внутренних препятствий к карьерному росту и давно пользуетесь только автомобилем.

Психотерапевтический символ веры

Первейшая задача психотерапевта — так называемое «уточнение запроса», то есть перевод стрелок с конкретных неприятностей клиента на его глобальные, «экзистенциальные» проблемы. Если оказывается, что они действительно есть (а у кого их нет?), проводится ненавязчивая идеологическая обработка клиента — он учится смотреть на мир и действовать в соответствии с новой идеологией. Современная психотерапия во многом основана на усвоении нескольких простых идей

Идея первая. Принять себя таким, какой ты есть

Идеология психотерапии предлагает забыть, что такое недовольство собой, и полюбить себя во всем несовершенстве. Один из главных источников наших мучений — конфликт представлений о том, каким следует быть и какой я есть на самом деле. В разных направлениях психотерапии этот конфликт описывается как война сознания и подсознания, разума и инстинктов, долга и желаний, внутреннего родителя и внутреннего ребенка, я-реального и я-идеального и т. п.

Интерпретируя переживания клиента, психотерапевт обращает его внимание на то, что представления о хорошем и плохом внушены ему родителями в детстве и он борется с собой в угоду живущим в нем «внутренним родителям». Психотерапевт показывает, что подсознание не враг, а партнер и его надо не покорять, а дружить с ним; рассуждает о том, что жизнь обладает внутренней мудростью, и даже если у клиента все плохо, это тоже хорошо, потому что любая проблема — источник развития. Психотерапевт убеждает клиента, что его пороки — распространенное, естественное, нормальное явление, что «нет людей плохих, есть только несчастные» и т. д. В общем, он помогает клиенту пройти путь от внутренней войны к внутренней целостности.

Идея вторая. Отстраниться от проблемы

Психологи поняли, что один из главных источников жизненных проблем — жесткие схемы, привычка трактовать происходящее и действовать по усвоенным раз и навсегда сценариям. Но расстаться с ними непросто — человек крепко держится за свое видение мира и за свои страдания. Поэтому психотерапевты пытаются отделить «Я» от тягостных переживаний, постепенно и ненавязчиво убеждая клиента, что его представления о мире, чувство вины или низкая самооценка не имеют отношения к его сущности, а, например, заимствованы им у других людей (чаще всего у родителей).

Есть и другие способы уйти от проблемы — взглянуть на нее «сверху» (например, клиент, думающий: «Я боюсь высоты», — в процессе общения с психотерапевтом начинает думать: «Во мне живет страх высоты»). При этом всегда работает общее правило: невозможно расстаться с проблемой, пока не поднимешься над ней. Достигая отрешенности по отношению к своим заботам, клиент теряет жалость к себе, зато обретает юмор, непосредственность, свежий, «детский» взгляд на мир.

Идея третья. Жить «здесь и сейчас»

Психотерапевты считают, что современный горожанин не замечает красоты и радости настоящего момента, потому что поглощен заботами о будущем или погружен в воспоминания. Для счастья нужно «быть», а не «иметь», играть в жизнь, а не заботиться о ней, делать свои дела из интереса к самому процессу, а не для результата. Но просто «быть» оказывается намного труднее, чем достигать и стремиться к чему-то особенному. Для иллюстрации этой идеи психотерапевты любят рассказывать истории, например такую.

У мастера дзен спросили:

— Как ты практикуешь?

— Когда я голоден, я ем, когда устал, сплю.

— Но так делают все. Можно ли сказать, что они упражняются так же, как и ты?

— Нет.

— Почему?

— Когда они едят или спят, их ум занят чем-то другим.

Идея четвертая. Принять ответственность за происходящее

Клиент склонен объяснять свои беды внешними обстоятельствами, например винить в своих бедах плохого супруга. Для психотерапевта такая позиция бесперспективна: с супругом он ничего сделать не сможет. Поэтому он старается показать клиенту, что причины его проблем коренятся в нем самом, точнее, в его убеждениях и образе мира.

От идеи «причина проблемы — плохой муж» нужно постепенно перейти к идее «причина проблемы — мое убеждение, что у меня плохой муж». В результате успешной психотерапии клиент начинает думать, что он сам создает свой мир и, если этот мир плох, надо менять не мир, а свое отношение к происходящему.

Так как же это работает?

К специалисту по психологической помощи бесполезно приходить как к врачу, чтобы он «что-нибудь сделал». Скорее всего, он даже не даст никаких конкретных рекомендаций — чтобы не брать на себя ответственность за клиента. К тому же психотерапевт по собственному опыту знает: советы и рекомендации обычно не помогают, они не способны изменить человека. А что способно?

Принцип 1. Работает любовь

Недаром говорят, что счастье — когда тебя понимают. Очень многим страдающим людям прежде всего нужно, чтобы их поняли, приняли и полюбили. Принятие, доброжелательное и сочувственное отношение вне зависимости от того, что они рассказывают, лежит в основе практически любого направления психотерапии, иначе человек попросту «закроется». Принятие клиента психотерапевтом позволяет тому принять и полюбить себя.

Здесь кроется и одна из главных опасностей психологической помощи: психотерапевты — чаще всего мужчины (причем авторитетные), а клиенты — женщины (особенно в России, где мужчины страшно боятся показаться слабыми, признать, что у них есть проблемы и комплексы). А теплые, откровенные отношения между мужчиной и женщиной грозят перерасти в роман. Любовные истории в кабинете психотерапевта начались с самого рождения психотерапии — с Фрейда и Берты Паппенхейм — и продолжаются по сей день. Не заводить романов с пациентками — заповедь психоаналитиков (для них это самая большая опасность: психоанализ длится долго и крутится вокруг сексуальных тем), но сколько раз она нарушалась!

Чтобы отбиться от влюбленных клиенток, психотерапевты придумали слово «перенос»: мол, это не подлинная любовь, а перенос вашего нежного отношения к папочке, которое вы так долго держали в себе. Такое заверение и чувства охлаждает, и помогает взрослеть.

Принцип 2. Работает личность психотерапевта

Иногда удивляешься: почему в психотерапии так много разных школ? Причина — в обилии ярких фигур.

Требования к личности психотерапевта очень серьезные: он должен суметь понять и полюбить любого человека, приходящего к нему, он не может позволить себе такой роскоши, как моральное неприятие или чувство собственного превосходства.

Психотерапевты говорят, что их личность должна быть «круглой», без острых углов, которыми можно задеть клиента. К тому же психотерапевт должен служить клиенту образцом присутствия «здесь-и-теперь», самопринятия и прочих идей, на которых зиждется психотерапия. Удерживать это состояние в жизни, конечно, удается редко, но психотерапевты стараются настроиться на него, по крайней мере на время психотерапевтических сеансов.

Принцип 3. Работают метафоры

Главная техника любого специалиста по психологической помощи — интерпретация информации, полученной от клиента. С одной стороны, она должна как-то изменить и прояснить взгляд клиента на вещи, с другой — не вызвать его сопротивления.

Чтобы ненавязчиво изменить убеждения клиента, психотерапевты пользуются метафорами: например, жизнь рассматривается как школа, где мы получаем уроки. Метафоры предлагают новый, неожиданный угол зрения на проблему, благодаря которому она преображается, становится видна в совершенно другом свете. Собственно, психологические теории — это и есть метафоры, интерпретирующие по-новому всю нашу жизнь.

Принцип 4. Работает работа

Все мы с детства знаем одну неприятную вещь: без труда не выловишь и рыбку из пруда. В процессе психотерапии человек уделяет время и силы работе над своими проблемами, и это дает результат. Постепенно клиент принимает главные идеи психотерапии и переосмысляет с их помощью свою жизнь и проблемы. Работа может происходить и в «косвенной» форме: давно замечено, что чем выше оплата за психотерапию, тем она эффективней.

Мы из раза в раз попадаем в тиски одних и тех же проблем, потому что наши внутренние сценарии, приводящие к страданиям, очень устойчивы и мы не так часто готовы прилагать усилия, чтобы их изменить. Люди приходят к психотерапевту, как к врачу — за лекарством, а когда выясняется, что нужно работать самим, далеко не каждый на это соглашается.

Психотерапия — занятие не для всех, реальная клиентура психотерапевтов — люди, которые захотят и смогут изменить себя. Это, кстати, одна из причин (наряду с дороговизной психотерапии и «психологической неграмотностью» россиян) того, что спрос на психотерапию у нас в стране гораздо ниже, чем на Западе. Там к психотерапевту приходят, просто чтобы пожаловаться, чтобы их поняли и оправдали, а у нас для этого есть друзья.

expert.ru

Как работает психотерапия?

27 февраля 2016

5560

       Дмитрий Котенко    Психотерапевт

8 шагов заботы о своей душе

1. Первый шаг в терапию – это осознание, что душа нуждается в помощи, что не все её потребности удовлетворены, а жизнь утратила гармонию и смысл. 

Если вы недовольны собой и жизнью, замучены заботами и тревогами, не удовлетворены отношениями с близкими и понимаете, что раз за разом проживаете одни и те же внутренние сценарии, приводящие к страданиям, а изменить их в одиночку не получается, это повод обратиться за помощью к психотерапевту.

Принять решение помочь своей душе – главный шаг, который даёт необходимую энергию для начала терапии и принципиально иного отношения к своей жизни. Наиболее частые поводы для обращения к психологу:

  • проблемы в отношениях, развод;
  • потеря близкого человека;
  • тяжелые ссоры;
  • отношения, причиняющие страдания;
  • сложности в общении, боязнь близких отношений;
  • трудности воспитания, чрезмерная тревога за ребенка;
  • не удовлетворенность жизнью, работой, карьерой; 
  • тревоги, связанные с изменением социального статуса;
  • непринятие себя, своей внешности;
  • неуверенность во взаимодействии с людьми;
  • жизненный кризис, потеря смысла жизни; 
  • навязчивый страх смерти;
  • депрессия и подавленные состояния;
  • смена места жительства и проблемы адаптации;
  • зависимость от работы, отношений, алкоголя или игр;
  • приступы паники, тревоги и навязчивых состояний;
  • резкие перепады настроения;
  • духовный кризис, поиск духовного развития;
  • просто не знаю, чего хочу и куда иду.
2. Выбор специалиста и метода – второй важный шаг в терапии. Вы уже осознали, что требуется помощь, и теперь необходимо найти нужного специалиста. Один из способов - узнать в вашем окружении, вероятно, кто-то уже обращался за помощью и может поделиться своим опытом и дать рекомендации.

Хорошо изучить вопрос самостоятельно и определиться, какой метод работы вам ближе. Задача непростая, потому как направлений глубинной психологии много: психоанализ Фрейда, аналитическая психология Юнга и другие. К тому же есть альтернативные методы, такие как психодрама, гештальт, экзистенциально-гуманистическая, когнитивно-бихевиоральная и прочие терапии.

Направлений много, но эффективность всех методов психологической помощи приблизительно одинакова потому, что многие психотерапевты применяют разные подходы, стараясь пользоваться теми методами и концепциями, которые, по их мнению, подходят в конкретном случае.

Главное в психологической помощи не теории и техники, а само взаимодействие психотерапевта и клиента. Поэтому в выборе терапевта в первую очередь доверяйте своей интуиции и чувствам, ведь с этим человеком вам предстоит строить отношения.

3. Третий шаг – соглашение об условиях взаимодействия с терапевтом и обязательное выполнение этого соглашения. Основа для выстраивания доверительных отношений. Необходимо согласовать время и место встреч, а главное – регулярно и точно исполнять договорённости. Это позволит эффективно сформировать терапевтическое пространство, в котором будет происходить исцеление души.

4. Четвертый шаг – создание контакта с бессознательным.

Контакт с бессознательным, существенной частью психики, – особенность глубинной психологии. Психику часто сравнивают с айсбергом, где верхняя, зримая, часть – это сознание, а бессознательное – огромная глыба под водой.

Глубинная психология использует неисчерпаемые ресурсы бессознательного для исцеления и восстановления целостности. Основные методы работы – активное воображение, анализ снов и образов.

5. Пятый шаг – инсайты, проживание нового опыта в отношениях с терапевтом.

Психотерапия — процесс, в котором клиент с помощью терапевта работает над развенчанием патологических убеждений, которые препятствуют полноценной жизни психики, отрицательно отражаются на самооценке, не дают достичь желанных целей, заставляют его похоронить свои мечты и причиняют страдания. Изменить такие убеждения помогает новый опыт, проживаемый в терапевтических отношениях: клиент бессознательно тестирует свои установки во взаимодействии с терапевтом. В работе приходит осознание, что прежние убеждения иррациональны и вредны, что они больше не помогают как раньше.

6. Шестой шаг – создание устойчивых терапевтических отношений.

Отношения терапевта и клиента – важнейший инструмент исцеления души. Они должны быть безопасными. Клиент в терапии следует своим бессознательным целям и планам, и прогресс его терапии регулируется неосознаваемыми оценками опасности и защищенности. Человек прогрессирует в терапии, если верит, что может сделать это безопасно для себя.

Принятие, доброжелательное и сочувственное отношение вне зависимости от того, что рассказывает клиент, лежит в основе практически любого направления психотерапии. Именно поэтому требования к личности психотерапевта очень серьезные: он должен суметь понять и полюбить любого приходящего к нему. Здесь нет места для неприятия или чувства превосходства.

7. Седьмой шаг – анализ травм и комплексов.

Необходимый шаг в терапевтических отношениях, без него эффективная терапия невозможна. Часто болезненные реакции вызывает так называемый негативный перенос: клиент испытывает неприятные чувства по отношению к терапевту, переживая таким образом травмы, которые он не смог пережить в отношениях с другими людьми. Это самый опасный период в терапии, когда возникает большое желание закончить процесс, потому как состояния могут быть очень непростыми. Главное здесь – набраться терпения и решимости пройти весь путь до конца. Именно от этого во многом зависит успех терапии.

8. Восьмой шаг – синтез целостности, духовный рост и развитие.

Этап, на котором человек больше не испытывает давления комплексов и травм, может принять себя и не боится соприкасаться с реальностью. Он становиться внутренне уравновешенным и начинает доверять самому себе и замечает, что теперь его психической энергии достаточно для высвобождения уникальной личности из подчинения сознательным и бессознательным ограничениям. Это возможность шагнуть дальше, за пределы простой адаптации к коллективным и социальным аспектам жизни и пойти по пути духовного роста и развития.

Начинается прекрасный период сбора плодов, семена которых посеяли в начале терапии клиент и терапевт. Здесь важно осознать и принять всё, что дала терапия, и проанализировать, чего достичь не удалось.

У человека, получившего целительный опыт терапевтических отношений, формируются уверенные навыки самостоятельного анализа своей психики. Теперь он сам может справляться с ситуациями, которые раньше казались неразрешимыми.

При добросовестной совместной работе клиент выходит из терапии гармоничной личностью, которая следует собственному уникальному пути и умеет обретать целостность.  

Метки: Психотерапия,

Понравился пост? Поддержи журнал "Психология Сегодня", нажми: Понравился пост? Поддержи журнал "Психология Сегодня", нажми:

psyhologytoday.ru

как работает психотерапия: ru_psiholog

Искусство профессиональной психологической помощи мало-помалу отвоевывает себе место под солнцем, заняв тесную нишу между медициной и колдовством. Я решил пролить свет для непосвященных на то, за счет чего работает психотерапия, сделав акцент на том, о чем обычно не говорят - на подспудно проводимой психотерапевтами и психологами-консультантами идеологической обработке клиентов . .

Первый психотерапевт, Зигмунд Фрейд, бывший физиолог, думал, что продолжает заниматься наукой. Первая его пациентка, Берта Паппенхейм, думала, что её лечат новым способом (все другие оказались неэффективными) – разговорами. Позже выяснилось, что психотерапия не смогла стать ни наукой, ни областью медицины: учёные-психологи занимаются своими экспериментами, врачи лечат тело, а психотерапевтам в наследство от теряющей авторитет церкви досталась душа с её проблемами. Если вы недовольны собой и жизнью, замучены заботами и тревогами, не удовлетворены отношениями с близкими людьми – добро пожаловать к психотерапевту или к психологу-консультанту (когда речь идет не о психических заболеваниях, а о психологических проблемах, то это, по большому счёту, одно и то же, просто психотерапевтами обычно называют себя те, к кому ходят подолгу, а психологами – те, к которым приходят один-два раза). Казалось бы, всем нам туда и дорога…

Но куда именно податься, - к мастерам психоанализа или психосинтеза, к психодраматистам или гештальт-терапевтам, к экзистенциально-гуманистическим, когнитивно-бихевиоральным, или каким-нибудь другим психотерапевтам с ещё более непонятным названием? Может быть, просто выбрать самый эффективный метод? Не тут то было: многочисленные исследования показали, что эффект всех методов психологической помощи приблизительно одинаков. И это при том, что они основываются на совершенно разных теориях, часто полностью противоположных друг другу и пользуются совершенно разными приёмами. Парадокс этот, пожалуй, остаётся главной проблемой психотерапии. Даже сами психотерапевты перестали держаться за свои теории – сегодня большинство из них считает себя сторонниками одновременно разных подходов, стараясь пользоваться теми методами и концепциями, которые, по их мнению, больше всего подходят к тому или иному конкретному случаю.

Исследователи всё больше склоняются к тому, что главное в психологической помощи – не теории и техники, а само взаимодействие психотерапевта и клиента, очень похожее в большинстве современных школ психотерапии, и совсем не похожее на любые другие человеческие взаимоотношения. Давайте попробуем в разобраться в этих взаимоотношениях и поискать в них ключ к тому, как работает психотерапия.

Разоблачение мифовНачать нужно, пожалуй, с некоторых мифов о психотерапии, бытующих не только в народном фольклоре, но часто и в умах начинающих психотерапевтов. Собственно из-за неопытных и необученных психотерапевтов, которых у нас пруд пруди, эти мифы часто и возникают.

Миф первый, о том, что психотерапевт видит вас насквозь.Повстречав психолога, люди нередко думают, что этот знаток человеческой природы видит их как-то по особенному, а то и применяет в общении какие-то свои тайные психологические приёмы. А уж опытный психотерапевт насквозь зрит все скрытые мотивы, за версту чует проблемы и комплексы, его теории объясняют всё их поведение.

На самом деле, теории скорее мешают увидеть конкретного человека, неповторимого даже в своих «комплексах». Психотерапевт не разоблачает тайные грешки клиента, а открывается ему навстречу, старается понять и почувствовать состояние и эмоции клиента, а потом рассказывает о своём понимании. Он, как зеркало, служит клиенту для самопознания. При этом психотерапевт – не безучастный «объективный наблюдатель»: он не скрывает своих эмоций и часто вовлекается в те психологические «игры», которые ведёт с ним клиент. Психотерапия иногда напоминает совместное творчество, иногда – любовь, иногда – войну.

Миф второй, о том, что психотерапевт может манипулировать вами, загипнотизировать, зазомбировать и запрограммировать вас.Сегодня миф это активно распространяется адептами психотерапевтической секты под названием «нейро-лингвистическое программирование» или попросту НЛП. Секта эта, впрочем, не имеет отношения к нейрологии, лингвистике и программированию, да и к психотерапии её можно отнести очень условно – её продвинутые приверженцы занимаются в основном тем, что зарабатывают деньги на обучении менее продвинутых приверженцев, верящих, что после этого обучения они смогут «программировать» окружающих.

Некоторые психотерапевты и правда владеют гипнозом (их намного меньше, чем тех, кто думает, что владеет) но эффект подобных фокусов невелик и недолговечен. К тому же загипнотизировать можно далеко не каждого человека, в основном тех, кто очень верит в зомбирование, нейро-лингвистическое программирование или в своего психотерапевта.

Хоть как-то изменить человека невероятно трудно. Но психотерапевт действительно может помочь клиенту измениться, если тот очень захочет и будет готов работать над собой. Психологи давно заметили, что для того, чтобы изменить человека, главное – принять, понять и полюбить его, поверить в него и дать ему это почувствовать. Иначе он просто не захочет меняться. А то, что личность и характер человека можно изменить без его желания – это сказки. Так что скорейший путь к тому чтобы изменить человека лежит через принятие его таким, каким он уже является (это, кстати, психотерапевтический рецепт на случай, если вы задумали, например, изменить мужа).

Миф третий, о том, что в психотерапевтической книге, которую вы купили и прочитали, содержится правда об устройстве вашей психики. Психологи придумали немало весьма убедительных теорий. Правда, они убеждают не всегда и не всех, поэтому распространен и противоположный миф, - о том, что например, психоанализ – гнусная ложь. Но психотерапевтические объяснения нужны вовсе не для того, чтобы выяснить окончательную истину об устройстве души, а для того, чтобы помочь человеку, дать ему инструмент работы над собой. Неважно, соответствует ли теория действительности, важен эффект, который она произведёт. Такие концепции (исследователи называют их «психотерапевтическими мифами») помогают по-новому взглянуть на свою жизнь, поговорить о переживаниях, для которых у нас обычно не хватает слов, привести свой опыт в какой-то порядок. Вот только для наведения этого порядка все пользуются разными мифами, и в случае того же психоанализа вы рискуете выйти из кабинета психотерапевта с уверенностью, что тайно ненавидите своего отца, или с воспоминаниями о том, как до вас сексуально домогались в детстве.

Миф четвёртый, о том, что психотерапевт вас вылечит.Распространению этого мифа способствует язык психотерапии, заимствованный из медицины. Уже само слово «психотерапия» вводит в заблуждение, а например слово «невроз» буквально означает «болезнь нервов», то есть что-то вроде опухоли или перелома. А описывают этим словом горе и злость по поводу неразделенной любви, неприятие самого себя, неспособность радоваться и тому подобные «заболевания». Вы думаете, это лечится?В последние десятилетия клинические выражения нередко пытаются заменить «торгово – политкорректным» жаргоном – вместо «пациент» говорят «клиент», который заключает «договор» со своим «терапистом» (это вместо «терапевта») и т. д. Тоже, конечно, хорошего мало - как сказал участник одной из психотерапевтических групп: «Спасибо, что не дали почувствовать себя клиентом».Давайте посмотрим, чем занимается психотерапевт вместо лечения на примере Арнольда Минделла, одного из самых известных и модных сегодня психотерапевтов. На его семинаре женщина, страдающая церебральным параличом, поделилась своей душевной болью – всю её жизнь окружающие смеялись над ней или жалели её из-за того, как она двигается. Минделл предложил ей подвигаться, нашёл её движения по-своему красивыми и начал танцевать с ней какой-то безумный и таинственный танец. Возможно, впервые в жизни ей нравились её движения. Минделл спросил её «Что ты делаешь?». Она ответила: «Я летаю с планеты на планету. Я несу с собой ясный свет», - и добавила: «Я делаю это каждую ночь».

Вместо лечения, психотерапевт занимается психологической помощью в развитии личности. Если вы пожалуетесь ему на головную боль, он не станет давать голове установку не болеть, подобно незабвенному Кашпировскому, а попросит поискать в этой боли смысл или высказать от её лица, что она о вас думает. А если вы не хотите развиваться и пришли, чтобы просто покончить со своим, допустим, навязчивым страхом перед поездкой в метро? К вашему удивлению, терапевт вскоре начнёт обсуждать всё более отдалённые темы и если вы включитесь в его игру, то однажды рискуете обнаружить, что ваши представления о мире так изменились, что начальная проблема перестала быть для вас значимой. При этом вы по-прежнему можете побаиваться ездить в метро, но теперь у вас есть проблемы поважней – вы заняты устранением внутренних препятствий к карьерному росту и давно ездите только на автомобиле.

Психотерапевтический символ верыСам клиент, ясное дело, не просит менять его образ мира, а обращается с конкретной проблемой. Но первейшая задача психотерапевта – так называемое «уточнение запроса», то есть перевод стрелок с этой проблемы на глобальные «экзистенциальные» проблемы клиента. Если оказывается, что у клиента действительно есть такие проблемы (а у кого их нет?), начинается работа, в ходе которой проводится ненавязчивая идеологическая обработка клиента, он учится смотреть на мир и действовать в соответствии с новой идеологией. Современная психотерапия во многом основана на усвоении нескольких простых идей.

Идея первая: принять себя таким, как есть.Идеология психотерапии предлагает оставить недовольство собой, мучительную борьбу со своими недостатками, и полюбить себя во всём несовершенстве. Один из главных источников наших мучений – конфликт представления о том, каким мне следует быть и представления о том, какой я есть на самом деле. В разных направлениях психотерапии этот конфликт описывается как война сознания и подсознания, разума и инстинктов, долга и желаний, внутреннего родителя и внутреннего ребёнка, я-реального и я-идеального и т. п.

Психотерапевт, которому нужно «победить» проблему клиента, понимает: если клиент перестанет бороться с собой и полюбит себя, то и проблема исчезнет. Интерпретируя переживания клиента, психотерапевт обращает его внимание на то, что представления о хорошем и плохом внушены ему родителями в детстве и он борется с собой в угоду живущим в нём «внутренним родителям». Психотерапевт показывает, что подсознание – не враг, а партнёр, и его надо не покорять, а дружить с ним. Психотерапевт философствует о том, что жизнь обладает внутренней мудростью, и даже если у клиента всё плохо, это тоже хорошо, потому что любая проблема - источник развития. Психотерапевт убеждает клиента, что его пороки – распространенное, естественное, нормальное явление, что «нет людей плохих, есть только несчастные», а все людские недостатки происходят от того, что человеку плохо сейчас или было плохо в детстве. В общем, он помогает клиенту пройти путь от внутренней войны к внутренней целостности.

Идея вторая: отстраниться от проблемы.Психологи поняли, что один из главных источников жизненных проблем – жесткие схемы, привычка трактовать происходящее и действовать по усвоенным раз и навсегда сценариям. Но расстаться с ними непросто, - человек держится за своё видение мира и за свои страдания, потому, что чувствует угрозу своему Я – ведь это его мир, его страдания. Поэтому психотерапевты пытаются отделить Я от тягостных переживаний, постепенно и ненавязчиво убеждая клиента, что его представления о мире, чувство вины или низкая самооценка не имеют отношения к его сущности, а например, заимствованы им у других людей (чаще всего - у родителей).Есть и другие способы отстраниться от проблемы, взглянуть на неё «сверху» (например, клиент, думающий «я боюсь высоты», в процессе психотерапии начинает думать «во мне живёт страх высоты»), - но всегда работает общее правило: невозможно расстаться с проблемой, пока не поднимешься над ней. Достигая отрешённости по отношению к своим заботам, клиент теряет жалость к себе, зато обретает юмор, непосредственность, свежий «детский» взгляд на мир.

Идея третья: жить «здесь и теперь».Психотерапевты считают, что современный горожанин не замечает красоты и радости настоящего момента, потому что поглощён заботой о будущем и сожалениями о прошлом. Для счастья нужно «быть», а не «иметь», играть в жизнь, а не заботиться о ней, делать свои дела из интереса к самому процессу, а не для результата. Но просто быть оказывается намного труднее, чем достигать и стремиться к чему-то особенному. Для иллюстрации этой идеи психотерапевты любят рассказывать истории, подобные такой:У мастера дзен спросили:- Как ты практикуешь?- Когда я голоден, я ем, когда устал, сплю.- Но так делают все. Можно ли сказать, что они упражняются так же, как и ты?- Нет.- Почему?- Когда они едят или спят, их ум занят чем-то другим.

Идея четвёртая: принять ответственность за происходящее.Клиент склонен объяснять свои беды внешними обстоятельствами, например, винить в своих бедах плохого супруга. Для психотерапевта такая позиция бесперспективна – с супругом он ничего сделать не сможет. Поэтому он старается показать клиенту, что причины его проблем коренятся в нём самом, точнее, в его убеждениях и образе мира. От идеи «причина проблемы - плохой муж» нужно постепенно перейти к идее «причина проблемы – моё убеждение, что у меня плохой муж». Тем самым достигается и описанное выше отстранение от проблемы. В результате успешной психотерапии клиент начинает считать, что он сам создаёт свой мир, и если этот мир плох, надо менять не мир, а своё отношение к происходящему.

Так как же работает психотерапия?Психотерапевт, подобно садовнику, помогает внутреннему росту, не пытаясь силой вытянуть растение из земли, а поливая и согревая его. Он помогает создать условия для развития личности, но расти приходится клиенту, всю основная работа выполняется клиентом. К специалисту по психологической помощи бесполезно приходить как к врачу, чтобы он «что-нибудь сделал». Скорее всего, он даже не даст никаких конкретных рекомендаций – чтобы не брать на себя ответственность за клиента. К тому же психотерапевт на своём опыте знает - советы и рекомендации обычно не помогают, они не способны изменить человека. А что способно?

Принцип первый: работает любовь.Недаром говорят, что счастье – когда тебя понимают. Очень многим страдающим людям прежде всего нужно, чтобы их поняли, приняли и полюбили. Принятие, доброжелательное и сочувствующее отношение, поддержка клиента вне зависимости от того, что он рассказывает, лежит в основе практически любого направления психотерапии, иначе клиент попросту «закроется» и не будет откровенно говорить о своих проблемах. Принятие клиента психотерапевтом позволяет клиенту принять и полюбить себя, оно является главным условием того, чтобы человек мог измениться.

Здесь кроется и одна из главных опасностей психологической помощи: психотерапевты чаще всего мужчины (мужчины авторитетнее), а клиенты – женщины (особенно в России, где мужчины страшно бояться показаться слабыми, признать, что у них есть проблемы и комплексы). А теплые откровенные отношения между мужчиной и женщиной грозят перерасти в роман. Любовные истории в кабинете психотерапевта начались уже с рождения психотерапии, с Фрейда и Берты Паппенхейм, и продолжаются по сей день. Не заводить романов с пациентками, - заповедь психоаналитиков (для них это самая большая опасность – психоанализ длится долго и крутится вокруг сексуальных тем), - но сколько раз она нарушалась!

Чтобы отбиться от влюбленных клиенток, психотерапевты придумали слово «перенос» - мол, это не подлинная любовь, а перенос вашего нежного отношения к папочке, которое вы так долго держали в себе. Такое убеждение и чувства охлаждает, и повзрослеть помогает.

Принцип второй: работает личность психотерапевта. Главная причина обилия психотерапевтических подходов – обилие ярких личностей в психотерапии. Их последователям кажется, что всё дело в технике, но повторить успехи отцов-основателей почему-то никогда не получается…Требования к личности психотерапевта очень серьёзные – он должен быть способен понять и полюбить любого человека, приходящего к нему, он не может себе позволить такой роскоши как моральное неприятие, чувство собственного превосходства, принципы, позволяющие осудить или презирать. Психотерапевты говорят, что их личность должна быть «круглой», без острых углов, которыми можно задеть клиента. К тому же психотерапевт должен служить клиенту образцом присутствия «здесь-и-теперь», самопринятия, ответственности и способности становиться над ситуацией – тех самых идей о гармонично развитом человеке, на которых держится психотерапия. В жизни психотерапевтам, конечно, редко удаётся удерживать это состояние, но они стараются настроиться на него, по крайней мере, на время психотерапевтических сеансов.

Принцип третий: работают метафоры.Главная техника любого специалиста по психологической помощи – интерпретация информации, полученной от клиента. С одной стороны, эта интерпретация должна как-то изменить и прояснить взгляд клиента на вещи, с другой – не вызвать его сопротивления. Переживания, на которых фиксирован клиент, меняются с большим трудом, психотерапевт старается изменить отношение клиента к ним с помощью косвенных воздействий, которые клиент не воспринимает как покушение на обоснованность его страданий. Чтобы ненавязчиво изменить убеждения клиента, психотерапевты пользуются метафорами: например, жизнь рассматривается как школа, где мы получаем уроки. Метафоры дают нам как бы новый, неожиданный угол зрения на проблему, благодаря которому она преображается, становится видна в совершенно другом свете. Собственно психологические теории, - это и есть метафоры, интерпретирующие по-новому всю нашу жизнь.

Принцип четвёртый: работает работа. Все мы с детства знаем одну неприятную вещь: без труда не выловишь и рыбку из пруда. В процессе психотерапии человек уделяет время и силы работе над своими проблемами, и это приносит эффект. По мере этой работы клиент принимает главные идеи психотерапии, переосмысляет с их помощью свою жизнь и свои проблемы. Работа может происходить и в «косвенной» форме – давно замечено, что чем выше оплата за психотерапию, тем она эффективней.Мы попадаем в тиски одних и тех же проблем из раза в раз, потому что наши внутренние сценарии, приводящие к страданиям, очень устойчивы, и люди не так часто готовы делать усилия, чтобы их изменить. Они приходят к психотерапевту как к врачу за лекарством, а когда выясняется, что нужно работать самим, то далеко не каждый на это соглашается. Психотерапия – занятие не для всех, реальная клиентура психотерапии - это люди, которые захотят и смогут изменить себя. Это, кстати, одна из причин (наряду с дороговизной психотерапии и «психологической неграмотностью» людей) того, что спрос на психотерапию в России гораздо ниже, чем на Западе – там люди приходят к психотерапевту, просто чтобы пожаловаться, чтобы их поняли и оправдали, а у нас для этого служат друзья.

Андрей Константинов, опубликовано в "Русском репортере".

ru-psiholog.livejournal.com

Как работает психотерапия - Психология Дома Солнца

Первый психотерапевт, Зигмунд Фрейд, бывший физиолог, думал, что продолжает заниматься наукой. Первая его пациентка, Берта Паппенхейм, думала, что её лечат новым способом (все другие оказались неэффективными) – разговорами. Позже выяснилось, что психотерапия не смогла стать ни наукой, ни областью медицины: учёные-психологи занимаются своими экспериментами, врачи лечат тело, а психотерапевтам в наследство от теряющей авторитет церкви досталась душа с её проблемами. Если вы недовольны собой и жизнью, замучены заботами и тревогами, не удовлетворены отношениями с близкими людьми – добро пожаловать к психотерапевту или к психологу-консультанту (это, по большому счёту, одно и то же, просто психотерапевтами обычно называют себя те, к кому ходят подолгу, а психологами – те, к которым приходят один-два раза). Казалось бы, всем нам туда и дорога…

Но куда именно податься, - к мастерам психоанализа или психосинтеза, к психодраматистам или гештальт-терапевтам, к экзистенциально-гуманистическим, когнитивно-бихевиоральным, или каким-нибудь другим психотерапевтам с ещё более непонятным названием? Ведь направлений психотерапии намного больше, чем разновидностей колбасы на прилавках в странах развитого капитализма… Может быть, просто выбрать самый эффективный метод? Не тут то было: многочисленные исследования показали, что эффект всех методов психологической помощи приблизительно одинаков. И это при том, что они основываются на совершенно разных теориях, часто полностью противоположных друг другу и пользуются совершенно разными приёмами. Парадокс этот, пожалуй, остаётся главной проблемой психотерапии. Даже сами психотерапевты перестали держаться за свои теории – сегодня большинство из них считает себя сторонниками одновременно разных подходов, стараясь пользоваться теми методами и концепциями, которые, по их мнению, больше всего подходят к тому или иному конкретному случаю.

Исследователи всё больше склоняются к тому, что главное в психологической помощи – не теории и техники, а само взаимодействие психотерапевта и клиента, очень похожее в большинстве современных школ психотерапии, и совсем не похожее на любые другие человеческие взаимоотношения. Давайте попробуем в разобраться в этих взаимоотношениях и поискать в них ключ к тому, как работает психотерапия.

Разоблачение мифов

Начать нужно, пожалуй, с некоторых мифов о психотерапии, бытующих не только в народном фольклоре, но часто и в умах начинающих психотерапевтов. Собственно из-за неопытных и необученных психотерапевтов, которых у нас пруд пруди, эти мифы часто и возникают.

Миф первый, о том, что психотерапевт видит вас насквозь.

Повстречав психолога, люди нередко думают, что этот знаток человеческой природы видит их как-то по особенному, а то и применяет в общении какие-то свои тайные психологические приёмы. А уж опытный психотерапевт насквозь зрит все скрытые мотивы, за версту чует проблемы и комплексы, его теории объясняют всё их поведение.

На самом деле, теории скорее мешают увидеть конкретного человека, неповторимого даже в своих «комплексах». Психотерапевт не разоблачает тайные грешки клиента, а открывается ему навстречу, старается понять и почувствовать состояние и эмоции клиента, а потом рассказывает о своём понимании. Он, как зеркало, служит клиенту для самопознания. При этом психотерапевт – не безучастный «объективный наблюдатель»: он не скрывает своих эмоций и часто вовлекается в те психологические «игры», которые ведёт с ним клиент. Психотерапия иногда напоминает совместное творчество, иногда – любовь, иногда – войну.

Миф второй, о том, что психотерапевт может манипулировать вами, загипнотизировать, зазомбировать и запрограммировать вас.

Сегодня миф это активно распространяется адептами психотерапевтической секты под названием «нейро-лингвистическое программирование» или попросту НЛП. Секта эта, впрочем, не имеет отношения к нейрологии, лингвистике и программированию, да и к психотерапии её можно отнести очень условно – её продвинутые приверженцы занимаются в основном тем, что зарабатывают деньги на обучении менее продвинутых приверженцев, верящих, что после этого обучения они смогут «программировать» окружающих.

Некоторые психотерапевты и правда владеют гипнозом (их намного меньше, чем тех, кто думает, что владеет) но эффект подобных фокусов невелик и недолговечен. К тому же загипнотизировать можно далеко не каждого человека, в основном тех, кто очень верит в зомбирование, нейро-лингвистическое программирование или в своего психотерапевта.

Хоть как-то изменить человека невероятно трудно. Но психотерапевт действительно может помочь клиенту измениться, если тот очень захочет и будет готов работать над собой. Психологи давно заметили, что для того, чтобы изменить человека, главное – принять, понять и полюбить его, поверить в него и дать ему это почувствовать. Иначе он просто не захочет меняться. А то, что личность и характер человека можно изменить без его желания – это сказки. Так что скорейший путь к тому чтобы изменить человека лежит через принятие его таким, каким он уже является (это, кстати, психотерапевтический рецепт на случай, если вы задумали, например, изменить мужа).

Миф третий, о том, что в психотерапевтической книге, которую вы купили и прочитали, содержится правда об устройстве вашей психики.

Психологи придумали немало весьма убедительных теорий. Правда, они убеждают не всегда и не всех, поэтому распространен и противоположный миф, - о том, что например, психоанализ – гнусная ложь. Но психотерапевтические объяснения нужны вовсе не для того, чтобы выяснить окончательную истину об устройстве души, а для того, чтобы помочь человеку, дать ему инструмент работы над собой. Неважно, соответствует ли теория действительности, важен эффект, который она произведёт. Такие концепции (исследователи называют их «психотерапевтическими мифами») помогают по-новому взглянуть на свою жизнь, поговорить о переживаниях, для которых у нас обычно не хватает слов, привести свой опыт в какой-то порядок. Вот только для наведения этого порядка все пользуются разными мифами, и в случае того же психоанализа вы рискуете выйти из кабинета психотерапевта с уверенностью, что тайно ненавидите своего отца, или с воспоминаниями о том, как до вас сексуально домогались в детстве.

Миф четвёртый, о том, что психотерапевт вас вылечит.

Распространению этого мифа способствует язык психотерапии, заимствованный из медицины. Уже само слово «психотерапия» вводит в заблуждение, а например слово «невроз» буквально означает «болезнь нервов», то есть что-то вроде опухоли или перелома. А описывают этим словом горе и злость по поводу неразделенной любви, неприятие самого себя, неспособность радоваться и тому подобные «заболевания». Вы думаете, это лечится?

В последние десятилетия клинические выражения нередко пытаются заменить «торгово–политкорректным» жаргоном – вместо «пациент» говорят «клиент», который заключает «договор» со своим «терапистом» (это вместо «терапевта») и т. д. Тоже, конечно, хорошего мало - как сказал участник одной из психотерапевтических групп: «Спасибо, что не дали почувствовать себя клиентом».

Давайте посмотрим, чем занимается психотерапевт вместо лечения на примере Арнольда Минделла, одного из самых известных и модных сегодня психотерапевтов. На его семинаре женщина, страдающая церебральным параличом, поделилась своей душевной болью – всю её жизнь окружающие смеялись над ней или жалели её из-за того, как она двигается. Минделл предложил ей подвигаться, нашёл её движения по-своему красивыми и начал танцевать с ней какой-то безумный и таинственный танец. Возможно, впервые в жизни ей нравились её движения. Минделл спросил её «Что ты делаешь?». Она ответила: «Я летаю с планеты на планету. Я несу с собой ясный свет», - и добавила: «Я делаю это каждую ночь».

Вместо лечения, психотерапевт занимается психологической помощью в развитии личности. Если вы пожалуетесь ему на головную боль, он не станет давать голове установку не болеть, подобно незабвенному Кашпировскому, а попросит поискать в этой боли смысл или высказать от её лица, что она о вас думает. А если вы не хотите развиваться и пришли, чтобы просто покончить со своим, допустим, навязчивым страхом перед поездкой в метро? К вашему удивлению, терапевт вскоре начнёт обсуждать всё более отдалённые темы и если вы включитесь в его игру, то однажды рискуете обнаружить, что ваши представления о мире так изменились, что начальная проблема перестала быть для вас значимой. При этом вы по-прежнему можете побаиваться ездить в метро, но теперь у вас есть проблемы поважней – вы заняты устранением внутренних препятствий к карьерному росту и давно ездите только на автомобиле.

Психотерапевтический символ веры

Сам клиент, ясное дело, не просит менять его образ мира, а обращается с конкретной проблемой. Но первейшая задача психотерапевта – так называемое «уточнение запроса», то есть перевод стрелок с этой проблемы на глобальные «экзистенциальные» проблемы клиента. Если оказывается, что у клиента действительно есть такие проблемы (а у кого их нет?), начинается работа, в ходе которой проводится ненавязчивая идеологическая обработка клиента, он учится смотреть на мир и действовать в соответствии с новой идеологией. Современная психотерапия во многом основана на усвоении нескольких простых идей.

Идея первая: принять себя таким, как есть. Идеология психотерапии предлагает оставить недовольство собой, мучительную борьбу со своими недостатками, и полюбить себя во всём несовершенстве. Один из главных источников наших мучений – конфликт представления о том, каким мне следует быть и представления о том, какой я есть на самом деле. В разных направлениях психотерапии этот конфликт описывается как война сознания и подсознания, разума и инстинктов, долга и желаний, внутреннего родителя и внутреннего ребёнка, я-реального и я-идеального и т. п.

Психотерапевт, которому нужно «победить» проблему клиента, понимает: если клиент перестанет бороться с собой и полюбит себя, то и проблема исчезнет.

Интерпретируя переживания клиента, психотерапевт обращает его внимание на то, что представления о хорошем и плохом внушены ему родителями в детстве и он борется с собой в угоду живущим в нём «внутренним родителям». Психотерапевт показывает, что подсознание – не враг, а партнёр, и его надо не покорять, а дружить с ним. Психотерапевт философствует о том, что жизнь обладает внутренней мудростью, и даже если у клиента всё плохо, это тоже хорошо, потому что любая проблема - источник развития. Психотерапевт убеждает клиента, что его пороки – распространенное, естественное, нормальное явление, что «нет людей плохих, есть только несчастные», а все людские недостатки происходят от того, что человеку плохо сейчас или было плохо в детстве. В общем, он помогает клиенту пройти путь от внутренней войны к внутренней целостности.

Идея вторая: отстраниться от проблемы. Психологи поняли, что один из главных источников жизненных проблем – жесткие схемы, привычка трактовать происходящее и действовать по усвоенным раз и навсегда сценариям. Но расстаться с ними непросто, - человек держится за своё видение мира и за свои страдания, потому, что чувствует угрозу своему Я – ведь это его мир, его страдания. Поэтому психотерапевты пытаются отделить Я от тягостных переживаний, постепенно и ненавязчиво убеждая клиента, что его представления о мире, чувство вины или низкая самооценка не имеют отношения к его сущности, а например, заимствованы им у других людей (чаще всего - у родителей).

Есть и другие способы отстраниться от проблемы, взглянуть на неё «сверху» (например, клиент, думающий «я боюсь высоты», в процессе психотерапии начинает думать «во мне живёт страх высоты»), - но всегда работает общее правило: невозможно расстаться с проблемой, пока не поднимешься над ней. Достигая отрешённости по отношению к своим заботам, клиент теряет жалость к себе, зато обретает юмор, непосредственность, свежий «детский» взгляд на мир.

Идея третья: жить «здесь и теперь». Психотерапевты считают, что современный горожанин не замечает красоты и радости настоящего момента, потому что поглощён заботой о будущем и сожалениями о прошлом. Для счастья нужно «быть», а не «иметь», играть в жизнь, а не заботиться о ней, делать свои дела из интереса к самому процессу, а не для результата. Но просто быть оказывается намного труднее, чем достигать и стремиться к чему-то особенному.

Для иллюстрации этой идеи психотерапевты любят рассказывать истории, подобные такой:

У мастера дзен спросили: - Как ты практикуешь? - Когда я голоден, я ем, когда устал, сплю. - Но так делают все. Можно ли сказать, что они упражняются так же, как и ты?

- Нет. - Почему? - Когда они едят или спят, их ум занят чем-то другим.

Идея четвёртая: принять ответственность за происходящее.

Клиент склонен объяснять свои беды внешними обстоятельствами, например, винить в своих бедах плохого супруга. Для психотерапевта такая позиция бесперспективна – с супругом он ничего сделать не сможет. Поэтому он старается показать клиенту, что причины его проблем коренятся в нём самом, точнее, в его убеждениях и образе мира. От идеи «причина проблемы - плохой муж» нужно постепенно перейти к идее «причина проблемы – моё убеждение, что у меня плохой муж». Тем самым достигается и описанное выше отстранение от проблемы. В результате успешной психотерапии клиент начинает считать, что он сам создаёт свой мир, и если этот мир плох, надо менять не мир, а своё отношение к происходящему.

Так как же работает психотерапия?

Психотерапевт, подобно садовнику, помогает внутреннему росту, не пытаясь силой вытянуть растение из земли, а поливая и согревая его. Он помогает создать условия для развития личности, но расти приходится клиенту, всю основная работа выполняется клиентом. К специалисту по психологической помощи бесполезно приходить как к врачу, чтобы он «что-нибудь сделал». Скорее всего, он даже не даст никаких конкретных рекомендаций – чтобы не брать на себя ответственность за клиента. К тому же психотерапевт на своём опыте знает - советы и рекомендации обычно не помогают, они не способны изменить человека. А что способно?

Принцип первый: работает любовь. Недаром говорят, что счастье – когда тебя понимают. Очень многим страдающим людям прежде всего нужно, чтобы их поняли, приняли и полюбили. Принятие, доброжелательное и сочувствующее отношение, поддержка клиента вне зависимости от того, что он рассказывает, лежит в основе практически любого направления психотерапии, иначе клиент попросту «закроется» и не будет откровенно говорить о своих проблемах. Принятие клиента психотерапевтом позволяет клиенту принять и полюбить себя, оно является главным условием того, чтобы человек мог измениться.

Здесь кроется и одна из главных опасностей психологической помощи: психотерапевты чаще всего мужчины (мужчины авторитетнее), а клиенты – женщины (особенно в России, где мужчины страшно бояться показаться слабыми, признать, что у них есть проблемы и комплексы). А теплые откровенные отношения между мужчиной и женщиной грозят перерасти в роман. Любовные истории в кабинете психотерапевта начались уже с рождения психотерапии, с Фрейда и Берты Паппенхейм, и продолжаются по сей день. Не заводить романов с пациентками, - заповедь психоаналитиков (для них это самая большая опасность – психоанализ длится долго и крутится вокруг сексуальных тем), - но сколько раз она нарушалась!

Чтобы отбиться от влюбленных клиенток, психотерапевты придумали слово «перенос» - мол, это не подлинная любовь, а перенос вашего нежного отношения к папочке, которое вы так долго держали в себе. Такое убеждение и чувства охлаждает, и повзрослеть помогает.

Принцип второй: работает личность психотерапевта. Главная причина обилия психотерапевтических подходов – обилие ярких личностей в психотерапии. Их последователям кажется, что всё дело в технике, но повторить успехи отцов-основателей почему-то никогда не получается…

Требования к личности психотерапевта очень серьёзные – он должен быть способен понять и полюбить любого человека, приходящего к нему, он не может себе позволить такой роскоши как моральное неприятие, чувство собственного превосходства, принципы, позволяющие осудить или презирать. Психотерапевты говорят, что их личность должна быть «круглой», без острых углов, которыми можно задеть клиента. К тому же психотерапевт должен служить клиенту образцом присутствия «здесь-и-теперь», самопринятия, ответственности и способности становиться над ситуацией – тех самых идей о гармонично развитом человеке, на которых держится психотерапия. В жизни психотерапевтам, конечно, редко удаётся удерживать это состояние, но они стараются настроиться на него, по крайней мере, на время психотерапевтических сеансов.

Принцип третий: работают метафоры. Главная техника любого специалиста по психологической помощи – интерпретация информации, полученной от клиента. С одной стороны, эта интерпретация должна как-то изменить и прояснить взгляд клиента на вещи, с другой – не вызвать его сопротивления. Переживания, на которых фиксирован клиент, меняются с большим трудом, психотерапевт старается изменить отношение клиента к ним с помощью косвенных воздействий, которые клиент не воспринимает как покушение на обоснованность его страданий. Чтобы ненавязчиво изменить убеждения клиента, психотерапевты пользуются метафорами: например, жизнь рассматривается как школа, где мы получаем уроки. Метафоры дают нам как бы новый, неожиданный угол зрения на проблему, благодаря которому она преображается, становится видна в совершенно другом свете. Собственно психологические теории, - это и есть метафоры, интерпретирующие по-новому всю нашу жизнь.

Принцип четвёртый: работает работа. Все мы с детства знаем одну неприятную вещь: без труда не выловишь и рыбку из пруда. В процессе психотерапии человек уделяет время и силы работе над своими проблемами, и это приносит эффект. По мере этой работы клиент принимает главные идеи психотерапии, переосмысляет с их помощью свою жизнь и свои проблемы. Работа может происходить и в «косвенной» форме – давно замечено, что чем выше оплата за психотерапию, тем она эффективней.

Мы попадаем в тиски одних и тех же проблем из раза в раз, потому что наши внутренние сценарии, приводящие к страданиям, очень устойчивы, и люди не так часто готовы делать усилия, чтобы их изменить. Они приходят к психотерапевту как к врачу за лекарством, а когда выясняется, что нужно работать самим, то далеко не каждый на это соглашается. Психотерапия – занятие не для всех, реальная клиентура психотерапии - это люди, которые захотят и смогут изменить себя. Это, кстати, одна из причин (наряду с дороговизной психотерапии и «психологической неграмотностью» людей) того, что спрос на психотерапию в России гораздо ниже, чем на Западе – там люди приходят к психотерапевту, просто чтобы пожаловаться, чтобы их поняли и оправдали, а у нас для этого служат друзья.

www.sunhome.ru

Как на самом деле работает психотерапия

01:37 pm - Как на самом деле работает психотерапия

Последние год с лишним практически перестал вести блог, потому что погрузился в психотерапевтическое консультирование и общие интересы отошли на второй план. Сейчас же набрался достаточный объем наблюдений и предварительных соображений, которыми хотелось бы поделиться. Предполагается, что читатель хотя бы в самом общем виде знает про существование такого явления, как «психотерапия» и интересуется вопросами психологии. У любого внешнего отстраненного наблюдателя сразу появляются вопросы - а что же такое психотерапия делает? Это же «просто разговоры», чем они могут помочь? И если помогает, то чем именно? Почему так много разных направлений, чем они отличаются по конечной эффективности? Эти вопросы возникли и у меня.

Обозначим, что имеется в виду под психотерапией. Формально- это медицинская деятельность, и заниматься ею может только врач, получивший специализацию по психотерапии. Это справедливо для России, но во многих странах это не так, и психотерапевтической деятельностью занимаются специалисты как с медицинским, так и с психологическим образованием. Предлагаю исходить именно из такого понимания, есть врачи-психотерапевты, есть психологи-психотерапевты, и различия не в психотерапевтической работе, а в дополнительных компетенциях, например возможностью сочетать психотерапевтическое и медикаментозное лечение, где это необходимо. Я как врач могу назначать таблетки, психолог не может. Бурные же споры «кто тут настоящий сварщик, а кто маску на помойке нашел» - смысла не имеют.

Психотерапевтических концепций множество, причем часто взаимоисключающих и постоянно конкурирующих. Психоанализ, гештальт, когнитивно-поведенческая, экзистенциальная, гуманистическая, телесно-ориентированная, НЛП, и прочая прочая. Этот многоголосый хор вызывает некоторое удивление. Причем в конечной практике, в голове отдельного специалиста модели еще и смешиваются, мало кто работает в чистых формах, все эклектики по сути. То есть психотерапевт может заявлять, что он гештальтист или юнгианец, но на деле совсем по заветам мало кто живет, если он не сектант. Вроде как у психоаналитиков с догматами построже, но это объясняется спецификой психоаналитической модели- там обязательная супервизия и система переобучения, это все стоит денег, то есть там есть люди, которые эти деньги получают, поэтому заинтересованы сохранять чистоту модели. То есть концепция устроена так, что сообщество практикующих психоаналитиков отдает некоторую часть своих доходов на поддержание концепции, такой очень удаленный аналог церковной десятины. И если говорить с точки зрения эволюционный теории, это вполне достойный способ для концепции продолжать существовать, преуспевать и развиваться. Но это лишь одна из стратегий в борьбе за выживание в мире конкурирующих идей. Разумеется, это не единственный способ. Гештальт по-другому устроен, там множество независимых организаций, которые обучают гештальт-терапии. В когнитивной эволюционной ветке вообще по сути открытый код, там в идеологии заявляется интегративность, в духе «вот вам рабочая модель, дальше делайте что хотите». Поэтому, чтобы быть психоаналитиком мне нужен документ, в котором написано, что я психоаналитик, и практиковать психоанализ, а чтобы быть когнитивно-поведенческим терапевтом, мне достаточно документа, в котором написано, что я психотерапевт, и практиковать когнитивно-поведенческую терапию, но в отдельном документе «когнитивно-поведенческий терапевт» необходимости нет. Между тем, несмотря на различия в подходах, специалисты-практики, какой бы школе они не принадлежали, нечасто бывают жестко догматичны, если видишь человека, который явно фанатик, неважно чего (психоанализа, гештальта, бихевиоризма), скорее всего он не работает этим инструментом, он либо учитель, либо любитель, либо неофит, либо клиент. Практикующие же психотерапевты обычно к этому спокойней относятся, и всегда, что называется, открыты интересным коммерческим предложениям. Хотя встречаются и сектанты, такое тоже бывает, да. Поэтому имеет смысл рассуждать из мета-позиции, а не от каких-либо психотерапевтических школ. Если все они существуют, значит людям это зачем-то нужно. Есть причины, по которым люди за это платят, чем поддерживают видовое разнообразие. Существуй универсально всепобеждающая концепция, давно бы вытеснила конкурентов, чего мы не наблюдаем. На рынке психологических услуг сосуществует множество видов терапии, хотя имеются экологические ниши, в которых одна из моделей демонстрирует значительное преимущество. Для западных стран это, в первую очередь, касается условно «медицинской», клинической психотерапии, где наблюдается абсолютное преобладание когнитивно-поведенческого подхода. В 1993 Американская Психологическая Ассоциация опубликовала рекомендации по психотерапии психических расстройств, соответствующих доказательным критериям эффективности, с этого момента началось победное шествие когнитивных и поведенческих моделей, в разных формах. Это произошло не случайно. Дело в том, что к тому моменту в развитых странах расходы на здравоохранение непрерывно росли, и в обществе созрел вопрос к медицине: «ок, мы готовы оплачивать ваши безумные счета, но объясните почему». Так сложилась современная доказательная медицина. Соответственно, у медицины сформировался определенный запрос к психотерапевтическим парадигмам. «Ничего личного, нам без разницы, как вы называетесь, в чем ваша концепция и что вы делаете. Покажите, что вы способ лечения, а не просто поговорить. У нас есть Поппер и научный метод, от вас требуется соответствие критериям доказательности. На все прочее нам плевать». И тут когнитивно-поведенческая вышла из-за дерева и сказала «здравствуй, мама». Так все и началось. Однако, повторюсь, это касается только «медицинского» сектора психотерапии. Он важный, значимый, престижный, но индустрия им не ограничивается, и на всем прочем пространстве психологической помощи самые разные направление успешно практикуются и прекрасно себя чувствуют. Например, в голливудских фильмах, как отражении массового сознания, психотерапевты в основном представлены психоаналитиками, до полного слияния, и для многих людей психотерапевт=психоаналитик. В России с клинической психотерапией ситуация несколько иная. Во-первых, приверженность доказательным принципам у нас скорее формальная, и весь этот evidence based approach не очень в сообществе прививается. Во-вторых, отечественная медицина пошла по другому пути. Не стали выбирать, как на Западе, какая из психотерапий им походит. «Мы вообще всю психотерапию себе забираем. Запакуйте нам, пожалуйста, всех, потом разберемся».Поэтому, как говорилось в самом начале, в России психотерапия это исключительно врачебная специальность. И когнитивно-поведенческий подход в стране присутствует, имеет свою долю и место на полке, но ни о каком доминировании речи не идет. На данный момент в России, пожалуй, гешальт, психоанализ и экзистенциальная главные игроки. Потом уже когнитивная, гуманистическая и прочие. Это приводит нас к важному тезису:Видимо, психотерапии как-то работают. Есть причины, по которым люди туда идут. Иначе бы не ходили. И это не мистика и эзотерика, потому что к услугам населения есть экстрасенсы, гадалки, астрологи, маги, другие потомственные колдуньи. И там свой сверхконкурентный рынок и своя очень жесткая борьба за умы, поэтому те, кто готов пойти к экстрасенсам, идет к экстрасенсам, этот человек не пойдет к психологам, или пойдет очень факультативно. И еще масса народа в принципе не склонны осознавать, что у них есть такая штука как «психика», и когда они сталкиваются с какими-то душевными сложностями, не склонны что-то по этому поводу предпринимать, так и живут, и к психотерапевту никогда не пойдут. И есть тренинго-коучинговая деятельность, там своя история и своя аудитория, эта аудитория с психотерапевтической пересекается, но очень частично. И еще огромная масса людей активно интересуются вопросами психологии, личного роста и совершенствования, но только в рамках саморазвития и самообразования, этого им совершенно достаточно, и к психотерапевту обращаться не нужно. Так что неправда, что «психотерапия нужна всем». То есть нужна-то она может быть и всем, если верить психотерапевтам, но на деле далеко не все за этим приходят. Очень немногие. Один из сотни. Но даже если это меньше процента от популяции, все равно речь идет о сотнях тысяч человек. Много людей это делают. Значит это кому-то нужно.Зачем им это? Если спросить самих специалистов, то ответ будет типа «я помогаю людям с различными проблемами разобраться в них, успешно разрешить и достигнуть душевного благополучия», ну или что-то в этом духе. Да, конечно, совершенно справедливый ответ, ни малейшего сомнения, именно это психотерапевты и делают. За все хорошее против всего плохого. Спору нет. Но они все так делают. Так что этот ответ не очень информативен. Поэтому стоит попросить описать, что именно они делают. Ответ тоже не стоит буквально воспринимать, там будут термины и какие-то хорошие слова, но можно увидеть, что имеется в виду под этими словами, посмотреть, что человек делает и как он работает, и из мета-позиции оценить.

И если по истории психотерапии и состоянии психотерапевтических концепций информации море, то по анализу терапевтической практики информации практически нет. Две очень недавних книги: «Cognitive Neuroscience and Psychotherapy. Network Principles for a Unified Theory»(2014) и «Psychotherapy. A critical guide»(2013), больше ничего не видел. Поэтому все дальнейшее уже личные выводы и наблюдения.

Давайте разделим «медицинскую» и «психологическую» психотерапию. Если с «медицинской» частью все понятно, что делать понятно, ответы получены, дальше не интересно, то с «психологической» частью все гораздо интересней. Я считаю, психотерапия помогает, но ничего уникального не предлагает. По аналогии: все те задачи, которые человек решает в фитнес-зале, с самыми современными тренажерами и лучшими инструкторами, эти же результаты он может получить дома с двумя гантелями. Гантели у человека давно, индустрия фитнеса недавно, как-то раньше справлялся. Но спортзалы существуют и востребованы, потому что на практике человек не занимается с гантелями, а в спортзале занимается. Поэтому на деле, если убрать терминологическую и понятийную оболочку, психотерапевты предлагают базовые достаточно, и банальные вещи. И эти банальные вещи востребованы. В чем же продукт? Что продается?

Отношения и личное общение. Сочувствие и поддержка. Оправдание и принятие. Конкретные советы и рекомендации. Здравый смысл и рациональное поведение. И другое, список не полный. 
Чаще всего это отношения. Как правило, на уровне обоснования будет звучать что-нибудь про «создание психотерапевтического пространства», «совместный рабочий альянс терапевта и клиента», «активное со-участие», или что-то в этом духе. Задача же в том, чтобы войти в малую группу, не входя в малую группу. То есть должны быть установлены личные отношения, но при этом отличаться от личных отношений, которые уже у клиента имеются (или могут быть). Нельзя замещать друзей, родственников, сексуальных партнеров. И это должны быть хорошие отношения, иначе какой смысл? Дополнительные хорошие отношения в хозяйстве не лишние, люди готовы за это платить. И тут легко сказать «ну, это просто...»«Ну, это просто отношения. Это я и сам могу.» Выглядит как задача «скопируй черный квадрат малевича». Но на деле, как с гантелями, все оказывается не так просто. Теоретически можно. А практически? Мало что людей еще так интересует, как про себя, любимого. И это нормально, это вообще у всех поголовно так, это правильно. Некоторые при этом иногда хотели бы про себя поговорить, некоторые нет. Я, например, хочу. Не часто, но бывает. Очевидно, я не буду разговаривать про себя с людьми, с которыми я в плохих отношениях, так только опереточные злодеи поступают. Также нет смысла разговаривать с людьми, которые вообще вне взаимодействий, им очевидно плевать, с тем же успехом можно с телевизором разговаривать или с детской игрушкой. Хотелось бы разговаривать об этом с людьми, с которыми я в хороших отношениях, но тут проблема. Если буду часто делать это с людьми, с которыми в хороших отношениях, скоро окажусь с ними в плохих отношениях, а я этого не хочу. Остается психотерапевт.Как видите, это совершенно нетривиальная задача- «просто отношения». Это запрос, и вполне легитимный запрос. Но люди редко рефлексируют себя на такую глубину, поэтому декларируется запрос в категории «проблем». Никто же не скажет «хочу на ручки» или «выговориться». Причем в повседневной жизни люди спокойно эти свои желания озвучивают, и правильно делают, нормальное естественное пожелание. Но терапевту озвучивают не базовый запрос, а «терапевтический». Корректная расшифровка терапевтического запроса это отдельная большая тема, так как совершенно не очевидно, с чем клиент пришел, это еще выяснять надо. Но с позиции клиента такая практика вполне оправдана, он и не должен выяснять, это задача психотерапевта. Точно так же к докторам не приходят с жалобой «у меня язва в дуоденальном отделе», говорят «живот болит». И, самое главное, терапевт все равно предложит тот продукт, который у него есть. Если человек торгует сочувствием, а конкретными рекомендациями не торгует, то он так и скажет: «психологи не дают советов». И посочувствует. А другой заявит: «терапия успешностью, конкретные решения ваших проблем», и будьте уверены, советы будут конкретные. Не факт, что хорошие, но наверняка конкретные. Хорошие при этом могут быть, могут не быть. И это несовпадение между клиентом и терапевтом иногда порождает непонимание и разочарование. Например, очень рациональный человек обнаружил у себя некоторые проблемы, можно самому разобраться, но проще отдать на аутсорс, идет к терапевту, и там ему предлагают поговорить с пустым стулом. Разумеется, человек от этого приходит в неприятное недоумение и психотерапия не складывается. Или человеку надо об кого-то подумать, а терапевт очень искренний, очень понимающий, но фразу «очень вам сочувствую» можно и бесплатно услышать, и это не совсем то, что требуется.Подобные разочарования случаются часто, но тут нет злого умысла или чьей-то вины, просто базовый запрос клиента не совпал с предлагаемым продуктом терапевта. И опыт с психотерапией ограничивается тем, что пришел пару раз, пожал плечами и ушел, в искреннем недоумении, что это было. Но столь же часто совпадает и все работает, иначе терапевты бы вымерли.

Таким образом, слова - это упаковка, это не продукт. Каждый специалист собирает свою продуктовую линейку и упаковывает в какие-то термины. Это и есть торгуемый навык психотерапевта. Поэтому нет и быть не может универсальных, абсолютно всем подходящих психотерапевтов. Невозможно сочетать сразу все, это сало в шоколаде получится. Проиллюстрирую на личном кейсе. Я за поведенческую модель и рациональный подход. Что сразу отрезает меня от ряда духовных практик, при всем желании не смогу их предлагать, слишком заметно будет, что считаю их полным вздором. И это не проблема этих духовных практик, потому что они и без меня прекрасно поживают и имеют свою обширную аудиторию. Поэтому берем те концепты, которые готовы принять. В моем случае это вся «когнитивная» ветвь эволюции, от когнитивно-поведенческой до бихевиоризма III поколения.

«Важно, что человек делает, а не что он говорит. Значима конечная эффективность, адаптивность и пластичность психики. Поведение первично, богатый внутренний мир это инструмент для реализации. Человек это обучаемая когнитивная машина принятия решений, и эту систему можно направленно переобучать и настраивать. Не значимо, нравится нам наши переживания или нет, но значимо, полезны они или вредны. Рационально действующий субъект это оптимальная выигрышная стратегия. Возможно контролировать свое поведение на всю глубину и по желанию подключаться/отключаться от эмоций,- это технический навык» И так далее, и тому подобное. Дискурс, полагаю, в общих чертах понятен. Но если убрать всю терминологическую оболочку, отодвинуть в сторону объяснения из когнитивной психологии, социальных нейронаук и биологии, то что останется, как основной продукт? Здравый смысл.Технологизированный, выведенный в прикладные инструменты, выросший в сложную концепцию, но если абстрагироваться, то по сути, это психотерапия здравого смысла. Еще один торгуемый навык. И, как и со всеми остальными психотерапевтическими продуктами, его можно свести к «ну, это просто...»Ну, это просто здравый смысл. Однако, если бы это было просто, люди не имели бы проблем иррационального свойства. Это довольно нишевый продукт. Здравый смысл, скажем так, очень умеренно востребован. То есть формально все согласятся, что штука полезная, но на деле люди и без него обходятся, и ничего. Если человеку рациональная модель не близка, он ее не возьмет, а возьмет, так пользоваться не будет. Если человеку рациональная модель близка, то примет и будет ее применять. Кто-то проходит мимо, кто-то покупает, это нормально.

Таким образом, вся психотерапия по факту сводится к техобслуживанию психики. Там ничего такого не восполняется, чего бы изначально не было в устройстве машинки. На это у некоторой доли населения есть запрос, доля это стабильна и в обозримом будущем не изменится. Психотерапевтическое разнообразие практик полностью восполняет этот запрос, поэтому никаких новых «современных научных» методик психотерапии ожидать не приходится. На уровне отдельного клиентского запроса и отдельного человека может сложится впечатление, что найти результативного специалиста это крайне не тривиальная задача. Но на уровне psy-индустрии и ее работы с массивом обращений, система более-менее стабильна и все входящие запросы обрабатываются. Поэтому на данный момент не возникает нужды в новых психотерапевтических инструментах и концепциях, все необходимые уже существуют, и задача сводится к тому, как конкретный специалист из этого набора формирует свой личный «ящик с инструментами».

Подводя итог. Психотерапия достоверно работает, на этом все исследования сходятся. Однако ее работу невозможно объяснить «изнутри» психотерапии, потому что не существует «единой теории» и все направления исходят из умозрительных концепций, каждая из своей. Кроме того, нет единства в понимании того, что значит «работает», потому что декларируют все примерно одно и то же, но как дело доходит до конкретизаций, выясняется, что под «результатом» люди понимают разные вещи. Это может быть «конечная эффективность и адаптивность психики», может быть «субъективное удовлетворение качеством жизни», может быть «отсутствие дискомфортных и неприятных душевных переживаний», может быть что-то еще. И это все не синонимы. Очень эффективная психика может испытывать, а может не испытывать различные негативные переживания. Человек, избегающий всякого дискомфорта и испытывающий преимущественно позитивные эмоции, может быть при этом крайне дезадаптивен и не эффективен. И так далее. Эти разрывы и непрозрачность понимания создает впечатление, что «дело темное и запутанное». Но если посмотреть «сверху», из некой мета-позиции, ситуация проясняется и перестает быть столь загадочной. Конечно же, я при этом далек от мнения, что окончательно понимаю, как работает эта машина. Тема требует дополнительного изучения.

stelazin.livejournal.com

Как работает психотерапевт?

Психотерапевт — это медработник с соответствующим образованием, прошедший профильное обучение в области психотерапии. Его компетенция представляет собой компромисс между функциями психолога и психиатра. Но, в отличие от специалиста-психолога, психотерапевт — врач с медицинским образованием.

Аналогично психологу, его функция заключается в помощи пациентам находить первопричины проблем и их и решения, но область работы психотерапевта существенно шире. Она заключается в диагностировании и лечении эмоциональных и личностных расстройств лёгкой и средней тяжести, фобий, депрессий и невротических отклонений.

Врач-психотерапевт также может взаимодействовать с больными, психика которых находится в пограничном состоянии. Но работа с пациентами, страдающими от тяжёлых расстройств психики — это удел психиатров.

Как работает психотерапевт

Богатые знания в медицинских областях, в частности — психологии, дают психотерапевтам широкие возможности для деятельности. И, по сравнению с психологами, помощь, оказываемая врачом-психотерапевтом, может быть более значимой.

К основным методикам, используемым специалистом, относятся словесная терапия и виды психотерапевтического воздействия, отличающиеся высокой результативностью. Помимо этого, психотерапевт вправе назначать больным лекарства (антидепрессанты и транквилизаторы), для устранения симптомов тревожности, снятия стресса, улучшения настроения.

Психотерапевтическое лечение, дополненное тщательно подобранные препаратами, показывает высокую результативность. Кроме этого, отдельные специалисты весьма успешно применяют техники гипноза. Терапия больных осуществляется врачами с использованием одного или сразу нескольких методов терапевтического воздействия: гештальт-терапии, арт-терапии, поведенческой терапии, психодрамы, психоанализа и т. п.

Врач-психотерапевт, подобно психологу, организовывает как групповые, так и индивидуальные занятия с пациентами. Привлечение специалистов этого профиля актуально для больниц, диспансеров, клиник, центров психологической помощи.

перейти наверх

Методы психотерапии

Лечение основывается на многостороннем воздействии на пациента.

Сегодня в распоряжении специалистов находятся известные и показавшие высокую эффективность методики, в их число входят:

  • Сеансы психоанализа, благодаря которым психотерапевт может обнаружить травмирующие психику пациента факторы, свести их влияние на сознание больного к минимуму.
  • Методика экзистенциальной психотерапии, позволяющая пациентам переосмыслить приоритеты и жизненные ценности, подтолкнуть его к самостоятельному поиску выхода из проблемы.
  • Гешальд-терапия. В её основе лежит личное взаимодействие больного и врача-психотерапевта.
перейти наверх

Как подобрать психотерапевта

Приём больных осуществляется психотерапевтом в условиях медицинского учреждения, а не на дому. Основным критерием при выборе специалиста является наличие у клиники лицензии на психотерапевтическое лечение. Кроме этого, необходимо учитывать следующие факторы:

  • Выбранный специалист должен вызывать симпатию у пациента, при этом не вторгаться в его личное пространство.
  • Врач должен неукоснительно соблюдать врачебную этику. Это относится и к возможной критике в адрес предыдущих специалистов, даже если выбранная ими методика лечения оказалась малоэффективной.
  • Перед началом лечения врач должен согласовать с вами методику психотерапевтического воздействия и кратко рассказать её принципы. В распоряжении врача должно быть не менее 3–4 методик.
  • Одно из основных качеств врача-психотерапевта — это умение выслушать пациента. При этом врач не должен перебивать его или же заставлять рассказывать о неприятных для пациента вещах.
  • Специалист не должен настаивать на конкретной методике лечения, если пациент выступает против.
  • психотерапевт должен отвечать на вопросы пациентов, кроме случаев, когда ответы могут осложнить течение заболевания.

psytheater.com

психотерапевт | Психологическая помощь онлайн

Илья Васильев. «Как выбрать психолога? Как выбрать психотерапевта?»

 

Основные заблуждения по поводу работы психолога и психотерапевта.

(Продолжение статьи «Консультация психолога»)

Надежда

1. Как работает психолог и психотерапевт?

Первая стадия работы психолога (психотерапевта) заключается в анамнезе, то есть в первичной диагностике проблемы. Психолог, путем расспросов, получает в ходе беседы с вами (используя диалог, ряд тестов, опросные листы) общую картину вашей проблемы, определяет ее динамику, ее развитие, ее длительность, связь с другими сферами вашей жизни (т.е. с физическим здоровьем, карьерным ростом, семьей, может быть с психологическими травмами в детстве и т.д.). Анамнез проблемы, то есть сбор данных по ней, позволяет психологу увидеть «общую картину» проблемы, определить ее диагноз: как вы пришли к такой ситуации и почему?

Далее психолог и психотерапевт начинают работать по разному. Психолог далее должен показать человеку выход из этой сложной жизненной ситуации, помочь ему успокоиться и найти силы в своей душе, чтобы самостоятельно справиться с этой проблемой.

Психотерапевт же должен определить с помощью каких психотерапевтических практик и методов, с помощью какой терапии он может начать помогать человеку и назначит определенную программу изменений. Психотерапевт занимается коррекцией поведения (мыслительных и поведенческих установок). Чтобы вам стала яснее разница между психологом и психотерапевтом, приведу такую понятную метафору с машиной скорой помощи. Представьте следующую ситуацию. Вот у нас есть два человека, оба, допустим, пострадали во время большого взрыва пиротехники. На вызов приехало два экипажа скорой помощи. Но у первого пострадавшего только легкий шок, несколько ссадин на лице от падения и кровоточит разбитое колено. А второй пострадавший с сотрясением, пострадал гораздо сильнее, лежит сейчас овощем и сам себе не может помочь. Первому пострадавшему парамедики из скорой окажут первую помощь, перевяжут колено и, если у него более никаких повреждений нет, отпустят его на домашнее лечение. Так поступает и психолог, его задача — помочь тем, кому нужна самая первичная психологическая помощь, но кому при этом хватит сил справиться в дальнейшем со своей проблемой самостоятельно, как при домашнем лечении. Психотерапевт же подобен экипажу второй машины скорой помощи, которая занимается более серьезно пострадавшим человеком, тот лежит сейчас овощем и сам себе никак не может помочь, настолько ему плохо — ему нужно в разы больше внимания и в разы более сильная терапия и помощь. Психотерапевта, а не психолога нужно искать, если вы чувствуете, что вам (или близкому вам человеку) нужна именно такая терапия, когда вы чувствуете, что сами вы никак не можете справиться с этой проблемой.

Здесь есть три очень важных стадии осознания, которые  последовательно сменяют друг друга.

3 стадии:

1-я стадия) Безнадежность (Никто в мире не может решить мою проблему. Никто вообще! Настолько она глубока и всеобъемлюща, она огромна как море. Я барахтаюсь в ней, уже не помню сколько, я словно бы в тёмной вязкой воде, я стою в ней, чувствую себя словно в глухом тёмном тупике. Чувство безнадежности и потерянности не покидает человека и он считает, что никто вокруг вообще не в состоянии что-то здесь сделать, не только он сам, но и вообще — никто. Так чувствует себя человек на стадии безнадежности).

2-я стадия) Беспомощность (Постепенно приходит понимание, что это Я, только лично Я не могу решить свою проблему. Да, я не могу с ней справиться, это правда, но, оказывается, где-то есть специалисты именно по этой проблеме, которые уже помогали избавиться от точно такой же проблемы кому-то еще, причем успешно помогли кому-то выбраться из этой проблемы. Кто-то это уже смог, кто-то достиг этой цели, кто-то это может делать! Значит они могут научить и меня. Значит безнадежность уже проходит. Я сейчас беспомощен(-на) по отношению к своей проблеме, но проблема уже не так безнадежна. Понимаете разницу? Безнадежность отступает и появляется уже просто чувство беспомощности, которое переживается уже все-таки как более легкое состояние. Я уже знаю, что есть люди, есть такие специалисты, которые в моей проблеме разбираются! И в моём глухом тупике начинает брезжить рассвет, вдруг откуда-то появляется свет — оказывается, отсюда есть путь, мне просто нужен такой ментор, гид, который выведет меня как из лабиринта, из потёмок моей заплутавшей и запутавшейся души!)

И наконец, 3-я стадия) она называется Надежда (И так к человеку приходит Надежда. Это Великое чувство, оно буквально затапливает душу, словно могучий водный поток, низвергающийся в пустынную долину. Часто у человека в момент прихода надежды текут слёзы, его буквально трясет от нетерпения и надежды: «Я хочу верить! Я надеюсь! У меня теперь есть надежда! Мне помогут! Я со всем справлюсь! Я всё решу!» В медицине известно множество случаев, когда «безнадежно» больные, которые должны были умереть, вдруг обретали Надежду и, вопреки всем прогнозам, выздоравливали. По всем показаниям они должны были бы скоро умереть. Но вдруг обретали Надежду и спасали себя, открывая в себе словно новый резервуар силы, энергии и жизни). Так это работает.

Помощь психолога

Так вот, работа грамотного психотерапевта заключается в том, чтобы вывести человека (с помощью гештальт-терапии, гипноза, классической рациональной психотерапии и т.д.) из состояния овоща, из состояния «я с собой не могу ничего поделать». Психотерапевт как водный спасатель на пляже — его подопечный уже настолько ослаб и нахлебался воды, что двигаться сам почти не может, а только бессильно и бессистемно барахтается. Психотерапевт, как спасатель, ОБЯЗАН его ТАЩИТЬ на берег сам. Это его работа и обязанность. Сам потерпевший не выплывет, он сейчас как овощ, ему нужно помочь словно заново почувствовать своё тело: помочь начать самостоятельно дышать и действовать, но прежде всего — вытащить на берег Здравого Смысла и понимания «где я» и «что со мной«. И уже дальше, «откачав», обучать человека, как никогда больше не попадать снова в такие болезненные ситуации. «Ну ты как, ничего?» Человек иногда плачет от радости: «Господи, как же здесь, на берегу, хорошо!» Не хочу туда обратно!

Работа психотерапевта — это трудная работа. Работа психолога — более легкая, но не менее важная, просто не такая авральная.

Помощь рядом

Теперь пару слов об организационных моментах работы психолога и психотерапевта.  Она может строиться или на индивидуальной, или групповой основе. Есть проблемы, которые можно решить только с помощью индивидуальной работы один на один с психологом (психотерапевтом) и есть проблемы, где очень удачно работает групповая психологическая помощь (например, раз в неделю собирается группа из нескольких человек и решает свои проблемы вместе, под руководством опытного психолога/терапевта).

Личная работа с психологом (и психотерапевтом) может проходить в виде: 1) очного общения, 2) общения по телефону или скайпу, 3) письменного общения, в виде письменных консультаций. Очень важное место занимает искреннее желание свою проблему решать и действительно выполнять те психологические задания и упражнения, которые психотерапевт определяет для вас. Вы должны быть нацелены на сотрудничество и действительно желать изменить какой-то аспект вашей жизни. Не ждите заранее, что в результате только одного занятия с психологом вам наверняка удастся полностью убрать ту проблему, которая вас тревожит, если вы работаете с квалифицированным психологом, то облегчение наступит уже после первого, но для качественной терапии нужно как минимум несколько занятий.

По поводу эффективности взаимодействия с психологом. Лучше всего, конечно, индивидуальные консультации  (если есть возможность, то и занятия в группе). Что касается возможности работы на дистанции, то есть по телефону или скайпу, то она практически мало чем уступает общению один на один. На самом деле, для дела не настолько важно, сидим ли мы сейчас напротив друг друга за одним столом, или же разговариваем по телефону на расстоянии в тысячу километров, потому что и в кабинете, и по телефону я скажу вам одно и тоже. Что касается возможности письменных консультаций, то у них есть свои незначительные плюсы и существенные минусы. Наряду с обычными «живыми» консультациями я практиковал раньше в том числе и письменные консультации для общения на большой дистанции (если человек живет в трех тысячах километрах от меня, то выбор у него и у меня не очень большой, а человек, допустим, почему-то хочет работать именно со мной), хотя позже я от письменных консультаций отказался (мне легче объяснить человеку, что нужно делать, по телефону или по скайпу, письменное консультирование для меня гораздо более утомительно, чем живая беседа). Могу сказать по поводу писем, что эффективность даже письменных консультаций, если специалист толковый, может быть очень высокой для вас, но прибегать к письменным консультациям я советую все-таки в самом крайнем случае, только если вы живете очень далеко от данного специалиста и если вы не можете позволить себе оплатить его телефонную консультацию или приехать и поработать с ним «вживую».

2. Периодичность и время психологической помощи. Сколько длится сеанс? 

Одно занятие с психотерапевтом или психологом в неделю — это норма. Два занятия — хорошо, во многих случаях это уже интенсив, три занятия в неделю — это суперинтенсив, хотя всё зависит от ситуации и проблемы. Есть еще более интенсивные формы работы, когда человек находится постоянно под наблюдением (курсы реабилитации и т.д.). В большинстве случаев одной встречи в неделю вполне достаточно, так как ваш психологический метаболизм просто может не воспринять тот переизбыток информации, который вы получите.

Время продолжительности встречи — вопрос очень индивидуальный. Например, моя личная консультация длится от полутора до двух (изредка даже до трех) часов, потому что я считаю, что должен проработать проблему вместе с человеком максимально глубоко. Сразу оговорюсь, так долго мало кто работает, среднее время сеанса практикующего психолога - до полутора часов.

Время приема «дежурного» психотерапевта или психолога в больнице обычно ограничено рабочим графиком и составляет условно один час. За это время, как я лично считаю, он может успеть сделать для вас довольно мало, больничная, т.е. государственная психология и психотерапия чем-то, знаете, похожа на конвейер. Не хочу критиковать своих коллег, в этой системе встречаются хорошие диагносты и хорошие психотерапевты, но отчасти из-за ряда таких временных ограничений, отчасти из-за конвейерности такой помощи она носит очень, даже слишком формальный характер и порою выглядит так: человек в поликлинике (или у частного психолога) успевает немного выговориться и затем психолог говорит ему: «Ну вот, вы и взглянули на проблему с другой стороны». Я такой подход к психологии называю «Вон из профессии!» Я не понимаю, почему такой психолог называет себя психологом. Он просто не имеет на это морального права! Какой он к черту специалист! Может быть я ошибаюсь, но это мое личное мнение и я от него никогда не отступлюсь. Для меня такая псведопсихология — это профанация и обман. Потому что человек пришел к тебе не выговориться, а получить определенный результат и руководство к действию, а результата —  почти ноль. Так что я не могу порекомендовать вам не обращаться к нанятым государством психологам или психотерапевтам, повторюсь, там есть и хорошие специалисты, но общее отношение, поймите, довольно-таки формальное и рутинное. То есть это такая система. И здесь — как повезет, буквально, можете попасть (по рекомендации) на хорошего психолога или психотерапевта, который вам поможет, а можете и на неквалифицированного специалиста, который будет работать с вами, спустя рукава. Не ждите многого от этой системы. Скажите, лично вы ждете многого от государственной пенсии? Нет, государство действительно обязуется выплатить вам впоследствии, по достижению определенного возраста, гарантированную сумму, но очень и очень низкую. Такую же гарантию государство в своем лице дает всем гражданам и на определенный уровень психологической помощи — вы ее получите, но по качеству она будет примерно как пенсия, то есть вряд ли вы останетесь очень довольными ею. Выбор — только за вами. Это ваш личный выбор, просто хочу предупредить, что за этот неправильный выбор, за выбор неправильного специалиста иногда приходится платить позже и неоценимыми вещами: бесценным временем вашей жизни, отсутствием спокойствия, отношениями и здоровьем.

Работа с частным практикующим психологом и психотерапевтом строится на совсем другой основе, это дорогая работа и за то что психолог или психотерапевт берет деньги (часто большие, но как позже выясняется — просто нормальные) он должен гарантировать вам определенный Результат. Частный практикующий психолог или психотерапевт отвечает за это своей репутацией, то есть хороший практикующий психолог кровно заинтересован в том, чтобы качественно работать и не терять клиентов из-за плохих отзывов. Но за качественную и результативную работу нужно платить, потому что работа по коррекции поведения является одной из самых сложных и трудоемких («ох тяжелая это работа, из болота тащить бегемота«, так оно и есть), в отличие от достаточно формального подхода к вам со стороны «государственной» психологии, которая готова выписывать вам антидепрессанты по любому поводу и без повода. А о том, как выбрать хорошего психолога или психотерпевта мы поговорим чуть позже.

Кроме личных консультаций психолога или совместной работы в группе, существуют и другие формы решения своих проблем. Это может быть самостоятельная работа с психологической и психотерапевтической литературой. По целому ряду проблем существуют книги, хорошие книги, написанные психотерапевтами, аудиокниги, а также видео- и аудиокурсы. Если они были созданы психотерапевтом, который досконально изучил проблему и имеет комплексное, системное видение решения вашей проблемы (а не типичное «Вот вам рецепт на антидепрессанты. Следующий!»), то вы можете очень успешно самостоятельно справиться со своей проблемой с помощью этих инструментов — психотерапевтической литературы, аудио- и видеокурсов. Только для правильного эффекта с ними нужно действительно работать - то есть самостоятельно и качественно выполнять все упражнения, которые в них даются, очень глубоко осмыслять то что написано в книге, «вступать в диалог» с автором, выписывая ключевые мысли на полях книги и т.д. Нужно не просто пассивно слушать или читать, с этими психологическими инструментами нужно активно самостоятельно  работать, тогда будет результат.

 nadezhda

 

Как выбрать хорошего психолога или психотерапевта?

 

В этом вопросе есть только один четкий критерий — вам нужно узнать, занимается ли этот специалист именно вашей проблемой и если да, то как долго, какой у него именно в вашей проблеме наработан опыт? Самое важное для любого психолога — это только практика по конкретной проблеме, т.е. сколько опыта в этой сфере он уже наработал. Например, я успешно работаю с двумя типами зависимостей — любовной и игровой зависимостью, но принципиально не занимаюсь алкогольной или табачной зависимостями (хотя теоретически прекрасно понимаю, как они формируются, и как их нужно убирать, я просто с ними предпочитаю не работать, у меня не наработан здесь необходимый психотерапевтический «багаж») и по последним двум вопросам сразу говорю: «Найдите другого специалиста, я этой проблемой не занимаюсь». Пусть алкогольной зависимостью занимается нарколог. Это честно по отношению к клиенту. У каждого толкового и грамотного психотерапевта есть  одна или несколько таких специализаций, в которых он действительно спец. Избегайте «мастеров на все руки», в резюме которых указано, что они «лечат от всего», скорее всего они лечат от всего одинаково плохо. У хорошего специалиста есть максимум пара, от силы несколько специализаций, плюс одна-две общие темы, в которых он может помочь, например, неврозы. Дело в том, что даже при глубоком понимании сути той или иной проблемы, психотерапевт, прежде чем сам достигнет эффективных результатов, должен наработать серьезный практический опыт в ее решении, провести как минимум несколько сотен консультаций с людьми только по данной конкретной проблематике. Только после этого его можно считать специалистом высшей категории или просто специалистом (и то, ему нужно постоянно учиться, посещать платные семинары для повышения своей квалификации и читать литературу по своей специальности).

Далее о методах. Методы могут быть самыми разными: рациональная психотерапия,  провокативная психотерапия, сценарное перепрограммирование, гипноз (директивный или эриксонианский, последний еще называют «мягким» гипнозом), арт-терапия, психодрама, нейро-лингвистическое программирование, психоанализ, гештальт-терапия и т.д. Методов и школ существует множество. Сразу скажу, что обращать внимание нужно на личность психотерапевта и на то, вызывает-ли он у вас доверие. А вот какие психологические инструменты применять для исправления вашей проблемы — решить самостоятельно вы не сможете, скорее всего. Методы и психотерапевтические техники подбирает, в зависимости от ситуации и своего опыта сам специалист, просто доверяйте ему.

Цена. Сколько это стоит? 

На днях я смотрел статистику интернет-запросов и обнаружил, что значительное число людей вбивают в поиск Яндекса и Гугла «хороший психотерапевт бесплатно». Друзья, так не бывает! Искать действительно высококлассного специалиста который будет работать с вами много часов, дней и недель бесплатно, это всё равно что вбивать в поиск: «Лучший ресторан нашего города, где кормят бесплатно, заказать столик на двоих». Вы понимаете? Абсурдно ожидать, что непростая, индивидуальная работа ничего не будет стоить. Более того, она стоит дорого! Дешевый психотерапевт — это плохой психотерапевт, запомните! Но та цена которую вы платите за плохое самочувствие, за низкую самооценку, за плохие отношения  - она вообще неоценима, потому что за это вы платите качеством вашей жизни и вашим бесценным временем.

На что еще обратить внимание при выборе психолога или психотерапевта?

1) Доверие. Возможно, это самая важная вещь для начала работы с этим человеком.

Как я уже писал, нужно в первую очередь обращать внимание на продолжительность практики этого специалиста именно по вашей проблеме, но, возможно, самый главный критерий выбора заключается в чувстве доверия, которое у вас возникает к этому специалисту (или не возникает). Если возникает чувство доверия — идите к этому человеку, скорее всего, вы еще и очень комплементарны, то есть сможете вместе плодотворно решить ваш вопрос.

2) Рекомендации. Тоже советую, если это возможно, собрать рекомендации у знакомых, оставляя главный голос в принятии решения все-таки только за собой. Просто помните, что вам могут дать как очень объективную, так и очень необъективную оценку того или иного психолога. Например, мне неоднократно приходилось лично слышать от разных людей не только положительные,но и нелестные отзывы о паре психологов из нашего города, которых я не просто лично знаю, но о которых я знаю, что они работают на совесть и действительно выкладываются на все сто, чтобы помочь человеку. То есть если какой-то человек сказал вам, что «я обращался к этому психологу и он мне не помог и поэтому он плохой психолог», то это еще ни о чем не говорит. Есть даже такая поговорка, что «у каждого хорошего хирурга есть своё маленькое кладбище». То есть вы можете попасть к хирургу экстра-класса, самому образованному, опытному и толковому специалисту и он вам просто не сможет помочь — и такое тоже изредка бывает, болезнь была слишком запущена, например, но отсюда не следует, что хирург плохой или неопытный, хирург-то замечательный и лучше его в этом городе может быть и нет, поэтому если кто-то говорит, что этот психолог плохой, то нужно не верить на слово, а расспросить человека, как он с ним работал. И самое главное, собрать отзывы других людей. Если подряд несколько незнакомых между собой людей говорят вам — не обращайтесь у этому психологу, то лучше действительно не обращайтесь и поищите другого специалиста. Помните, что некоторые, даже самые хорошие специалисты могут вам не подойти из-за стиля их работы.

3) Результаты предварительной беседы.

Перед тем как согласиться на работу с психологом, нужно составить общее представление о том, как она будет происходить. Иногда перед началом работы проходит предварительная беседа. Задайте психологу или психотерапевту интересующие вас вопросы: сколько потребуется сеансов для решения моей проблемы? Какие бывают методы терапии для решения моей проблемы? Как часто нам нужно встречаться и сколько будет длиться по времени один сеанс совместной работы?

Нужно заключать перед работой своеобразный устный контракт с психологом, устный договор о сотрудничестве, в котором психолог разъясняет вам детали и обязуется сделать со своей стороны такую-то и такую-то работу, чтобы довести вас до определенного результата за определенный срок (например, за 5 консультаций, каждая из которых будет проходить раз в неделю) . Вы должны увидеть и почувствовать со стороны психолога, что он настроен не на симптоматическое лечение и ваше «успокоение», а на определенный Результат. Если, при всех прочих условиях, вас устраивает предварительная беседа и условия устного договора с психологом, то смело можете начинать работать с ним.

4) Книги и статьи, публикации.  Спорный вопрос. Для задействованных в академической деятельности психологов публикации являются обязательными, но о качестве психолога это еще ничего не говорит, поверьте мне просто на слово. Если вы точно знаете, что у психолога, к которому вы хотите обратиться, написана научная монография или книга по вашей проблеме, или может быть статья, серия статей по ней, которые публиковались, например, на его сайте, то это конечно же плюс. Но я знаю нескольких очень хороших специалистов, они действительно мастера своего дела, и им просто некогда писать книги или статьи.

Есть только два параметра эффективной психологической работы: 1) нацеленность на Результат и 2) доверие к его экспертности.

5) Чего избегать? Что должно насторожить.

Прежде всего — любые упоминания эзотерики, мистики, колдовства и шаманства, а также любых культов. Друзья, поймите, что есть психология и психотерапия, а есть «колдуны и шаманы» (которые, кстати, скорее всего не имеют никакого отношения к шаманской традиции). Как есть признанные финансовые институты (банки), а есть игра в наперстки и казино, так что когда мне кто-то говорит, что обращался к колдунье или шаману, то для меня это всё равно, как если бы человек сказал, что всерьез инвестирует в игру в наперстки. «Здорово»! То есть если вам попадается объявление о том, что чакры на дому оттопыривает потомственный шаман в 35-м поколении, член ордена Белого Орла и маг общества Черного Козла, то вы имеете дело с шарлатаном. Иногда они называют себя парапсихологами, а свою деятельность парапсихологией, но пожалуйста не дайте себя обмануть, никакого отношения к психологии или психотерапии их деятельность не имеет, это эзотерика, причем наихудшего сорта. То есть обращайтесь к ним на здоровье, тратьте напрасно ваше время, ожидая, что в вашей жизни или в ваших чувствах к кому-то что-то изменится, но просто не говорите впоследствии, что вы обращались к психологам. Потому что это будет неправдой.

На что еще стоит обратить внимание при выборе психолога. Если психолог говорит, что всю ответственность за решение вашей проблемы берет исключительно на себя, то это должно насторожить, а не обрадовать. Особенность работы с действительно толковым психологом или психотерапевтом заключается в ее совместности, психотерапевт подталкивает вас к изменениям, но провести эти изменения за вас или вместо вас он не может.

Продолжительность работы с психологом и психотерапевтом.

В классической, академической психотерапии принято считать, что для настоящего изменения какого-то нежелательного навыка или отрицательного свойства нашей психики требуется примерно пол-года. В принципе с этим трудно спорить, но на самом деле, речь идет скорее о сроке окончательного закрепления определенного нового типа поведения. Сейчас существуют психотерапевтические техники и инструменты, которые позволяют прорабатывать ситуацию очень быстро и по ряду проблем уже за несколько занятий решать психологическую проблему. При работе с квалифицированным психологом (или психотерапевтом) мощного внутреннего результата вы можете добиться уже через несколько занятий.

Желаю вам самого крепкого и глубокого психологического здоровья!

Илья Васильев

P.S. Если вам нужна психологическая помощь, то обращайтесь ко мне напрямую по почте [email protected]

 

orator.ee