Профессия – журналист. Интервью с Анастасией Козловой. Интервью с журналистом о профессии


Интервью о профессии: журналист

Я, Алексеева Василина Васильевна, живу в селе Энтузиаст, Юрьев-Польского района, Владимирской области. Учусь в 7 классе. Сегодня попробую себя в роли журналиста. А задавать вопросы я буду корреспонденту нашей районной газеты «Вестник Ополья» – Лунёвой Юлии Михайловне – старшему литературному сотруднику.

– Здравствуйте. Расскажите о себе: кем Вы работаете и как долго работаете по этой профессии?

Я работаю корреспондентом в редакции районной газеты «Вестник Ополья». Точнее, моя должность называется старший литературный сотрудник. Тружусь в редакции 4,5 года.

– Почему Вы выбрали эту профессию?

Если честно, абсолютно случайно. Просто узнала, что в редакцию  требуются сотрудники. Пришла. Прошла испытательный срок и осталась в коллективе.

– Довольны ли Вы своим выбором?

Безусловно! Работа очень интересная, разнообразная, увлекательная.

– Сложно ли было освоить Вашу профессию? Какое образование нужно получить для этого?

Возможно, поначалу только было сложновато. Надо знать, как правильно строить текст (по правилам газеты), последовательность излагаемого, формат, сленг и прочее. Но все приходит со временем и опытом. Пришлось самостоятельно изучить литературу по журналистике, прочитать советы опытных людей, чтобы знать основы работы. Конечно, людям с журналистским образованием легче (его и советую получить), они знаю больше, их этому специально обучают. У меня высшее педагогическое образование: «Учитель начальных классов. Логопед».

– Нужны ли какие-то особые качества и навыки человеку, который решил стать специалистом в этой области?

Нужно, прежде всего, уметь общаться с людьми. Причем с разными, будь это маленький ребенок или пожилой человек. Уметь находить в простом событии или чье-то биографии что-то интересное, особенное. Быть приятным собеседником, который умеет слушать и грамотно задавать вопросы, чтобы не поставить человека в неудобное положение. А навыки письма наработаются со временем.

– С какими трудностями Вы сталкиваетесь в Вашей работе?

Даже не знаю. Иногда бывает трудно уговорить человека на беседу – отказывается давать интервью и все. Из-за скромности или по другим причинам. Наверно, основная трудность – это нехватка времени. Например, мы же не только присутствуем на мероприятиях, но потом подробно описываем их. А за день их может быть несколько. Но все трудности преодолимы! У нас дружный коллектив, и мы всегда выручаем друг друга.

– Что самое интересное в Вашей работе?

Простите за тавтологию, но самое интересное – это как раз узнавать что-то интересное: произошедшие события, судьбы людей, необычные увлечения человека, поступки. Да и просто знакомство с людьми, разговор с ними. Порой они раскрывают самые потаенные уголки своей души. Это очень интересно.

– Позволяет ли Ваша профессия раскрыть творческие способности, проявить себя?

Вся наша работа – сплошное творчество. Придумать интересную тему, заголовок, правильно подобрать к материалу картинку или фотографию (снимаем мы сами) и многое другое. Тут без творческого потенциала никуда.

– Сбылась ли детская мечта о будущей профессии?

Можно сказать сбылась. В детстве, как и многие девочки, я мечтала стать учителем. И, учась в институте, я работала в школе, была педагогом-организатором и замещала учителей начальных классов. Так что я знаю не понаслышке, что такое профессия учитель. А вот о том, чтобы стать корреспондентом, честно говоря, никогда не думала.

– Насколько Ваша профессия полезна и важна для нашей страны?

Корреспонденты, журналисты, редакторы, операторы, фотокорреспонденты и все, кто «делает» новости, издают газеты и журналы, думаю, всегда были и будут полезны для страны и для народа.

– Приносит ли Ваша профессия хороший доход?

В материальном плане нет, в моральном – огромный.

– Кому бы Вы могли порекомендовать свою профессию?

Творческим, активным, позитивным, общительным, открытым людям.

– О чем бы Вы хотели предупредить тех, кто собирается получить такую же профессию как у Вас?

Предупредить? Наверно, только о том, что их ждет ненормированный график, придется по необходимости работать и по вечерам, и в выходные, и в праздники. Ну и о том, что их ждет очень интересная жизнь.

– Как Вы видите свою профессию в будущем?

Надеюсь, что печатные издания продолжат еще долгие годы свое существование, не смотря на век интернет-технологий, и наша профессия будет всегда нужна и востребована. А мы в свою очередь продолжим рассказывать читателям новости и знакомить их с интересными людьми, искать что-то новое, модернизироваться, развиваться.

– В наш 21 век есть необычная профессия, связанная с журналистикой – инвестигейтор. Что вам о ней известно?

Инвестигейтор – «непростое название». Но я думаю, что это профессия ближайшего будущего.

–  Почему вы так считаете?

Ведь это – журналист, расследующий какое-то скандальное дело. А сегодняшнее время показывает, что людей привлекает «громкое дело», «резонансное». Такое, чтобы запомнилось сразу. К сожалению, многие журналисты увлекаются оболочкой, а не состоянием дела. И получается – «из мухи делают слона».

–  То есть такой «пиар ход»?

Да, иногда затрагивающий не только отдельную личность , но и целые города, страны. А это уже «скандал». У нас в газете больше позитивных статей, поучительных. Есть и разоблачительные. Но каждый выпуск газеты – это приятное событие.

–  А какое выражение великих людей вам ближе всего?

Так сразу и не ответишь. Скорее всего я соглашусь с писателем Марком Твеном: «Журналистика – это очень хороший способ удовлетворения собственного любопытства за казенный счет».

–  Спасибо за содержательную беседу. До новых встреч на страницах газеты «Вестник Ополья»!

Интервью провела Алексеева Василина Васильевна,

7 класс, МБОУ «Энтузиастская ООШ»

Юрьев-Польского района Владимирской области.

 

Авторские орфография и пунктуация сохранены

moeobrazovanie.ru

Интервью с известным журналистом, которая из Киева перебралась в жаркий Майами, чтобы продолжать заниматься журналистикой, – Еленой Поляковой.

Интервью с известным журналистом, которая из Киева перебралась в жаркий Майами, чтобы продолжать заниматься журналистикой, – Еленой Поляковой.
Posted On Ноябрь 11, 2014  By admin  And has 2 комментария

ЕЛЕНА ПОЛЯКОВА: «КОГДА ТЫ К ЧЕМУ-ТО СТРЕМИШЬСЯ, ЖИЗНЬ САМА ПОДБРАСЫВАЕТ ВОЗМОЖНОСТИ»

3

Журналист Елена Полякова — замечательный пример целеустремленного человека, который не просто поймал свою жар-птицу за хвост, но и живет в гармонии с собой. Ее история о том, как любимая работа и личная жизнь дополняют друг друга, не требуя непосильных жертв. А начиналось все не совсем радужно — с гула котельной в маленьком городе…

Первый вопрос, для нас традиционный: скажите, кто вы по профессии? Перечислите направление деятельности, которыми сейчас занимаетесь.

Моей профессией всегда была журналистика, а потом появилось небольшое ответвление – видеопродакшн. Сейчас в Майами мы снимаем видеосюжеты для российских телеканалов, таких как РЕН-ТВ, СТС, РОССИЯ-2 и др. Чтобы не отправлять сюда свои съемочные группы, телеканалы пользуются нашими услугами.

Откуда любовь к журналистике? Вам с детства нравилось что-то писать?

Журналистика стала продолжением того, что мне нравилось и лучше всего получалось в школе — русский язык и литература. У меня вообще была способность к языкам. Сначала я думала о работе переводчика, но в итоге, еще в восьмом классе, решила стать журналистом, так как это работа более творческая. И с тех пор, вот уже 15 лет, не схожу с этого курса.

Кем были ваши родители, с кем вы жили?

Мои родители развелись, когда я была ребенком. Поэтому меня воспитывала мама. Она работала в котельной лаборантом — проводила экспертизу воды, которая поступает в батареи отопления. Мама работала сутки через трое, и когда ей не с кем было меня оставить, брала с собой. В котельной меня уже все знали, там была куча котов, которые тоже были моими хорошими знакомыми. У мамы на рабочем месте стояла целая батарея колбочек и пробирок, было очень забавно наблюдать, как при смешении разноцветных реактивов получался третий цвет. И еще там стоял сильный гул работающих механизмов. Но в детстве мне все это было интересно. Когда я училась в университете, мама подобрала мне работу «ночного оператора» на другой котельной — так я подрабатывала себе на обучение. Работала я с 7 вечера до 7 утра, и была там единственным человеком на всю котельную. В мои обязанности входило ежечасно записывать показания с разных датчиков. Там же я по ночам готовилась к занятиям.

Где вы учились?

Я училась на журфаке в университете в Луганске. Это город, откуда я родом, сейчас он печально известен на весь мир.

Помните, как заработали свои первые деньги? Это было как раз в качестве оператора на котельной?

Это было еще раньше. Первые свои деньги я заработала как раз трудом журналиста — писала для разных газет в Луганске. Я пошла в киоск и купила все луганские газеты, какие только нашла. Выписала телефоны и стала звонить. Я тогда еще училась в школе. Честно говорила, что собираюсь поступать на факультет журналистики и хочу попробовать каково это. И практически все, кому я звонила, пригласили меня зайти. Некоторые газеты предлагали мне неоплачиваемую стажировку, а другие даже платили. И вот гонорар за маленькую заметку, подписанную моим именем, и стал моим первым заработком. Мне заплатили 10 гривен, помню, как я была рада.

В вашей профессии каждый день не похож на другой, но все-таки, как выглядит типичный рабочий день журналиста?

Очень типично, когда ты идешь, например, на какой-нибудь фестиваль. Целый день связан с интересными событиями, людьми, знакомствами. Это очень здорово! На таких крупных мероприятиях журналистам отводят специальную зону, там же ходят и музыканты, пьют пиво. К ним можно запросто подойти, поболтать и договориться об интервью, даже если официальные представители музыкантов в этом прессе отказывают. Главное найти общий язык. На таких мероприятиях люди очень доступны, пребывают в хорошем настроении. И ты видишь рядом всех тех, кого слушал в детстве. Так что, если идешь на такой фестиваль, скучать точно не придется.

6

Сейчас мы подошли вплотную к вопросу: что же все-таки самое привлекательное в вашей профессии, что вы остались ей преданы долгие годы?

(Смеется) Это то, что у меня лучше всего получается, и поэтому я это делаю. Каждый писатель и журналист должен быть графоманом. Кто-то в хорошем смысле, кто-то в плохом, но это обязательно. Очень здорово, когда твоя работа открывается для тебя двери, ранее закрытые, когда ты можешь встретиться с огромным количеством звезд, многие из которых для тебя что-то значат. Как, например, в моем случае — группа «Мумий Тролль». Когда мне было 13 лет, в моей комнате висели их плакаты, и я мечтала хотя бы просто попасть на концерт. Однажды Лагутенко все-таки приехал с гастролями в Луганск. Я видела, как журналисты с бейджами заходят за кулисы, и думала: «Почему мир так не справедлив? Ведь это я должна быть на их месте, я так об этом мечтаю!». А потом прошло еще 13 лет, и мне удалось взять интервью у Ильи Лагутенко, и я сама стала тем человеком, который легко проходит сквозь все посты охраны.

Кажется, что ваша профессия — сплошной праздник и позитив, но наверняка это не так?

У всего есть обратная сторона. Если ты выбираешь фриланс, то ты, конечно, будешь перебиваться от заказа к заказу. У работы в штате свои минусы. Во время работы выпускающим редактором в одном из ведущих глянцевых украинских изданий, я очень часто встречала девушек, которые мечтали работать в нашем журнале, видимо, насмотревшись фильмов «Дьявол носит Прада» и «Секс в большом городе». Им мечталось, что они будут ходить по вечеринкам, встречаться со звездами и им будут за это платить миллион денег. Но это лишь малая часть работы, а большая часть — ранние приходы в офис, «выкидоны» начальства, выговоры и штрафы даже за 10-минутное опоздание. А ты ведь не работаешь в банке и тебя не ждет очередь из клиентов! И еще ненормированный график, особенно если идет сдача номера в печать: это значит, что никто не идет домой, все трудятся до трех ночи, что бы завтра в 10 утра снова быть на работе. Это и большая ответственность, когда ты редактор: если что-то вышло несогласованным или с ошибкой, с плохим фото, кому-то забыли убрать животик в фотошопе, а ты это не проконтролировал — все шишки посыпятся на тебя. Могут и оштрафовать. Так что это такая же работа, как и любая другая, с ранними подъемами, ответственностью и злыми начальниками.

Поэтому однажды мы с моей подругой и коллегой-журналистом Мариной придумали свой видеопроект — Talk To Me project . Мы посещали практически все интересующие нас концерты в городе, взяли интервью у многих мировых звезд: Шеннона Лето из 30 Seconds To Mars, Lacuna Coil, Everlast, Korn, Kosheen, Guano Apes и др.

Я так понимаю, это был зов души? Вы очень любите музыку и проект дал возможность максимально близко познакомиться с исполнителями, которые Вам нравятся?

Да, это так. Это был некоммерческий проект, мы действительно делали его исключительно для души. Нам больше не приходилось искать издания, которые бы купили материал. Мы сами организовывали и делали интервью, монтировали и выпускали ролики. Нашей основной фишкой были оригинальные вопросы. Ведь у музыкантов в турах спрашивают одно и то же: «Как вам наши девушки, как вам наш город, как вам наш борщ?» и все в том же духе. И мне было жаль музыкантов, вынужденных, как попугайчики, повторять заученные ответы. Хотелось как-то и самим развлечься неожиданными вопросами, и их развлечь. И реакция музыкантов говорила о том, что им действительно было интересно! Многие после интервью благодарили нас за то, что наши вопросы дали возможность задуматься и посмеяться.

Как вы готовились к интервью? Как придумывали вопросы?

Мы с Мариной много лет работали журналистами, и в своей сольной работе тоже старались обходиться без банальностей. Если добавить в интервью креатива, то в итоге выигрывают все: и герой, и ты, и читатель со зрителем. Почему этого не делают? Мы с Мариной неоднократно обсуждали этот вопрос.

Когда мы решили сделать что-то свое, то выбрали формат видео. Мы пришли из глянца и, на мой взгляд, эпоха глянца уходит, если уже не ушла. Нам хотелось создать что-то действительно интересное, утрировать вопросы, сделать их совсем необычными. Когда ты пишешь материал для глянца, вопросы должны быть связаны между собой и не совсем дурашливыми. А мы были готовы пойти дальше, шутить, задавать пусть даже дурацкие вопросы, лишь бы это было небанально. Мы сидели, придумывали вопросы, и сами хохотали, записывая самые нелепые версии. У нас был специальный желтый блокнот с кроликом, куда мы заносили все, что придумывали, и впоследствии задавали на интервью. Потом подключились и наши подписчики: в соцсетях мы организовывали конкурсы на самые интересные вопросы с билетами на концерт в качестве приза. Например, Тревору МакНивену из группы «TFK» достался такой вопрос: почему он, будучи рокером, не отращивает длинные волосы, что он о себе думает? Музыкант долго смеялся и сказал, что всегда это скрывал и выдавал короткие волосы за свой стиль, но нам признается: на самом деле отросшие волосы начинают торчать в разные стороны так, что их невозможно ни уложить, ни помотать красиво во время выступления. «Выглядит это отвратительно, поверьте, вы не захотите это видеть», – объяснил нам Тревор.

Многие герои подхватывали нашу игру и отвечали в тон, шутили. Когда мы спросили «Billy Talent», что бы они стали делать в последний день перед Апокалипсисом, то Бенджамин, солист группы, сказал, что соберет в огромный чан все наркотики, залезет в него, а рядом будут 100 девственниц и вот с ними он проведет последний день своей жизни. А другой сказал, что провел бы этот день с семьей. Остальные музыканты стали над ним подтрунивать: «Ну что это за ответ такой? Мы тут стараемся, придумываем!» Потом он исправился, и на вопрос «кем бы ты хотел стать в следующей жизни», сказал, что хочет стать сиденьем женского велосипеда. Музыканты так хохотали, что даже охранники обеспокоенно заглянули в гримерку, проверить все ли в порядке.

С Talk To Me project у меня связано много забавных и интересных воспоминаний. Но когда я переехала в Майами, пришлось оставить проект. Марина сказала, что ей одной неинтересно им заниматься, и сейчас проект закрыт.

Вы переехали в более жаркий климат, это как-то изменило ваши предпочтения в отдыхе?

В Майами жизнь течет очень плавно, неспешно, и это влияет на живущих здесь людей, не важно, родились ли они здесь или только переехали. Океан, лето круглый год — все очень расслабляет и, думаю, на мне это тоже успело отразиться. Здесь много испаноязычных людей, и очень часто можно услышать испанское слово «маньяна», что означает «завтра». Здесь люди привыкли всё откладывать на завтра. Здесь всё — маньяна и все маньяномены. Завтра — дела, а сегодня — жизнь. Работе это на пользу не идет, но для самого человека это даже хорошо (смеется).

Майами — это то место, где вы планируете остаться надолго?

Я всегда мечтала о жизни в Нью-Йорке. И это был первый город США, где я побывала, потом уже переехала сюда. Теперь, после жизни в Майами, мне как-то совершенно не хочется в Нью-Йорк, с его холодом, неуютным метро, огромными расстояниями и невообразимыми ценами. В Майами можно куда лучше себя чувствовать, при этом снимая прекрасное жилье у океана в три раза дешевле, чем стоит квартира в Нью-Йорке с видом на громыхающий мост. Я всегда думала, что я не «морской» человек и не особенно любила курортную жизнь. Но не даром говорят, что Майами — рай на земле. Отсюда не хочется уезжать.

10666219_355992901231277_558926233_n

Если сравнивать доходы украинских журналистов и их коллег в Майами, как сильно они отличаются? Допустим, на сколько может рассчитывать человек, мечтающий писать в украинский Cosmopolitan?

Я знаю расценки, но стоит ли об этом говорить? (Смеется.) В любом случае, не советую рассчитывать больше, чем на 50 долларов за полосу.

А сколько можно получать за аналогичную статью в Майами?

В Майами, конечно, можно получать гораздо больше. Но все равно придется делать что-то еще. И в Киеве не просто быть только фриланс-журналистом. Можно, конечно, мнить из себя Кэрри Бредшоу, чьи статьи на расхват. Но я не знаю, сколько должно быть заказов, чтобы вести такой образ жизни, как нам показывают в «Сексе в большом городе». Чтобы покупать столько туфель и жить на Манхэттене, наверное, пришлось бы писать больше, чем 24 часа в сутки (смеется). Так что нужно искать какие-то дополнительные источники дохода.

Это актуально для всех журналистов: чтобы хорошо жить, нужно иметь вторую работу?

Журналистика далеко не самая денежная профессия, если ты не звезда эфира. И это точно работа не для тех, кто мечтает о славе и поклонниках, потому что ты остаешься в тени и берешь интервью как раз у тех, у кого есть слава и поклонники.

Получается, ты только прикасаешься к чужой славе?

Да, зато у тебя есть возможность пообщаться с известными людьми и даже подружиться, такое тоже бывает. Члены русского комьюнити в Майами более открыты для общения с соотечественниками. Здесь люди тянутся друг к другу, рады возможности поговорить на родном языке, вместе сходить в русский ресторан. Практически со всеми нашими героями, которых мы снимали в Майами, мы общаемся после съемок, находимся в хороших отношениях.

То есть помимо источника дохода, вам работа помогает и с психологической точки зрения?

Это помогает значительно разнообразить жизнь. И куда лучше, чем просто писать статьи.

Чем вы больше всего гордитесь в свои 30 лет?

Наверное тем, что я нахожусь там, где мне очень комфортно, там, где я часто чувствую себя счастливой. Я не верю в постоянное ощущение счастья, но в Майами я гораздо чаще его чувствую, чем раньше. При этом я больше не наступаю себе на горло, не заставляю себя. Я отошла от суеты и стрессов офисной работы, когда ты идешь туда, как на каторгу, по слякоти, трясешься в тесноте автобуса. Так что мне есть с чем сравнивать. Конечно, я не так представляла свою жизнь в 30 лет, думала, что у меня будет две машины, свой дом, дети. Но, возможно, это модель жизни подходит более зрелым людям, а я пока не чувствую разницы между собой сегодняшней и собой 18-летней. Так что все еще впереди.

y_60c4cbce

Вы говорите, что сейчас довольны и в целом счастливы, но я все-таки задам вопрос: что бы вы сделали, будь у вас в руках волшебная палочка?

Это один из тех вопросов, что я сама могу задать, а потом смотреть, как человек выкручивается (смеется). Чувствую себя участницей конкурса красоты, которой задали вопрос, а она не знает ответа и все над ней смеются…

Хорошо, а что бы вы пожелали другим людям?

Заниматься тем, что им нравится, и не бояться изменений. Есть такие моменты в жизни, когда тебе кажется, что ты зря рискнул, когда все не получается и ты жалеешь о насиженном теплом местечке, которое оставил. Но в итоге все повернется в лучшую сторону. Я верю, что все, что ни делается – к лучшему. Перекраивая жизнь на свое усмотрение, ты в итоге придешь к тому, что даже не будешь знать, чего бы такого еще себе пожелать — и так все хорошо.

Хорошее пожелание: мучаться, раздумывая, чего бы еще себе пожелать.

Еще когда я жила в Киеве, бывало, что люди, узнав о моей профессии, спрашивали: а как научиться, куда бежать? Я такие вопросы не воспринимаю всерьез. Потому что если человек говорит, что он хочет, и уж тем более «всегда хотел», и при этом до сих пор сидит и даже не понимает, что ему делать для достижении цели, значит, не так уж сильно он желает. Тут нет универсального совета, но когда ты чего-то хочешь, интересуешься темой, ты начинаешь про это читать, узнавать и жизнь сама подбрасывает нужные знакомства, возможности. А когда ты просто сообщаешь, что хочешь чего-то, но не делаешь ни шага в направлении мечты… Я не знаю, как это возможно. Можно найти способ реализовать мечту даже если ты живешь в маленьком городе без интернета, как я когда-то. А сейчас столько возможностей, что я не вижу непреодолимых препятствий для того, кто действительно стремится осуществить свою мечту!

 

Елена, спасибо за полное погружение в профессию журналиста, за прямолинейность и неиссякаемое жизнелюбие! Творческих вам успехов и новых интересных работ и фотографий для таких интервью!)

Если ты также хочешь найти свое призвание – участвуй в онлайн-курсе “Поиск любимого дела” от проекта На своем месте – это увлекательное путешествие длиной в месяц: более 20 заданий на определение твоих  талантов, способностей, целей и желаний,  это тесты по проф. ориентации и полное заключение от профессионалов по направлениям, где тебе стоит искать свое дело. 

banner_course

intherightplace.ru

Профессия – журналист. Интервью с Анастасией Козловой

– Скажите, кто Вы по профессии? Перечислите направление деятельности, которыми сейчас занимаетесь.

– Я совмещаю несколько должностей. Прежде всего, я руководитель службы новостей. Также по совместительству корреспондент, ведущая новостей и автор программы «Дело вкуса», которую мы ведем вместе с моим коллегой Леонидом Юрковым.

– Почему Вы решили стать журналистом, что вас в этом заинтересовало?

– Изначально, когда стоял выбор профессии, я хотела быть журналистом, но так вышло, что я поступила в педагогический колледж на специальность учителя русского языка и литературы. Будучи студенткой, я начала ходить в телевизионную студию новостей педагогического колледжа. Там я нашла свое место.

Мы снимали молодежный тележурнал, у нас были студенческие новости, также мы принимали участие в различных конкурсах, таких как: «Новый фарватер», «Студенческая весна»; принимали участие в различных медиафорумах; ездили на все возможные мастер классы, семинары. Через некоторое время мои материалы начали брать в эфир телекомпании Канск 5 канал. Также, будучи студенткой, меня пригласили вести прогноз погоды на 5 канале. Затем мои материалы начали брать в краевую программу «Молодежный форум». Когда я закончила колледж, я надеялась пойти по профессии журналиста, но снова не вышло, и только спустя некоторое время меня пригласили работать здесь, в отделе радио. Я была трафик-менеджером, писала некоторые инфоблоки, начитывала их, но мне всегда хотелось быть телевизионщиком. Спустя полгода меня пригласили в наш телевизионный цех. Я стала корреспондентом, начала вести новости, позже появились некоторые программы.

– Что входит в Вашу работу? За что Вы отвечаете в своей работе?

– Я отвечаю за качество и наполняемость продукта, который мы делаем. В первую очередь это ежедневный выпуск новостей. Также я отвечаю, как автор программы, за передачу «Дело вкуса». Мы еженедельно делаем новый выпуск с Леонидом Юрковым, придумываем какие-нибудь фишки, сюжеты, пишем сценарий, чтобы это было интересно не только рекламодателям, но и зрителям, которые включают телевизор. Мы делаем так, чтобы у них не появилось желание переключить канал.

– Где можно получить образование журналиста?

– У меня нет специального журналистского образования. У меня только есть удостоверение. Я проходила курсы практической журналистики, которые были в педагогическом колледже. Я думаю, что в Красноярске в СФУ есть такой факультет, где учат на журналистов. Вообще далеко не каждый журналист имеет образование. Очень редко встретишь, по крайней мере, в нашем маленьком городе журналиста, который имеет соответствующее образование. У нас журналисты, в основном, это учителя, бывшие студенты библиотечного техникума, то есть люди, которые учились на гуманитарных специальностях. Очень часто из учителей русского языка и литературы получаются хорошие журналисты, потому что самое важное в этом деле это уметь работать с текстом, уметь грамотно его писать и подавать информацию так, чтобы она была понятна и доступна.

– На какую профессию похожа Ваша работа и что в этих профессиях общего?

– Провести параллель можно со многими профессиями. Наверное, мы, немножко, артисты, потому что находимся постоянно у всех на виду. Нам нужно что-то изображать, что-то делать, кого-то играть. Например, в передачи «Дело вкуса» с Леонидом Юрковым, мы постоянно разыгрываем какие-то сюжеты, ситуации, пусть они даже стереотипные и неправдоподобные. Немного мы писатели, потому что приходится много времени проводить за текстом. Немного мы работники экстренной службы, например, пожарные или полицейские, которые должны собраться, мобилизовать все свои силы и срочно куда-то поехать. Наверное, мы немного социальные работники, так как, когда мы приезжаем на съемки, нам приходится разговаривать с людьми, приходится вникать в их проблемы, где-то помогать. Очень часто, когда мы выезжаем на так называемой «социалке», так называется сюжет, в котором мы показываем проблемы людей. Очень часто мы эти сюжет курируем и стараемся помочь людям. То есть мы не просто приехали, сняли, как у человека крыша протекла или в подъезде что-нибудь сломано, мы звоним в те службы, которые должны этим заниматься. Мы стараемся как-то пролоббировать интерес этих жителей, которые попали в трудную ситуацию, которым не от кого искать помощи. Очень часто нашу телекомпанию и службу новостей в частности называют последней инстанцией. Когда люди устают уже ходить по различным кабинетам, где им отказывают и где они не могут найти справедливости, они идут к нам. Бывает так, что они не дойдя ни до кого, идут сразу к нам. То есть это говорит о высоком уровне доверия жителей именно к нашей телекомпании.

– Как Вы считаете журналист это профессия или призвание?

– Я думаю, что это призвание, потому что можно получить образование журналиста, но при этом быть плохим журналистом. А можно быть, например, по профессии учителем русского языка и литературы, но быть не плохим журналистом. Хорошим журналистом я себя не назову, пока еще есть к чему стремиться. Вот у нас, например, у Леонида Юркого вообще нет никакого образования, он еще только учится, но при этом он отличный журналист. То есть, скорее всего, это призвание. Журналистом быть не прикажешь, не заставишь, если у человека нет стремления, драйва с которым он просыпается и идет по жизни, то, наверное, ничего ты с ним уже не сделаешь и никак не заставишь быть активнее, проницательнее и что-то творить.

– В Вашей профессии каждый день не похож на другой, но все-таки, как выглядит типичный рабочий день корреспондента (журналиста, ведущего)?

– Это точно, каждый день не похож на другой. Хотя можно найти какой-то схожий сценарий дня. Например, я прихожу каждое утро на работу к 8:00 – 8:30. Мы планируем свой день. У нас обязательно проходит планерка, на которой мы решаем, какие темы, и новости сегодня будем показывать, о чем мы будем рассказывать нашим телезрителям. Мы решаем, расписываем и очень четко планируем наш день, буквально по минутам, потому что нужно все распланировать таким образом, чтобы везде успеть. При этом всегда должна быть какая-то резервная съемочная группа, чтобы в экстренном случае, куда-то выехать. Дальше уже идет съемочный процесс. Мы начинаем набирать информацию, материал. Сложность телевизионного журналиста заключается в том, что это не только текст и информация, это еще и картинка, а если ты не был на месте событий, где что-то происходит, то тебе довольно проблематично будет это потом показать в новостях, поэтому мы набираем материал. Затем у операторов есть, немного времени отдохнуть, а в то время корреспонденты пишут текст. Мы пишем текст репортажа, когда он написан, тогда мы идем с этими материалами на монтаж. У нас есть режиссер монтажа, который собирает все это в кучу. И вот так в соответствии со своим внутренним графиком мы ходим на монтаж. А вечером в 4 часа мы записываем студию новостей. Затем режиссер монтажа собирает готовый продукт в новости. Но я уже говорила, что мы здесь не только корреспонденты, мы универсалы, мы даже уже редко называем свой отдел службой новостей, чаще его называем телевизионный отдел, потому что, помимо новостей мы еще ведем и передачи. У каждого есть своя авторская передача, которая выходит с периодичностью раз в неделю или раз в две недели, поэтому еще помимо новостей, мы еще снимаем передачи. Тоже очень трудоемкий и длительный процесс.

– Что самое привлекательное в Вашей профессии?

– Во-первых, это возможность общаться со многими интересными людьми. Во-вторых, возможность жить в таком жестком темпоритме. Мне нравится, когда день проходит не просто так, когда есть чем заняться. Я не люблю сидеть на одном месте, мне нравится развиваться, общаться, постоянно что-то делать. Также нравится то, что ты находишься в центре всех событий и тем самым узнаешь много нового.

– Как Вы готовитесь к интервью? Как придумываете вопросы?

– Всегда по-разному. Изначально, конечно, когда я только начинала работать, старалась за ранее продумать вопросы. С опытом пришло умение придумывать вопросы на ходу. Иногда это выручает. Бывает так, когда ты берешь интервью, и поначалу стесняешься, боишься спросить что-нибудь не то, а если в тебе уже нет этого страха, то это хорошо, ты можешь узнать еще больше. Есть люди, к которым я пишу вопросы, потому что я знаю, что мне будет достаточно сложно с ними общаться, и я могу спросить что-нибудь не то, а есть люди, с которыми настолько легко общаться, что вопросы придумывать не нужно, они сами все рассказывают.

– У кого бы Вы хотели взять интервью?

– Трудно сказать. Наверное, у президента. У мэра города довольно часто беру интервью, у губернатора я тоже брала интервью. Да, я бы взяла интервью у президента и еще у каких-нибудь звезд.

– И в заключении. Какие советы Вы бы дали начинающим журналистам?

– В первую очередь нужно избавиться от своих комплексов и от страхов, потому что закомплексованный и всего боящийся журналист не сделает ничего хорошего. Нужно верить в себя, в свои силы, трудиться. Многие думают, что профессия журналист-это не серьезная работа. На самом деле это не так. Помимо того, что мы творцы, мы еще и ремесленники, это ремесло-конвейер, который должен каждый день, как на заводе выпускать новости в точное время и в точный день, поэтому нужно понимать и сопоставлять две эти сферы. Быть трудолюбивым, не бояться творить и создавать.

Алина Нахаева

Ученица МАОУ Гимназия №4 г. Канск

Материал опубликован в ЮНПРЕСС

journs.ru

О сути журналистики - Сайт Эльвиры Барякиной

Интервью с журналистом Евгением Смирновым

Евгений Смирнов, работает в издательском доме «Провинция». Официально должность называется «заместитель главного редактора». Неофициально — «редакторский нянь». Служебные обязанности: «воспитание» главредов провинциальных газет, кураторство. Собственно, ИД из этих газет и состоит. 39 изданий в 35 регионах — от Архангельска до Тюмени. Плюс несколько сайтов и журналов.

Эльвира Барякина: Откуда родом Евгений Смирнов?

Евгений Смирнов: Я родом из Ленинграда, и тем горжусь: родился в день рождения Пушкина на Черной речке (Если кто не в курсе, там состоялась дуэль Александра Сергеевича. — Э.Б. ). Ну хорошо, лукавлю, мама со мной внутри пошла 6 июня смотреть фильм «Тайна фермы Месса» в кинотеатр «Юность» на Савушкина: это и правда на Черной речке. Мне стало интересно, что показывают, и я полез смотреть. Не дали, увезли в роддом на Щорса на Петроградскую сторону. Но формально-то все началось на Черной речке, да и дом родной там.

Э.Б.: Как ты пришел в СМИ?

Е.С.: Пришел я в СМИ смешно. Бросил два вуза, геодезический и геологический, как «не то». В армии отслужил, всякой фигней позанимался — от клейки подкрылков на автомобили и распространения по ларькам фальшивых духов до отделки помещений и подметания Черниговского переулка. И вот когда сидел в ларьке и торговал сникерсами (зима 1993-1994, покупательницы еще называли snickers «снайкерсами», а vogue – «вогуё»), начал от скуки читать газеты.

Ну и придумал: «А пойду-ка в газету». Выбрал самую крутую на тот момент — «Комсомольскую правду».

Прорвался на «этаж» (это редакция «КП» так исторически называется — «этаж», в противоположность корпунктам). Вокруг ходят умные журналисты, меня придавливает сознание моей ничтожности. Кто я? Да никто…

Робко спросил одного, другого: «Где отдел кадров?» Не знают. Я удивился. Сунулся в кабинет. Опять говорят: «Не знаем». Я сложил два и два и спрашиваю:

— То есть у вас каждый отдел сам кадровые вопросы решает?

— Типа того.

Отлично! Теперь я король положения. Теперь Я буду решать, какой отдел собой осчастливить. Пошел выбирать вдоль дверей с табличками. Так, «Отдел иностранных проблем» — не, языков не знаю. «Политика» — да ну ее, неинтересно. «Экономика» — не, я в ней не разбираюсь. «Отдел культуры», «Отдел молодежных проблем»… Блин, в этой газете есть хоть что-нибудь подходящее?!

О! «Отдел информации» — это нам подходит! Зашел. Наскакивает на меня бодрый мужик:

— Ты кто?

— Никто… С улицы вот… Работать… — А-а-а. Журфак, значит! — Нет. Из ларька. Со снайкерсами и вогуё.

Он — это был Вадик Прокопенко, завотделом информации — завис.

— Это как? Чего хочешь-то?

— Попробовать… Вы же ничего не теряете. Буду пытаться. Получится — опубли… — Ладно, завтра приходи.

Пришел завтра, долго сидел в углу. Они все носятся, орут, курят, спорят, делают что-то, а я сижу. И тут Прокопенко меня заметил:

— Пришел? Короче, там где-то между Россией и Украиной железный занавес строят. Выясняй!

И убежал. А я в ступоре. КАК ВЫЯСНЯТЬ?!! ГДЕ?!! Интернета не было. Не в смысле не было доступа, а в смысле не существовало в нашей реальности. Телефоны были: подошел к телефону, набрал «09»… Впоследствии оказалось, что девяносто процентов репортерских поисков начинаются с «09».

Через шесть примерно часов передо мной лежало несколько листов формата А4, исписанных номерами телефонов. Я имел большие, красные, расплюснутые телефонной трубкой уши. Я говорил с секретарями сельских управ, с начальниками погранзастав, с безвестными телефонистками, таможенниками, газетчиками местными. Я выяснил, что где-то на границе Сумской и Белгородской области какое-то районное начальство всего-навсего сократило, условно говоря, квоты на ввоз картошки из соседнего района. Ну, мелочь.

И вот влетел Прокопенко. Я к нему:

— Там не строят «железный занавес», просто на границе Сумской и Белгородской… — А, то есть не будет занавеса? Тогда не надо. И убежал.

А я сразу понял, что такое работа в газете. Это когда ты тратишь кучу времени и сил только на то, чтобы узнать, что писать не о чем.

Э.Б.: Когда впервые опубликовался?

Е.С.: Через три дня, после того, как приперся в «КП». Первую заметку напечатали — правленную-переправленную. Началась работа, интересная. Это когда берешь то, что вышло в газете, и долго сравниваешь с тем, что было до правки. Анализируешь и делаешь выводы. А чаще брал чужой текст, опубликованный, и сравнивал со своим, выкинутым в корзину. Разбирал, почему первое попало на полосу, а второе в трэш.

Первые полгода-год землю грыз. Спасибо небесам, мне попался лучший редактор из всех, что я видел по сей день, Игорь Коц, нынешний главред «Совспорта». Мы с ним в отвратительных сейчас отношениях, он считает, что я сволочь, я считаю, что он сволочь, но это не отменяет сказанного: он и правда был лучший редактор, потому что он не пропускал ничего, что можно было не пропустить. Я заметки по десять раз переписывал, и все равно КПД, то есть соотношение написанного к опубликованному, был в районе нескольких процентов. И это правильно.

Э.Б.: К вам приходят устраиваться на работу выпускники журфака? Если да, то что они из себя представляют как профессионалы? Чему их на самом деле научили за 5 лет?

Е.С.: К нам сейчас никто не приходит: мы головной офис. Но поелику я видал немало выпускников журфака, то можно однозначно сказать: ничего они из себя не представляют. Навыки есть у тех, кто начал работать во время учебы. А сами журфаки дают просто неплохую общегуманитарную подготовку. Я бы сказал, что ежели журфаковец хорошо учится (не как все, а хорошо), то он закончит институт просвещённым человеком. Это, правда, не профессия. Есть примерные временные рамки, не мной придуманные: журналист складывается — плохой ли, хороший ли — примерно через 5-7 лет работы.

Э.Б.: Журналистика — это…

Е.С.: …такое же ремесло, как и сапожное дело: тоже набор навыков. Если человек будет пять лет слушать лекции о теории сапожного дела, а потом ему дать дратву, молоток и колодку, не сделает он сапога. Так и тут.

Расклад внутри любого ремесла условно такой (все цифры с потолка): на 10.000 что сапожников, что журналистов 4000 халтурщиков, 3000 умеют работать, 2000 крепких профессионалов, 999 талантов и один гений.

Но если убрать всех и оставить одного гения типа Парфенова, не будет фона, на котором он может выделяться. Шутка.

В журнализме, как и в любом другом ремесле, есть ниши и есть целевая аудитория. Одним требуется деловая пресса. Другим она нафиг не уперлась — им телегиды подавай. Третьи презирают телегиды, но читают криминалку. И так далее. Всем сразу даже Парфенов не угодит.

Э.Б.: Вспоминая историю с Филиппом Киркоровым и розовой кофточкой — ты был один из немногих, кто считал, что журналистку не надо было защищать. Поясни свою позицию.

Е.С.: Я не поленился и посмотрел полную версию той пресс-конференции. И еще расшифровку прочитал. Киркоров, конечно, уважения не заслуживает по многим причинам, и из-за этого конкретного скандала тоже — ибо обязан держать лицо. Но девушка задала вопрос: «Отчего в вашем творчестве так много римейков?», а когда Киркоров сказал: «Назовите», не назвала ни одного. То есть она не подготовилась к вопросу, который задала. Конечно, непрофессионально.

Э.Б.: Люди часто обвиняют журналистов в том, что они обращают внимание только на негативные новости. Многие вообще отказываются читать СМИ и смотреть телевизор. Что ты думаешь по этому поводу?

Е.С.: Кто-нибудь спорит с тем, что основа драматургии — конфликт? Без конфликта нет произведения, да? Просто писатели и сценаристы конфликт сочиняют (или творчески переосмысливают), а журналисты берут из жизни.

«Многие», которые «отказываются читать СМИ и смотреть телевизор» — это не многие, а мизер. Большинство как раз все это потребляет. Три главных телеканала — Первый, НТВ, «Россия» — гонят чернуху и пилят между собой почти всех взрослых телезрителей страны.

Э.Б.: Как ты думаешь, что тут первично: журналисты подстраиваются под немудрящих читателей, или читатели хавают, что дают?

Е.С.: Это вопрос из серии «что было вначале: курица или яйцо». Правда, если вдуматься, то становится ясно: первичное — чернушные вкусы публики, она же раньше СМИ появилась, но публика этого ни в жизнь не признает. Если бы чернуха не была востребована, ее бы никто не покупал. И каждый раз, когда начинается «Вот, НТВ чернуху гонит, гады-паскуды», можно ответить: «Переключи на «Культуру» — просвещайся, переключи на СТС — развлекайся, поставь тарелку и смотри Animal Planet — релаксируй: в чем проблема? Чего ты в НТВ уперся?» Хотя то, что делает НТВ, действительно заслуживает осуждения.

Вот еще хороший пример: есть одна плохая газета. Ну, редактор там не тянет: контент на двойку с минусом. А газета очень даже прибыльная. То есть дирекция, в отличие от редакции, работает блестяще.

Вывод: хороший торговец и говно продаст. А вот что производить на продажу — говно или конфеты — это уже дела редакционные. Если говно хорошо идет, нафига тратить время, деньги и силы на то, чтоб из говна сделать конфету?

Есть еще небольшое количество СМИ, которые живут за счет отдельных фондов или даже людей. Есть как минимум один небедный журнал, издаваемый за счет некоего олигарха — просто это любимая олигархова игрушка. Были случаи, когда издание финансировалось человеком, которому важно было одно: чтобы он значился как издатель. Он этот престиж монетизировал как-то.

В общем, содержание СМИ соответствует ожиданиям людей, которые платят деньги. Это либо читатели, либо рекламодатели, либо спонсоры, либо любая их комбинация. Правда, вышло утверждение разряда «веревка есть вервие простое»…

Э.Б.: Насколько серьезно самоограничение в современной российской журналистике?

Е.С.: Разная есть журналистика и разные есть ограничения. То, что можно «Новой газете», нельзя «Комсомолке» и исключено на телеке. Есть политические ограничения, есть этические, есть юридические, есть редакторские, есть корректорские.

Ну, скажем, нельзя ругать президента: можно получить по шапке. Однако существует куча мелких газет — коммунистических, например, — которые его ругают, и ничего — живут. Наверху тоже не дураки сидят, оценивают, кому спустить с рук, чтобы оставались, как в том анекдоте, дырочки в буденновке, чтобы пар выходил, когда кипит наш разум возмущенный.

Мы тут вляпываемся в сложное, зыбкое, неопределимое поле, превращаемся в ежиков в тумане. Что есть свобода слова? Отсутствие политической цензуры? Вон, пожалуйста, привел пример: одним разрешают ругать президента, другим не разрешают, третьих — по закону! — привлекают к ответственности, поскольку есть законы, защищающие как общественную физиономию президента, так и частную его физиономию. Да, федерального уровня телевидение в РФ уже не является СМИ, это ныне орган госпропаганды, там свободы слова почти нет. А на мелких каналах она почти есть. Кому они нужны? Они не опасны. И так далее.

baryakina.com

Интервью известного журналиста Виталия Третьякова

В прямом эфире программы "Точка зрения" на видеоканале "Правды.Ру" побывал известный журналист, декан Высшей школы телевидения МГУ имени М. В. Ломоносова Виталий Третьяков. Виталий Товиевич рассуждает о сложностях журналистской профессии, статусных сплетнях, объективной информации и о том, существуют ли вообще в природе независимые СМИ.

— Виталий Товиевич, вы известный журналист, политолог, декан Высшей школы телевидения МГУ и генеральный директор Фонда содействия развитию образования в области журналистики "Медиалогия". Наш профессиональный праздник перенесли с 5 мая на 13 января и назвали День российской печати. Но многие из старшего поколения журналистов к новой дате так и не привыкли. Была ли необходимость учреждать именно День российской печати? Или это революционное желание — все сломать и построить новое?

— Я, конечно, отмечаю 5 мая, День советской печати — праздник, связанный, как известно, с выходом первого номера газеты "Правда". Новый — День российской печати уже связан с выходом газеты "Ведомости".

Скорее всего, в введении этого праздника особой нужды не было. Как вы правильно сказали, был период, когда пытались отменить все советское. Но до сих пор все хорошее, связанное с СССР, не могут отменить, потому что на основе его материальной базы живет до сих пор наша страна. Сегодня нет реформаторского настоящего, больше разговоров, связанных с реформами, чем реформ. А отменить праздники, субботники, кстати, которые странным образом возвращаются под теми же названиями, легче всего. Люди с жизненным и профессиональным опытом все-таки спокойнее относятся к отмене табличек, замене портретов, все это видели…

— Тогда считалось, что это революционное решение — изменить праздник прессы, говорили, как это важно, и как мы теперь "возвращаемся к истокам". Я нашла замечательную фразу, оказывается, Петр I рассматривал газету "Ведомости" "как важное средство борьбы за проведение реформ и утверждение могущества Российской империи". Как вы считаете, эта важнейшая задача создания новых СМИ выполнена?

— Конечно, развитие человеческой истории, цивилизации и технологий может сказываться на проявлении профессиональных навыков, качеств, да вообще нашей профессии. В конце концов, ручек даже таких при Петре не было. Но я глубоко убежден и это говорю студентам, и в моем учебнике журналистики написано, что суть журналистской профессии не меняется. Содержательно журналистика — это есть нечто…

Читайте также: Сергей Гармаш: Мечты надо забывать

— Нечто вневременное?

— Да. Фактически с появлением первых газет — это XVI век, примерно, считается.

— 1703 год.

— Это в России. В Западной Европе несколько раньше. Если бы журналистика изменилась от того, что появились компьютеры и интернет, то она бы исчезла, потому что остается то, что необходимо обществу на исторически длительном этапе развития.

Суть журналистики, помимо всего прочего, ее генетическая первородная функция — информировать общество и разные его слои о самых важных событиях. Что происходит там, где люди присутствуют, а главным образом, где они отсутствуют на расстоянии физическом или географическом.

И вот в этом смысле появление Cети, интернета, или так называемой сетевой журналистики ничего не меняет. Я сторонник честного подхода. Честный — это значит, не нужно говорить, что наша профессия — лучшая в мире, и все журналисты честные, а все политики — мерзавцы и подлецы.

Я знаю среди политиков многих честных людей и немало мерзавцев среди журналистов. Но я никогда не говорил, что журналистика — это вторая древнейшая профессия, поскольку это вообще неправда. Просто хронологически так не может быть.

Суть нашей профессии остается та же самая — это собственно информация. То, что случилось, передается с тем или иным искажением, с теми или иными комментариями и иногда очень сильными.

— Вот-вот, часто комментарии затмевают само событие…

— Да, иногда очень сильными искажениями, тенденциозными комментариями. Но механизм-то передается кругу заинтересованных людей или даже еще шире. Я студентам первокурсникам всегда задаю вопрос: "Вы знаете, как в жизни называют таких людей, которые работают бесплатно, не требуют себе званий "заслуженный работник культуры Российской Федерации", не требуют орденов за то, что они добывают информацию, гонораров не требуют и даже паршивых удостоверений. Как они называются?". С первого раза никто не отвечает. Это сплетник называется.

— Я хотела сказать блогер.

— Это новое название подходит. Технология работы сплетника и технология работы журналиста абсолютно та же самая, другое дело, что журналист — это такой общественный статусный сплетник.

И обычные сплетники бывают очень профессиональные, добросовестные, а то, что они раньше других все узнают — это уже некая доблесть. Но к сплетникам мы априори относимся с недоверием. И даже само слово "сплетник" — несет негативную интонацию, подразумевается нехороший человек, хотя, повторю, все пользуются его услугами.

А журналист априори позитивная коннотация, у него есть общественный статус защитника и выразителя интересов общества. Другое дело, насколько отдельно взятые журналисты средств массовой информации соответствуют этим ожиданиям…

— Поясните, пожалуйста, что такое "интересы общества"?

— Да-да, не выдают ли они за интересы общества свои собственные интересы.

Читайте также: Оксана Федорова: "Красота — это работа"

— Свое собственное видение и понимание ситуации…

— Или просто интересы хозяина своей корпорации. И пусть журналисту это не очень хочется, но деньги платят, и вынуждены. И практически в любом государстве средствам массовой информации, при том что все их ругают, все равно общество доверяет по опросам больше, чем правительству, а часто и президенту, и даже парламенту.

Вот этот высокий общественный статус и выносит журналистику в центр общественного внимания и очень высоких общественных ожиданий.

— Задам вам каверзный вопрос. Я тоже считаю, что задача журналистики — информирование общественности. Вопрос в том, как мы информируем. Я очень сомневаюсь, что вообще существует объективная информация. Потому что у каждого своя планета, свой язык. И каждый видит по-разному даже одну и ту же вещь.

— Я с вами согласен. Одно время я много принимал участия в спорах о том, может ли журналистика быть объективной и независимой. Я помню, когда я газету одну назвал "Независимая газета", сколько остряков якобы профессионалов появилось…

— Да, для вас это знакомая тема.

— Не может быть абсолютно независимой журналистики, даже люди редко бывают абсолютно независимыми. Хорошая журналистика — максимально приближенная к объективности.

Тут тоже очень много зависит, по крайней мере, от трех вещей. От стремления к профессиональной объективности. Второе, — насколько ты внутренне не ангажирован. Если ты идейно убежденный: левый, правый, либерал, антилиберал, коммунист, антикоммунист, если у тебя четкая внутренняя убежденность существует, то ты не можешь быть объективным журналистом и аналитиком не можешь быть объективным. Все равно эта тенденциозность так или иначе прорвется. Тем более что большинство общественных событий сложны и многогранны. И третье, — это уже позиция издания, во многом зависящая от главного редактора.

— А может от тех, кто финансирует издание?

— Конечно, и от владельца. Есть один нюанс: вот дается команда, (или она негласно существует): политика, как сейчас модно выражаться, такого-то нужно мочить, а другого политика нужно хвалить. И какие бы потенциально объективные журналисты не работали, во всяком случае, по отношению к этому политику, но если они из номера в номер в своем издании читают, что этот плохой, а этот хороший, то рано или поздно…

Мы все конформисты в той или иной степени. Вся редакция идет в одну, а ты что будешь постоянно против идти?

— Ситуация простая. Работаешь в той редакции, чьи взгляды руководства ты разделяешь или тебе выгодно, в конце концов, их разделять. Не нравится — ищи свою редакцию.

— На мой взгляд, по большому счету это все понимают. Другое дело, что некоторые не хотят себе в этом признаваться, а еще более гнусно, когда начинают, зная, что у самого есть грехи, тыкать пальцем в других: а вот они продажные, я вот знаю…

— Так громче всех кричат, как раз такие.

— Совершенно верно. Я своих студентов предупреждаю: "Бойтесь человека, который выйдет на эту трибуну и будем вам 40 минут читать лекцию о морали, о том, как нужно быть самым честным, самым моральным журналистом". Потому что тот, кто громче других кричит о моральности, скорее всего сам не очень моральный человек.

Читайте также: Вокалист Animal Джаz: Любви нужны сложности

— …Давайте перейдем к конкретным требованиям к современным журналистам. Я помню, когда я была студенткой, мы ехали в поезде в студенческий лагерь МГУ. И с нами женщина. "А кто вы, девочки?", — спросила. "Мы — студентки факультета журналистики МГУ". "А я — из Горловки. Вы знаете, где находится Горловка?". Говорю: "Не знаю, где находится Горловка". Она удивляется: "Вы — журналисты и не знаете, где находится Горловка?". Свое смущение помню до сих пор, и для меня самое главное было тогда знать, где находится Горловка. У людей да и у нас была вера в то, что журналисты должны все знать. Виталий Товиевич, вы признанный мастер журналистики, уважаемый педагог, какие главные критерии современного журналиста вы хотите донести до ваших студентов?

— Главного много, профессия-то простая, но очень, очень важная. Глобально важная, поэтому одним главным не ограничишься.

У меня есть совершенно точные формулировки. Конечно же, журналист — это дилетант. Но, во-первых, не нужно путать дилетантизм с невежеством. А во-вторых, журналист — просвещенный дилетант. Вот есть просто дилетанты, есть невежды, — они вне профессии.

А журналист — это просвещенный дилетант. Чем просвещенный дилетант отличается от невежды или от просто дилетанта? Первое, он знает границу своего знания. Он знает, где находится Москва, Санкт-Петербург, но не знает, к примеру, где Горловка, и поэтому о Горловке я рассуждать сам не буду, потому что не знаю, где она находится.

Второе качество просвещенного дилетанта — он знает, где найти то, что он не знает. Он ищет, берет справочник, карту, находит Горловку на карте, покупает билет и едет в эту Горловку. А до того он не рассуждает о Горловке, но он делает этот второй шаг.

И третье, он предупреждает читателя, зрителя, слушателя, о том, чьим мнением он апеллирует. Объясню: в одном материале своих знаний часто не хватает, поэтому журналист предупреждает, где идут знания точные общечеловеческие, в которых он уверен. Дальше предупреждает, где идет субъективное мнение известного эксперта, но это мнение этого конкретного человека, а не вообще. И третье, он предупреждает, а вот здесь начинается гипотеза, гадания, версии, сценарии, прогнозы.

Вот что такое просвещенный дилетант. Нужно этими тремя правилами руководствоваться, и ты будешь на голову выше других. Твои тексты будут читать просто потому, что в них находишь новую точную информацию, и никогда тебя не обманывают. Версии не подсовывают в виде правды, а тем более истины.

— Я с вами совершенно согласна, самое главное — найди то, напиши то, о чем другие не написали.

— Именно так. Может, мы вместе с вами мой учебник писали? Одно из правил: делай то, что не рискуют делать другие.

— И не бойся делать ошибок…

— Относительно ошибок есть отдельные правила. Просто журналисту сказать: не бойся ошибок. Он же не хирург. Да? Но журналист может так ошибиться… Я это знаю на собственном примере, на примере "Независимой газеты". Я много публиковал материалов по межнациональным проблемам. Я жалею о том, что некоторые тексты публиковал не потому, что тогда я был "за" свободу печати, а сейчас "против" свободы печати. Я просто видел, как этот текст, где, может быть, были правильные вещи сказаны, вызывал цепочку возрастания взаимной ненависти, недоверия.

Есть правда, о которой действительно нужно умолчать. Поэтому журналисту сказать: "Человек имеет право на ошибку" будет неправильно. Это пусть в своей личной жизни ошибается. Профессионал он тем и отличается от непрофессионала, что он старается не делать ошибок, а уж тем более не делать роковых ошибок. Не для себя лично, а в той сфере, которая является предметом его профессии. А предмет профессии журналиста — это общество, мир.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Какое будущее ждёт российские СМИ?

www.pravda.ru

60 универсальных вопросов для интервью — Студия копирайтера Дениса Каплунова

Интервью — один из самых благодарных видов контента.

Подбираешь вопросы, отправляешь герою, получаешь ответы, форматируешь и — в печать! Конечно, это поверхностная схема создания интервью. На самом деле, это самостоятельный и яркий контентный формат. И в блоге он очень выгодно смотрится на фоне привычных статей, руководств и новостей.

На тему интервью мы уже подготовили несколько материалов. Можете при желании ознакомиться с ними здесь, здесь и здесь. Сейчас речь пойдет о самом важном этапе подготовки к интервью — о вопросах.

Изучая героя, хочется задать ему важные и острые вопросы одновременно. Хочется, чтобы интервью не было скучным, банальным и типичным. Хочется, чтобы читатель проглотил его, смакуя каждую букву, каждую реплику.

И в такие моменты под рукой очень не хватает подборки вопросов для интервью, которые можно адаптировать под отдельного персонажа.

Эту подборку мы готовили для себя. Но решили поделиться ею и с вами. Потому что шаблоны всегда помогают в работе.

 

Вопросы для интервью: 60 шаблонов

 

  1. Расскажите о себе, своем бизнесе.
  2. Как Вы можете охарактеризовать себя в двух словах?
  3. Когда Вы решили стать_____ и почему?
  4. Что привело Вас именно к __________?
  5. Что послужило толчком к _________?
  6. Какими были первые шаги?
  7. В чем плюсы и минусы работы _______?
  8. Опишите свое самое большое достижение и самый впечатляющий провал?
  9. Опишите три Ваших достижения?
  10. Бывают ли моменты, когда Вас покидает вдохновение (теряете веру в себя, в свой бизнес)?
  11. Опишите свою рабочую обстановку?
  12. Планируете ли Вы изменить _______?
  13. Каковы Ваши планы в _______?
  14. В чем секрет успеха в _____?
  15. Как Вам удалось добиться успеха в _______?
  16. Ваши любимые книги (фильмы, блюда)?
  17. Чего бы Вы никогда не сделали в жизни?
  18. Можно ли утверждать, что ______?
  19. По какому принципу Вы ______?
  20. Вы сами пришли к этой позиции или ______?
  21. Как изменились Вы после _______?
  22. Вы любите свою работу (бизнес, продукт, услугу, дело)?
  23. Чем Вы любите заниматься в свободное время?
  24. Как сделать, чтобы ________?
  25. Какие советы Вы можете дать новичкам (сотрудникам, читателям)?
  26. Когда Вы в последний раз _________?
  27. Что Вас интересует помимо______ и ________?
  28. Как Вы отдыхаете от ____?
  29. Как к Вам пришла идея организовать ________?
  30. Вы делали _____ самостоятельно или с поддержкой?
  31. Как часто Вы ________?
  32. Как вы считаете, какова ________?
  33. По-вашему, какими качествами должен обладать _____?
  34. Вы остаетесь самим собой, выполняя свою работу, или это PR ход?
  35. Какова доля удачи и везения в Вашем проекте?
  36. Есть ли у Вас свой девиз, миссия?
  37. Вы уже много добились в своей профессии, изменила ли Вас популярность?
  38. Сколько времени Вы посвящаете ______?
  39. Как Вы думаете, почему в обществе (на рынке, в компании, на форумах, в интернете) сформировалась такая точка зрения?
  40. Что для Вас было самым сложным?
  41. Расскажите пошагово, что нужно сделать, чтобы _________?
  42. С чего начинать новичку, если он захочет пойти по Вашим стопам?
  43. Какие профессиональные рекомендации можете дать тем, кто только начинает развиваться в _______?
  44. Какие могут быть подводные камни в Вашей сфере?
  45. Сложно ли заниматься тем, что приносит Вам деньги? Чего Вам это стоит?
  46. Как к Вам пришел первый успех?
  47. Как окружающие воспринимают Ваше развитие (работу, перемены)?
  48. Где Вы ищете своих заказчиков (клиентов, покупателей, инвесторов, партнеров)?
  49. Нет желания все бросить к «чертовой бабушке» и начать что-то совершенно новое?
  50. Расскажите ТОП-5 наиболее эффективных тактик (советов, фишек, приемов, секретов, способов) в _______?
  51. Каково Ваше мнение по такому вопросу: ___________?
  52. Сформируйте Ваше отношение к жизни (бизнесу, семье, коллегам, сотрудникам) в пяти словах?
  53. В чем заключается главная экспертиза человека Вашего уровня?
  54. Сложно было отказаться от_______ (свободного времени, стабильности, карьерного роста)?
  55. Вы всегда так открыты (закрыты, агрессивны, оптимистичны, быстры)?
  56. Какую оценку Вы поставите себе как _______?
  57. Приходилось ли Вам в профессиональной деятельности переступать через свои принципы?
  58. В любом деле есть переломные моменты. Какие были у Вас?
  59. Что мешает Вам жить, а что помогает?
  60. О чем Вы мечтаете?

Конечно, эти вопросы больше относятся к персональному, а не к профессиональному интервью. Но в любом случае каждый из них может повлечь за собой цепочку новых идей, которые в итоге превратятся в полноценный сценарий беседы.

Трансформируйте их, перекручивайте, адаптируйте к теме диалога. Главное, что эти вопросы станут вашим материалом для работы.

Удачных интервью!

kaplunoff.com

Моя мечта - работать в сфере журналистики, писать репортажи и брать интервью.

Я заинтересовалась этим видом деятельности совершенно случайно, когда впервые, обучаясь в пятом классе, пришла на внеурочное занятие кружка “Юный журналист”, организованного в нашей гимназии. Мне всегда нравилось что-то придумывать и писать, поэтому-то необычайно интересно было выполнять задания и, чувствуя себя взрослым журналистом, искать материал, работать над темой, а к определенному сроку выдавать готовую статью о праздничных мероприятиях, посвящённых Дню города, о приюте для животных или о премьере нового фильма. Так совершенно незаметно для себя самой меня увлекло это занятие, и теперь уже я серьёзно задумываюсь над тем, чтобы связать свою жизнь с журналистикой.

На мой взгляд, это очень интересная и важная профессия, дающая людям многое. Сегодня она имеет самые разные формы: репортаж, комментирование спортивных соревнований, тележурналистика, интервью, интернет-журналистика. Всего и не перечесть.

Я считаю, что эта профессия просто необходима. Профессионалы - журналисты, берущие интервью у известных людей, являются посредниками между  широкой публикой  и знаменитостями, помогают узнать о том, чем интересуется в свободное от профессиональной деятельности время всеми любимый певец или каковы взгляды на жизнь популярного режиссера.

Те,  кто пишет и рассказывает о недавно произошедших событиях, помогают  нам узнавать важнейшие мировые новости, сообщения о случившихся стихийных бедствиях или о каких-то чрезвычайных происшествиях. Журналист - это тот, кто держит нас в курсе всего нового и актуального, перерабатывает информацию, отбирая самое важное, добавляет эксклюзивные факты и предоставляет результат всем желающим.

Многие скажут, что профессия журналиста изживает себя, становится малозначимой. Но ведь по-прежнему люди обращаются к средствам массовой информации, читают журналы или попросту статьи в интернете. Согласна, безусловно, сейчас журналистика приобретает новую форму, переселяясь в интернет. С каждым днём растёт число новостных порталов, появляются сайты трендовых журналов, и даже слово “блог” уже становится общеизвестным и часто звучащим, а явление это имеет много схожего с деятельностью журналистов.

Многие создают свои порталы, где могут делиться сверхновыми идеями и мыслями или писать о том, что интересно им самим и в чем они лучше всего разбираются. Такие вот "сами себе" журналисты! В интернете появляются люди, которые создают видео в известном формате интервью с именитыми людьми, где обсуждают иногда не очень серьезные, но популярные у аудитории темы, и такие ролики смотрят миллионы. Я считаю, что журналистика не изживает себя, а просто приобретает новую форму, более живую и свободную, и становится важной частью сетевого общения.

Поэтому мне кажется, эта профессия не теряет своей значимости и актуальности. А ещё в ней, как во всякой другой деятельности, есть свои трудности и сложности . Попробуйте заставить самого неразговорчивого человека рассказать о себе всё или описать ежегодный городской фестиваль шахмат так, чтобы твой репортаж слушали с открытым ртом! Поверьте, что одного желания будет мало, понадобится настоящее мастерство. Каждый журналист, чтобы быть успешным и хорошо делать свое дело, должен быть профессионалом. Именно таким журналистом я и мечтаю стать!

Орфография и пунктуация автора сохранены

Автор: Пучкова Маргарита Витальевна, 9 класс, МКОУ ЗАТО Знаменск Гимназия №231

moeobrazovanie.ru