[5)] Норс [Деньги как капитал. Рост торговли как причина понижения процента]. Деньги как капитал


Деньги как деньги и деньги как капитал, товар

В повседневной жизни довольно часто к деньгам применяется название — капитал. Если подойти к данному вопросу с научной, экономической точки зрения, то «деньги как деньги» кардинально отличаются от понятия «деньги как капитал». Денежные средства, которыми мы ежедневно пользуемся, это всего лишь платежный инструмент и к капиталу они не имеют абсолютного никакого отношения.

Построить сложную экономическую систему с разделением труда — без денег невозможно.

Деньги, как капитал

Немецкий философ и автор всемирно известного «Капитала» Карл Маркс говорил о том, что деньги становятся капиталом только тогда, когда они начинают работать на своего владельца.

Деньги превращаются в капитал в процессе накопления, хранения и продажи на денежном рынке, поскольку благодаря этому собственник финансовых средств может получить дополнительную прибыль в форме ссудного процента.

Например, если вы вкладываете деньги в банк — они становятся капиталом, а вы, соответственно — инвестором.

Однако, участвуя в обслуживании производственного потребления деньги становятся и деньгами, и капиталом, так они способствую продаже товара и получению дохода.

Деньги становятся носителем капитала тогда, когда они используются в сфере инвестирования, поэтому и возникло определение деньги как деньги и деньги как капитал. Капитал это стоимость, которая приносит добавочную стоимость.

Деньги, как товар

Деньги сами по себе также являются товаром, но этот товар специфический, он противостоит всем остальным товарам и играет в обществе особую роль. По сути, деньги это единственный товар, который выступает эквивалентом стоимости всех остальных товаров, с его помощью происходит постоянный обмен продуктами труда между производителями этих товаров.

Этот особый товар является успешным участником товарного обмена — на деньги обменять можно зерно, молоко, самолет и корабль, оружие и золото, а разница будет заключаться только в количестве.

На сегодняшний день несколько иные принципы лежат в регулировании количества денег в обращении, но на примере того же золота понятно, что чем драгоценнее материал, тем дороже и товар, изготовленный из него, в том числе и такой товар, как деньги.

Именно поэтому, что деньги являются особенным товаром, сегодня при помощи купюр или монет можно приобрести любую вещь или услугу, всего лишь меняя один товар на другой, хотя по номинальной цене они не всегда бывают одинаковыми.

Далее: банковские деньги.

kudavlozitdengi.adne.info

Денежный капитал

У денежного капитала есть множество определений, каждое из которых по-своему верное.

В наиболее широком понимании это деньги, которые были превращены в то, что может приносить прибыль.

Иными словами, это все, что способствует появлению добавочной стоимости различных объектов.

 

С точки зрения бухгалтерского учета денежный капитал - это весь объем средств, которые были затрачены на приобретение активов.

 

Денежный капитал имеет длинную историю, так как появился еще во времена феодального строя. Позднее он стал частью промышленного капитала, который необходим для обеспечения бесперебойного производственного процесса. Сейчас денежный капитал называют также финансовыми ресурсами, которые находятся в распоряжении любой коммерческой организации.

 

Виды денежного капитала

 

Классифицируют денежный капитал с точки зрения экономической формы.

 

Его можно поделить на две группы:

 

1. Капитал. Сюда относится все объекты, которые имеют интеллектуальное или материальное выражение.2. Финансовый капитал. Он находится в форме ценных бумаг и денежных средств.

 

Реальный капитал также можно разделить на два вида - основной и оборотный.

 

К первому относятся все активы, срок службы которых составляет более года. Здесь учитываются земля, здания, сооружения, транспорт, инструменты, оборудование. Из объема основного капитала складывается потенциал фирмы с точки зрения производственных возможностей.

 

Второй же вид, представляющий собой оборотные средства, включает в себя те активы, которые используются в течение одного хозяйственного цикла и переходят в иное состояние. Здесь учитываются запасы материалов на складе, незавершенное производство, готовые и отгруженные продукты, поступившие в качестве оплаты деньги, а также расходы будущих периодов.

 

К финансовому капиталу относятся ценные бумаги, которые эмитирует организация, а также денежные средства. Но стоит учитывать, что далеко не все деньги относятся к этой категории. К финансовому капиталу относится лишь та часть средств, которая не участвует в хозяйственном цикле и не создает дополнительную стоимость. Это деньги, которые находятся на сберегательных счетах в банковских учреждениях на хранении.

 

Формирование денежного капитала

 

Финансовые ресурсы предприятия формируются при помощи различных источников.

 

По праву собственности их можно разделить на две большие категории:

 

1. Собственные средства. Это та часть денег, которую собственники передают организации в пользование. Этот капитал формируется первоначально и называется уставным или акционерным. В эту же категорию относится эмиссионный доход.2. Заемные средства. Эта часть капитала складывается из долгосрочных займов, краткосрочных кредитов, дохода от выпуска и продаж облигаций.

 

По отношению к предприятию финансовые ресурсы можно разделить на следующие группы:

 

1. Внутренние. К ним относятся годовые амортизационные отчисления, а также нераспределенная прибыль.2. Внешние. Сюда можно отнести собственный капитал и все привлеченные средства.

 

Но на этом источники не заканчиваются. Денежный капитал также может формироваться за счет поступлений от вышестоящих организаций, концернов, торговых групп, в которые входит предприятие. Например, дочерние фирмы нередко получают финансовую помощь от главных организаций. В некоторых случаях денежный капитал складывается из субсидий, которые предоставляют органы государственной власти и муниципалитета. Обычно это происходит в рамках выполнения проектов, которые имеют экономическую ценность для страны или ее области. Также поступления из бюджетов могут направляться на реализацию каких-либо программ.

 

Субсидии можно разделить на две небольших группы:

 

1. Прямые. К ним относятся вложения в объекты, которые имеют особое значение для экономики страны.2. Косвеные. В эту группу входят льготы, которые предоставляются предприятиям в рамках денежно-кредитной политики.

 

Использование денежного капитала

 

Финансовые ресурсы выполняют множество функций на предприятии, поддерживают его основную деятельность. Можно выделить три основных направления, по которым используют денежный капитал:

 

  • Поддержание операционной или текущей хозяйственной деятельности фирмы.
  • Погашение обязательств.
  • Увеличение воспроизводства реальных активов фирмы.

 

 

Денежный капитал принимает непосредственное участие в процессе производства и реализации продукции. На протяжении всего хозяйственного цикла он преобразуется в денежные фонды, которые можно условно разделить на следующие категории:

 

  • Денежные фонды собственных средств. Здесь учитываются не только уставной, добавочный и резервный капиталы, но и прочие фонды (инвестиционные и валютные).

 

  • Денежные фонды заемных средств. Сюда относятся кредиты различных сроков, факторинг и лизинг.

 

  • Денежные фонды прочих средств. Потребительский фонд, дивидендные расчеты, расходы будущих периодов, резервы под будущие платежи.

 

  • Оперативный денежный фонд. В нем сосредотачиваются средства, которые направляются на выплату заработной платы сотрудникам, дивидендов с акций, а также на покрытие платежей в бюджет и внебюджетные фонды.

 

Денежный капитал любой коммерческой организации - это основа ее существования, хозяйственной деятельности.

Без его достаточного объема невозможно поддерживать бесперебойный процесс производства, увеличивать стоимость бизнеса и получать прибыль.

 

Руководящий состав предприятия должен с особым вниманием подходить к формированию денежного капитала и грамотно выбирать источники финансирования.

utmagazine.ru

Конспект лекций Деньги и кредит / Савлук =lybs.ru= =lybs.ru=

Сущность денег. За своим местом в товарном производстве и обмене деньги - это специфический товар, который должен свойство обмениваться на любой другой товар, т.е. является общим эквивалентом.

Природа денег как всеобщего эквивалента определяется прежде всего их происхождением. Как было показано выше, деньги возникли в результате стихийного выделения из множества товаров одного, наиболее подходящего по своим физическим свойствам выполнять роль всеобщего эквивалента. Но и после завершения формирования денег как самостоятельного экономического явления носителем их в течение тысячелетий были товары в их натурально-вещественном виде, в частности серебро и золото. Будучи обычными товарами, они определяли также товарную природу самих денег, общественную роль которых выполняли якобы по совместительству.

Однако нельзя объяснять товарную природу денег только их происхождением или закреплением их общественной роли за определенным товаром. Деньги являются товаром сами по себе, по своей сущности, что определяется их местом в товарных отношениях. Это заметно было уже в тех условиях, когда в роли денег выступали конкрет-ни товары. Так, золото, став монопольным носителем денежной сути, приобрело двойного существования - как обычный товар и как

деньги. Двойственность проявлялась как в его споживній, так и в меновой стоимости.

Наряду с конкретной потребительной стоимостью как способностью удовлетворять определенные потребности человека золото приобрело общей потребительной стоимости - способности удовлетворять какие-либо человеческие потребности вследствие использования его как общего средства обмена. Между конкретной и общей потребительской стоимостью золота возникла противоречие - если оно применяется в первой своей свойства, то не может использоваться во второй, и наоборот.

По мере развития товарного производства неуклонно обостряется это противоречие: чтобы удовлетворить все растущие потребности оборота в золоте-деньгах, пришлось бы полностью отказаться от использования его как конкретного товара. В такой ситуации теряется особое значение специфических свойств золота как денежного товара, поскольку реализовать их становится все труднее.

Решение этого противоречия было найдено на пути идеализации денег, постепенного перехода общей потребительной стоимости от конкретного товара-золота до простого его знака. Первый шаг в этом направлении был сделан в той сфере денежных отношений, где природные свойства золота как товара в наименьшей степени требовались, - в сфере товарного обращения. Мгновенный характер функционирования денег как средства обращения открыл путь для замещения денег-золота деньгами-знаками.

Реальная действительность свидетельствует и о раздвоении меновой стоимости золота как обычного товара и как денег. Стоимость золота как обычного товара формируется под влиянием изменений производительности общественного труда в золотодобуванні и изменений общественных потребностей в этом конкретном товаре. На стоимость же золота как денег влияют, кроме того, еще и такие факторы, как изменения общественных потребностей в деньгах во всех их функциях, динамика золотых запасов, накопленных в предыдущие века, и др. Поэтому стоимость золота как денег становится менее зависимой от текущих изменений условий добычи золота, более устойчивой, чем стоимость золота как товара.

Особенно ощутимо эти различия стоимости золота как обычного товара и как денег оказываются в обращении монет. Известно, что от длительного обращения монеты стираются и стоимость золота, которая реально остается в монете, уменьшается. Однако в обращении монеты продолжали циркулировать в своей предыдущей стоимости, что залы-тался лишь номинально. В такой номинальной стоимости монеты продолжали успешно функционировать как мера стоимости и средство обращения, то есть выполнять основные функции, которые и конституируют явление денег.

Подобная раздвоенность стоимости золотой монеты на реальную и номинальную может происходить и под влиянием изменений условий и технологии добычи золота. В таких случаях реальная стоимость одноименной монеты снижалась при сохранении в течение определенного времени в рыночных отношениях ее предварительной стоимости как номинальной, особенно на рынках, удаленных от мест добычи золота. Несмотря на повышение цен на товары в местах его добычи, значительная часть других товаров длительное время продолжает оцениваться мерой стоимости, что стала иллюзорной, устаревшей. Лишь впоследствии постепенно выравнивается номинальная стоимость денег по фактической стоимости золота как товара. Однако пока пройдет один круг выравнивания, фактическая стоимость может снова измениться. Следовательно, номинальная стоимость может никогда ее не "догнать" или же сравниться с ней лишь на короткий срок.

Это свидетельствует о том, что деньги в процессе обращения приобретают особую стоимости, которая может существовать обособленно и параллельно с внутренней стоимости того материала, из которого они изготовлены. Деньги становятся абсолютным олицетворением меновой стоимости, что имеет решающее значение в метаморфозе Товар-Деньги. Возможность формирования такой стоимости денег создала основу для разделения явления денег от конкретного товарного носителя, для возникновения денег, не связанных с какой-либо натурально-вещественной форме, например, депозитные деньги, электронные деньги.

Как самостоятельная форма меновой стоимости деньги принципиально отличаются от обычных товаров. Они имеют не конкретную, а общую потребительную стоимость, то есть способны удовлетворить любую потребность людей, обменявшись на соответствующие блага. Поэтому рынок воспринимает деньги как абстрактную ценность, желательную саму по себе для любого его субъекта, независимо от его конкретных потребностей. Итак, деньги становятся абсолютным товаром, который противостоит на рынке всем другим товарам, становится мерилом стоимости последних и непосредственным воплощением богатства вообще.

Как такие деньги получаются в отдельных своих функциях далеко за пределы сферы товарного обмена и обслуживают все сферы экономики, в частности накопление стоимости, ее распределение, перераспределение и использование, в том числе на нужды инвестирование. и

Деньги как деньги и деньги как капитал. Применение денег для обслуживания процессов накопления стоимости и ее продукты-вного использования (инвестирования) существенно изменило их общественное назначение. Из простого средства обращения, что обслуживал обмен товаров, они превратились в носителя самозростаючої стоимости, то есть в форму капитала. Они стали широко обслуживать накопление стоимости, использование ее для финансирования развития вы-

производства, формирование на этой основе массы ссудного капитала и его движения. Обеспечение самовозрастания стоимости стало приоритетной целью движения денег в процессе воспроизводства, которая существенно влияет на интересы экономических субъектов, на их взаимоотношения.

При применении в сфере инвестирования деньги становятся носителем капитала, в связи с чем возникает необходимость различать деньги как деньги и деньги как капитал.

Деньги как деньги используются преимущественно для реализации имеющейся потребительной стоимости, то есть их целевое назначение ограничивается посредничеством в обмене.

Деньги как капитал используются для обеспечения роста имеющейся стоимости. Для этого изготовленную стоимость нужно реализовать, накопить и использовать так, чтобы ее не только сохранить, но и увеличить. Это возможно лишь при условии, что деньги используются для формирования промышленного или торгового капитала или как ссудный капитал. Во всех этих случаях целевое назначение денег значительно расширяется, развиваются их новые функциональные формы, в частности средство накопления и средство платежа, существенно возрастает роль денег в экономической жизни общества.

Обретение деньгами одной из форм движения капитала не означает, что они перестали использоваться как деньги.

Функционируя как капитал, деньги продолжают выполнять свои традиционные функции меры стоимости и средства обращения, которые конституируют явление денег. Поэтому различия между деньгами как деньгами и деньгами как капиталом достаточно условны и определяются в основном назначением денег при их использовании экономическими субъектами. Деньги являются собственно деньгами прежде всего при их расходовании на личное потребление, поскольку обеспечивают покупку товаров и услуг.

Деньги становятся капиталом преимущественно при их накоплении, хранении и продажи на денежном рынке, поскольку это дает владельцу денег дополнительный доход в виде процента.

При обслуживании производственного потребления деньги одновременно являются собственно деньгами и капиталом, поскольку способствуют реализации товара и получению прибыли.

Выразительно деньги как капитал проявляют себя в пределах кругооборота капитала отдельного предприятия. Имеющаяся у него сумма денег (на банковских счетах, в кассах) является одновременно частью его рборотного капитала и массой ликвидности, что обеспечивает его текущую платежеспособность. Увеличение этой суммы одновременно увеличивает его оборотный капитал, то есть массу имеющихся ресурсов, его ликвидности, делает предприятие экономически мощнее.

В рамках всей экономики имеющаяся сумма денег характеризует лишь массу ее ликвидности и не является частью объема реального капитала. Рост этой суммы приводит лишь к улучшению ликвидности экономики, однако объем реального капитала от этого не увеличивается. Если рост общей массы денег будет чрезмерным, это приведет лишь к их обесцениванию.

Книга: Конспект лекций Деньги и кредит / Савлук

СОДЕРЖАНИЕ

1. Конспект лекций Деньги и кредит / Савлук
2. РАЗДЕЛ 1 СУЩНОСТЬ И ФУНКЦИИ ДЕНЕГ РАЗДЕЛ 1 СУЩНОСТЬ И ФУНКЦИИ ДЕНЕГ 1.1. Происхождение денег. роль государства в создании денег
3. 1.2. Сущность денег. деньги как деньги и деньги как капитал
4. 1.3. Формы денег и их эволюция
5. 1.4. Стоимость денег
6. 1.5. Функции денег
7. 1.6. Качественные свойства денег
8. 1.7. Роль денег в развитии экономики
9. Выводы
10. РАЗДЕЛ 2 ДЕНЕЖНЫЙ ОБОРОТ И ДЕНЕЖНАЯ МАССА, КОТОРАЯ ЕГО ОБСЛУЖИВАЕТ 2 ДЕНЕЖНЫЙ ОБОРОТ И ДЕНЕЖНАЯ МАССА, КОТОРАЯ ЕГО ОБСЛУЖИВАЕТ 2.1. Сущность и экономическая основа денежного оборота
11. 2.2. Модель денежному обороту. денежные потоки и их балансировка
12. 2.3. Структура денежного оборота по экономическому содержанию и форме платежных средств
13. 2.4. Масса денег в обороте. денежные агрегаты и денежная база
14. 2.5. Скорость обращения денег
15. 2.6. Закон денежного обращения
16. 2.7. Механизм изменения массы денег в обороте. денежно-кредитный мультипликатор
17. Выводы
18. РАЗДЕЛ С ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК РАЗДЕЛ С ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК 3.1. Сущность и особенности функционирования денежного рынка
19. 3.2. Институциональная модель денежного рынка
20. 3.3. Структура денежного рынка
21. 3.4. Спрос на деньги
22. 3.5. Предложение денег
23. 3.6. Графическая модель денежного рынка. равновесие на денежном рынке и процент
24. 3.7. Сбережения и инвестиции в механизме денежного рынка
25. ВЫВОДЫ
26. РАЗДЕЛ 4 ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ ГЛАВА 4 ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ 4.1. Сущность, назначение и структура денежной системы
27. 4.2. Виды денежных систем и их эволюция
28. 4.3. Создание и развитие денежной системы Украины
29. 4.4. Государственное регулирование денежного оборота и место в нем фискально-бюджетной и денежно-кредитной политики
30. 4.5. Денежно-кредитная политика, ее цели и инструменты
31. 4.6. Монетизация бюджетного дефицита и валового внутреннего продукта в Украине
32. ВЫВОДЫ
33. РАЗДЕЛ 5 ИНФЛЯЦИЯ И ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ РАЗДЕЛ 5 ИНФЛЯЦИЯ И ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ 5.1. Сущность, виды и закономерности развития инфляции
34. 5.2. Причины инфляции
35. 5.3. Экономические и социальные последствия инфляции
36. 5.4. Государственное регулирование инфляции
37. 5.5. Особенности инфляции в Украине
38. 5.6. Сущность и виды денежных реформ
39. 5.7. Особенности проведения денежной реформы в Украине
40. ВЫВОДЫ
41. РАЗДЕЛ 6 ВАЛЮТНЫЙ РЫНОК И ВАЛЮТНЫЕ СИСТЕМЫ РАЗДЕЛ 6 ВАЛЮТНЫЙ РЫНОК И ВАЛЮТНЫЕ СИСТЕМЫ 6.1. Сущность валюты и валютных отношений конвертируемость валюты
42. 6.2. Валютный рынок. виды операций на валютном рынке
43. 6.3. Валютный курс
44. 6.4. Валютные системы и валютная политика. особенности формирования валютной системы Украины
45. 6.5. Платежный баланс и золотовалютные резервы в механизме валютного регулирования
46. 6.6. Мировая и международная валютные системы
47. 6.7. Международные рынки денег и капиталов
48. ВЫВОДЫ
49. РАЗДЕЛ 7 РАЗДЕЛ 7 7.1. Классическая количественная теория денег
50. 7.2. Неоклассический вариант количественной теории денег
51. 7.3. Вклад Дж. М. Кейнса в развитие количественной теории денег
52. 7.4. Современный монетаризм как направление развития количественной теории
53. 7.5. Современный кейнсианско-неоклассический синтез в теории денег
54. 7.6. Денежно-кредитная политика украины в переходный период в свете монетаристской теории
55. ВЫВОДЫ
56. РАЗДЕЛ 8 НЕОБХОДИМОСТЬ И СУЩНОСТЬ КРЕДИТА ГЛАВА 8 НЕОБХОДИМОСТЬ И СУЩНОСТЬ КРЕДИТА 8.1. Общие предпосылки и экономические факторы необходимости кредита
57. 8.2. Сущность кредита. теоретические концепции кредита
58. 8.3. Стадии и закономерности движения кредита
59. ВЫВОДЫ
60. РАЗДЕЛ 9. ВИДЫ, ФУНКЦИИ И РОЛЬ КРЕДИТА РАЗДЕЛ 9. ВИДЫ, ФУНКЦИИ И РОЛЬ КРЕДИТА 9.1. Формы, виды и функции кредита
61. 9.2. Характеристика основных видов кредита
62. 9.3. Экономические границы кредита. взаимосвязи
63. 9.4. Ссудный процент
64. 9.5. Роль кредита в развитии экономики
65. 9.6. Развитие кредитных отношений в украине в переходный период
66. ВЫВОДЫ
67. РАЗДЕЛ 10. ФИНАНСОВЫЕ ПОСРЕДНИКИ ДЕНЕЖНОГО РЫНКА ГЛАВА 10. ФИНАНСОВЫЕ ПОСРЕДНИКИ ДЕНЕЖНОГО РЫНКА 10.1. Сущность, назначение и виды финансового посредничества
68. 10.2. Банки как ведущие суб
69. 10.3. Банковская система: сущность, принципы построения и функции. особенности построения банковской системы в Украине
70. 10.4. Небанковские финансово-кредитные учреждения
71. ВЫВОДЫ
72. РАЗДЕЛ 11 ЦЕНТРАЛЬНЫЕ БАНКИ РАЗДЕЛ 11 ЦЕНТРАЛЬНЫЕ БАНКИ 11.1. Назначение, статус и основы организации центрального банка
73. 11.2. Функции центрального банка
74. 11.3. Происхождение и развитие центральных банков
75. 11.4. Становление центрального банка в Украине
76. Выводы
77. РАЗДЕЛ 12 КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ РАЗДЕЛ 12 КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ 12.1. Понятие, назначение и классификация коммерческих банков
78. 12.2. Происхождение и развитие коммерческих банков
79. 12.3. Основы организации и специфика деятельности отдельных видов коммерческих банков
80. 12.4. Пассивные операции банков
81. 12.5. Активные операции банков
82. 12.6. Расчетно-кассовое обслуживание клиентов
83. 12.7. Банковские услуги
84. 12.8. Стабильность банков и механизм ее обеспечения
85. 12.9. Особенности становления и развития коммерческих банков в Украине
86. ВЫВОДЫ
87. ГЛАВА 13 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И ФОРМЫ ИХ СОТРУДНИЧЕСТВА С УКРАИНОЙ
88. 13.1. Международный валютный фонд и его деятельность в Украине
89. 13.2. Всемирный банк
90. 13.3. Региональные международные кредитно-финансовые институты
91. 13.4. Европейский банк реконструкции и развития
92. 13.5. Банк международных расчетов
93. ВЫВОДЫ
На предыдущую

lybs.ru

Деньги как капитал Капитал и прибавочная стоимость

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Российский Государственный Торгово-Экономический Университет

Тема: «Деньги как капитал. Капитал и прибавочная стоимость» .

Тула 2007

Содержание

Глава 1: Превращение денег в капитал, а рабочей силы в товар:. . . . . . .2

1.1 Противоречия между трудом и капиталом. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5

1.2 Стоимость и потребительная стоимость товара рабочая сила. . . . . . 7

1.3 Постоянный и переменный капитал. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10

Глава 2: Прибавочная стоимость:. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14

2.1 Процесс «самовозрастания» стоимости. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

2.2 Норма и масса прибавочной стоимости. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

Глава 3: Методы увеличения прибавочной стоимости . . . . . . . . . . . . . 20

3.1 Абсолютная и относительная прибавочная стоимость . . . . . . . . . . 23

3.2 Избыточная прибавочная стоимость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24

Глава 4: Закон прибавочной стоимости и его роль в общественном производстве . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28

Глава 1: Превращение денег в капитал, а рабочей силы в товар

История свидетельствует о том, что ни один способ воспроизводства не возникает раньше, чем появляются соответствующие ему материальные условия. Становлению капитализма также предшествовали определенные предпосылки. Среди них на одном из первых мест стоит достижение определённого, достаточно высокого уровня развития товарно-денежных отношений. Деньги как высший продукт товарного производства и послужили исходным пунктом возникновения капитала.

В обыденной жизни любые деньги нередко называют капиталом. В научном, политэкономическом смысле между деньгами как деньгами и деньгами как капиталом существует глубокое различие. Деньги как капитал – в случаи использования денег не как обычного покупательного (платёжного) средства, а для получения дополнительного дохода, они становятся созидательной силой, - деньгами, приносящими деньги, или капиталом.(Лит: Ширай В.И. Экономическая теория в понятиях и категориях. Краткий словарь политико – экономических терминов и категорий, ч.1, стр.33).

Если продажа одного товара совершается ради покупки другого, то форма товарного обращения имеет следующий вид: Т - Д – Т.

Всеобщая формула капитала – кругооборот денег как капитала, при котором совершается обмен денег на товар и товара на деньги. Изображается формулой Д – Т - Д’ и называется В.Ф.К., поскольку она выражает движение всякого капитала, независимо от сферы его применения.(Лит: Экономическая энциклопедия, т.1, стр.284). Здесь деньги обслуживают обмен товаров и выступают в функции средства обращения. Конечно, и при такой форме товарного обращения в руках отдельных лиц могут сосредоточиваться значительные суммы денег. Но само по себе имущественное неравенство не объясняет ни причины, в силу которых оно возникло, ни характер общественных отношений, которые за ним скрываются.

Деньги становятся капиталом лишь тогда, когда пускаются в оборот для наживы, то есть для получения суммы большей, чем первоначально вложенная. Общая формула движения капитала такова: Д –Т – Д 1 ,где Д 1 =Д +∆Д, Т-товар, Д-деньги ,a ∆Д есть прирост денег над первоначальной суммой.

Денег использовались как капитал, то есть с целью обогащения, и в докапиталистических обществах – при рабовладении и крепостничестве. В этих обществах существовали так называемые допотопные формы капитала - торговый и ростовщический. Например, купцы всегда стремились приумножить свой капитал путем купли и перепродажи товар, наживаясь на разнице в ценах на различных рынках. Ростовщики давали деньги в ссуду крестьянам, ремесленникам, рабовладельцам или феодалам, увеличивая свое состояние за счет процентов, выплачиваемых должниками при погашении ссуд. И в том, и в другом случае деньги « приносили» деньги, выступали как бы источником собственного приращения.

Торговый и ростовщический капиталы оперировали в сфере обращения. Они непосредственно не вторгались в сферу производства, где по - прежнему господствовали соответственно рабовладельческие или феодальные порядки. Коренной поворот происходит тогда, когда на капиталистических началах перестраивается само воспроизводство. В этих условиях деньги стали постоянно использоваться для наживы не за счёт разницы в ценах на товары или взимания процента с должника, а за счёт эксплуатации трудящихся в сфере производства.

Главным условием превращения денег в капитал является возможность для владельца денег найти на рынке такой товар, который способен создавать новую стоимость, притом большую, чем он сам имеет. Единственным товаром такого вида может быть лишь рабочая сила, поскольку только она создает новую стоимость. Следовательно, превращение денег в капитал и само его возникновение неразрывно связаны с превращение рабочей силы в товар, в предмет купли – продажи.

Куплю – продажу рабочей силы человека следует отличать от купли – продажи самого человека, существовавшую при рабстве или крепостничестве. При капитализме продается не сам человек, а его способность к труду, и не навсегда, а на определенное время. Это не что иное, как система наемного труда. Отношения найма существовали задолго до капитализма. Например, в античном и средневековом обществе они широко применялись на государственной службе, в военном деле. Особенность капитализма в том, что он превращает наёмный труд в систему, которая становится основой организации всего общественного производства. В современных условиях в развитых странах капитализма наёмным трудом занято 80-90% самодеятельного населения.

Рабочая сила как товар – превращение Р.С. в товар – результат развития простого товарного производства и разложения феодального способа производства. На основе действия закона стоимости в простом товарном производстве происходил процесс дифференциации товаропроизводителей, обогащение одних, превращавшихся в собственников средств производства, и разорения других, становившихся постепенно собственниками одной лишь своей рабочей силы. Как и всякий товар, Р.С. обладает потребительной и меновой стоимостью. (Лит.: Экономическая энциклопедия, т.3, стр. 421).

Превращению рабочей силы в товар способствовали два исторических процесса – освобождение людей от рабской и крепостной зависимости и «освобождение» их от собственности на средства производства.

Чтобы продавать свою способность к труду, человек должен, во – первых, располагать правом способности на неё, быть лично свободным. Во – вторых, он должен быть лишен средств производства. Ему незачем было бы продавать свою рабочую силу, если бы он мог сам произвести и вынести на рынок продукт собственного труда.

Исторический процесс принудительного отделения производителя от средств производства, сосредоточения их в руках немногих и превращения в капитал К. Маркс называл первоначальным накоплением капитала. Экономической основой первоначального накопления явилась дифференциация - разорение одних и обогащение других – мелких товаропроизводителей города и деревни. Процесс дифференциации на его массовом уровне протекал весьма медленными темпами. Потребовались бы многие века, чтобы капитализм, продвигаясь этим путём, утвердился как господствующий способ производства. Поэтому было применено насилие, которое ускорило создание предпосылок капиталистического способа производства.

Превращение рабочей силы в товар означало слом старых, способов соединения для прежних эксплуататорских обществ. Внеэкономическое принуждение к труду уступило место договору формально равноправных товаровладельцев: предпринимателя – собственника средств производства и наёмного работника – собственника рабочей силы. Формальное равенство замаскировало самую изощрённую в истории человечества капиталистическую эксплуатацию человека человекам, которая строится на сочетании экономического интереса, как эксплуататора, так и эксплуатируемого.

Повсеместное утверждение наёмного труда объективно способствовало развитию личной свободы граждан молодого буржуазного общества. Сочетание экономического принуждения к труду с личной свободой каждого и предопределило внутренне противоречивую основу буржуазной демократии, резко контрастирующей с деспотией докапиталистических обществ. В этом смысле буржуазная демократия стала определенной вехой в развитии цивилизации, в раскрепощении сил человека.

1.1 Противоречия между трудом и капиталом

Труд и капитал, их единство и противоречия, противоположность и борьба являются стержнем, источником и движущей силой не только социально-экономического, но и всего общественного, человеческого развития, социально-экономическим содержанием всемирной истории. В единстве и связке труд-собственность, труд-капитал первенство и активнейшая роль принадлежит именно труду. Хотя объективно трудовая деятельность базируется на собственности, на средствах производства и средствах труда, именно труд выступает созидательной, движущей, новаторской силой экономического, производственного, всего общественного развития. Труд создает саму собственность, сам капитал, умножает их, качественно и количественно их наращивает, хотя и сам оказывается в зависимости от капитала. В человеческой истории единство и противоречия, противоположность и борьба труда и капитала приобретают характер социального неравенства и социального антагонизма, выражаясь в угнетении, в эксплуатации владельцами собственности, владельцами капитала людей труда, трудящихся, работников.

похожие статьи

mirznanii.com

[5)] Норс [Деньги как капитал. Рост торговли как причина понижения процента]

[5)] Норс

[Деньги как капитал. Рост торговли как причина понижения процента]

[XXIII—1418] Sir Dudley North. Discourses upon Trade. London, 1691 (Добавочная тетрадь С)[127].

Это сочинение, совершенно так же, как и экономические работы Локка, находится в непосредственной связи с сочинениями Петти и прямо опирается на них.

Сочинение Норса трактует главным образом о торговом капитале и постольку относится не сюда. В пределах рассматриваемого им круга вопросов Норс проявляет находчивость и мастерство.

В высшей степени замечательно, что со времени реставрации Карла II до середины XVIII века со стороны лендлордов беспрестанно раздаются жалобы на падение ренты (чему ведь и соответствует то, что цены на пшеницу, особенно с? года[128], постоянно идут вниз). Хотя (со времен Калпепера и сэра Джозая Чайлда) класс промышленных капиталистов принимал большое участие в насильственном снижении процентной ставки, однако настоящими вдохновителями этого мероприятия были земельные собственники. «Стоимость земли» и «способы увеличения этой стоимости» выставляются на передний план в качестве национального интереса (совершенно так же, как, наоборот, начиная примерно с 1760 года возрастание рент, повышение стоимости земли, рост цен на хлеб, как и на другие продукты питания, и жалобы промышленных капиталистов по этому поводу образуют основу экономических исследований этого предмета).

Борьба между денежными людьми и земельными собственниками заполняет — за небольшими исключениями — все столетие от 1650 до 1750 года, так как дворяне, которые жили на широкую ногу, к своему крайнему недовольству видели, как ростовщики забирают их в свои руки, а возникновение в конце XVII века новейшей системы кредита и государственного долга дало этим ростовщикам возможность успешно бороться с дворянами в области законодательства и т. д.

Уже Петти говорит о жалобах лендлордов на понижение рент и о их оппозиции против сельскохозяйственных улучшений (посмотреть соответствующее место)[129]. Он защищает ростовщика от лендлорда и ставит на одну доску ренту с денег и ренту с земли.

Локк сводит и ту и другую ренту к эксплуатации труда. Он занимает такую же позицию, как и Петти. Оба выступают против насильственного регулирования процента. Земельные собственники заметили, что с понижением процента стоимость земли возрастает. При данной величине ренты ее капитализированное выражение, т. е. стоимость земли, падает или возрастает в обратном отношении к величине процентной ставки.

Сэр Дадли Норс, в указанном выше сочинении, является третьим представителем этого направления, начало которому положил Петти.

Это первый вид восстания капитала против земельной собственности. Да и на самом деле ростовщичество, т. е. переход в руки ростовщика части доходов земельного собственника, было одним из главных средств для накопления капитала. Но против этой старомодной формы капитала промышленный капитал и капитал торговый выступают более или менее рука об руку с земельными собственниками.

«Как земельный собственник отдает внаем свою землю, так отдают внаем свой капитал [stock] те, которые владеют необходимым для торговли капиталом, но не обладают достаточным уменьем для употребления его в торговле или не любят беспокойств, связанных с этим делом. То, что они при этом получают, называется процентом, но это только рента с капитала»

{тут, как и у Петти, мы видим, что людям, только что вышедшим из средневековья, рента

[1419] представляется первичной формой прибавочной стоимости},

«подобно тому как доход земельного собственника есть рента с земли. На некоторых языках выражения «наем земли» и «наем денег» являются общеупотребительными выражениями; так обстоит дело также и в некоторых графствах Англии. Таким образом, быть земельным собственником [landlord] — это то же, что быть капиталистом [stocklord]. Первый имеет только то преимущество, что арендатор его земли не может ее унести, между тем как арендатору капитала легко это сделать. И поэтому земля должна давать меньше прибыли, чем капитал, который отдается внаем с большим риском» (стр. 4).

Процент. Норс, по-видимому, первый правильно понял процент, ибо, как это видно будет из нижеследующих цитат, он под словом stock понимает не просто деньги, а капитал (подобно тому как ведь и Петти различает stock и деньги. У Локка уровень процента определяется исключительно количеством находящихся в обращении денег. То же самое у Петти. Посмотреть у Масси об этом):

«Если будет больше заимодавцев чем заемщиков, то процентная ставка понизится… Дело обстоит не так, что низкий процент оживляет торговлю, а так, что с ростом торговли капитал нации понижает уровень процента» (стр. 4).

«Золото и серебро и делаемые из них монеты — не что иное, как меры и веса, при помощи которых торговля совершается с большим удобством, чем это было бы возможно без них; а кроме того они служат фондом, пригодным для того, чтобы в этом виде откладывать излишек капитала» (стр. 16).

Цена и деньги. Так как цена есть не что иное, как эквивалент товара, выраженный в деньгах и — когда речь идет о продаже — реализованный в них, т. е. так как в цене товар выражается как меновая стоимость с тем, чтобы потом быть превращенным снова в потребительные стоимости, то одним из первых шагов экономической мысли явилось усмотрение того, что золото и серебро фигурируют здесь не как таковые, а только как форма существования меновой стоимости самих товаров, как момент их метаморфоза. Норс выражает это очень хорошо для своего времени:

«Так как деньги… служат всеобщей мерой для купли и продажи, то всякий, кто имеет что-либо для продажи, но не находит покупателя, склонен думать, что причиной, по которой его товары не находят сбыта, является недостаток денег в королевстве. И вот повсюду раздаются жалобы на недостаток денег. Но это большая ошибка…

Что нужно тем людям, которые жалуются на недостаток денег? Начну с нищего… Ему нужны не деньги, а хлеб и другие предметы первой необходимости… На недостаток денег жалуется и фермер… Он думает, что если бы в стране было больше денег, то ему удалось бы получить лучшую цену за свои товары. Следовательно, не деньги нужны ему, а хорошая цена за его хлеб и скот, которые ему хотелось бы, но не удается продать… А почему ему не удается получить за них хорошую цену?.. 1) Либо потому, что в стране имеется слишком много хлеба и скота, так что большинство из тех людей, которые приходят на рынок, нуждается, подобно ему самому, в том, чтобы продать эти продукты, и только немногие нуждаются в том, чтобы купить их. 2) Либо потому, что прекращается обычная продажа этих продуктов за границу, вывоз их за границу, как это бывает во время войны, когда торговля небезопасна или запрещена. 3) Либо потому, что сокращается потребление, как это бывает тогда, когда люди из-за бедности тратят на жизнь меньше прежнего. Поэтому не увеличение количества звонкой монеты облегчило бы фермеру сбыт его товаров, а устранение этих трех причин, которые в действительности вызывают спад на рынке.

В таком же точно смысле нуждаются в деньгах купец и лавочник, а именно — они нуждаются в том, чтобы продать те товары, которыми они торгуют, и это — в результате того, что рынки не предъявляют достаточного спроса» (стр. 11–12)[130].

Далее, капитал есть самовозрастающая стоимость, между тем как при образовании сокровищ целью служит кристаллизованная форма меновой стоимости как таковая. Поэтому одно из самых первых открытий классической политической экономии состоит в том, что она усматривает противоположность между образованием сокровищ и самовозрастанием денег, т. е. трактует деньги как капитал:

«Ни один человек не становится богаче оттого, что он держит у себя все свое имущество в форме денег, золотой и серебряной посуды и т. д.; наоборот, он от этого беднеет. Богаче всех тот, чье имущество находится в состоянии роста, будь это сданная в аренду земля или отданные взаймы за проценты деньги или пущенные в торговлю товары» (стр. 11).

{Вот как говорит об этом Джон Беллерс в своих «Essays about the Poor, Manufactures, Trade, Plantations, and Immorality» etc., London, 1699:

«Деньги возрастают и приносят пользу только тогда, когда с ними расстаются; и подобно тому как для частного лица деньги бесполезны, если оно не отдает их в обмен на что-нибудь более ценное, так и вся масса денег, превышающая то, что абсолютно необходимо для внутренней торговли, есть мертвый капитал для королевства или нации и не приносит никакой прибыли той стране, которая их удерживает» (стр. 13).}

«Хотя всякий желает иметь их» (деньги), «однако никто не желает — или только очень немногие желают — держать их у себя, а все стараются немедленно избавиться от них, зная, что от всех тех денег, которые лежат мертвыми, надо ожидать не прибыли, а только верного убытка» (Норс, цит. соч., стр. 21).

[1420] Деньги как мировые деньги:

«Что касается торговли, то отдельная страна занимает в мире во всех отношениях такое же положение, какое город занимает в государстве и семья в городе» (стр. 14). «В этих торговых сношениях золото и серебро ничем не отличаются от других товаров: они берутся у тех, которые имеют их в избытке, и перевозятся туда, где замечается в них недостаток или предъявляется требование на них» (стр. 13).

Количество денег, которое может находиться в обращении, определяется товарным обменом:

«Сколько бы денег ни было доставлено из-за границы и сколько бы ни начеканили их внутри страны, все то, что превышает потребность в них, испытываемую национальной торговлей, является просто-напросто драгоценным металлом и будет рассматриваться только как таковой; и начеканенные деньги, подобно подержанным серебряным изделиям, будут продаваться только по их металлическому содержанию» (стр. 17–18).

Превращение денег в слитки, и наоборот (стр. 18) (Добавочная тетрадь С, стр. 13). Оценка и взвешивание денег. Колебательное движение (Добавочная тетрадь С, стр. 14)[131].

Ростовщичество, земельные собственники и торговля:

«Из тех денег, которые в нашей стране отдаются под проценты, едва ли одна десятая часть размещена среди торговых людей, использующих эти ссуды в своих предприятиях; в большинстве случаев деньги даются взаймы для поддержания роскоши, для покрытия расходов тех людей, которые хотя и владеют крупными имениями, однако тратят приносимые их имениями доходы быстрее, чем эти доходы к ним поступают, и, не желая продавать что-либо из своего имущества, предпочитают закладывать свои имения» (Норс, цит. соч., стр. 6–7). [XXIII—1420]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Маркс Карл. Капитал. Глава 4. Превращение денег в капитал

Маркс Карл Глава 4

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ПРЕВРАЩЕНИЕ ДЕНЕГ В КАПИТАЛ

1. ВСЕОБЩАЯ ФОРМУЛА КАПИТАЛА

Товарное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала являются товарное производство и развитое товарное обращение, торговля. Мировая торговля и мировой рынок открывают в XVI столетии новую историю капитала.

Если мы оставим в стороне вещественное содержание товарного обращения, обмен различных потребительных стоимостей, и будем рассматривать лишь экономические формы, порождаемые этим процессом, то мы найдём, что деньги представляют собой его последний продукт. Этот последний продукт товарного обращения есть первая форма проявления капитала.

Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме денег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал 1). Но нет надобности обращаться к истории возникновения капитала для того, чтобы убедиться, что деньги являются первой формой его проявления. История эта ежедневно разыгрывается на наших глазах. Каждый новый капитал при своём первом появлении на сцене, т. е. на товарном рынке, рынке труда или денежном рынке, неизменно является в виде денег, — денег, которые путём определённых процессов должны превратиться в капитал.

Деньги как деньги и деньги как капитал сначала отличаются друг от друга лишь неодинаковой формой обращения.

1) Противоположность между властью земельной собственности, покоящейся на отношениях личного подчинения и господства, и безличной властью денег хорошо схвачена в двух французских поговорках: «Nulle terre sans seigneur». — «L'argent n'a pas de maître» [«Нет земли без господина». — «Деньги не имеют хозяина»].

«

»

158

Непосредственная форма товарного обращения есть Т — Д — Т, превращение товара в деньги и обратное превращение денег в товар, продажа ради купли. Но наряду с этой формой мы находим другую, специфически отличную от неё, форму Д —Т — Д, превращение денег в товар и обратное превращение товара в деньги, куплю ради продажи. Деньги, описывающие в своём движении этот последний цикл, превращаются в капитал, становятся капиталом и уже по своему назначению представляют собой капитал.

Присмотримся ближе к обращению Д — Т — Д. Подобно простому товарному обращению, оно проходит две противоположных фазы. Первая фаза, Д — Т, купля, представляет собой превращение денег в товар. Вторая фаза, Т — Д, или продажа, — обратное превращение товара в деньги. Единство обеих фаз составляет совокупное движение, в котором деньги обмениваются на товар и потом этот самый товар обменивается опять на деньги, товар покупается ради продажи, или, если оставить в стороне формальные различия между куплей и продажей, на деньги покупается товар и на товар — деньги 2). Результат, в котором угасает весь процесс, есть обмен денег на деньги, Д — Д. Если я на 100 ф. ст. покупаю 2 000 ф. хлопка и снова продаю эти 2 000 ф. хлопка за 110 ф. ст., то в конечном счёте я обменял 100 ф. ст. на 110 ф. ст., деньги на деньги.

Очевидно, прежде всего, что процесс обращения Д — Т — Д был бы совершенно нелеп и бессодержателен, если бы он представлял собой лишь обходный путь для того, чтобы данную денежную стоимость обменять на ту же самую денежную стоимость, например 100 ф. ст. на 100 фунтов стерлингов. Несравненно проще и надёжнее метод собирателя сокровищ, который хранит у себя свои 100 ф. ст., вместо того чтобы подвергать их опасностям обращения. С другой стороны, когда купец продаёт купленный им за 100 ф. ст. хлопок, то совершенно независимо от того, выручает ли он при этом 110 ф. ст., или 100 ф. ст., или даже только 50 ф. ст., его деньги описывают своеобразный и оригинальный путь, совершенно отличный от простого товарного обращения, когда, например, крестьянин продаёт хлеб и на вырученные деньги покупает себе одежду. Итак, прежде всего мы должны охарактеризовать формальное различие между кругооборотами Д — Т — Д и Т — Д — Т. Вместе с тем обнаружится и различие по существу, скрывающееся за этими формальными различиями.

Посмотрим сначала, что́ общего в обеих этих формах.

2) «На деньги покупают товар и на товар покупают деньги» (Mercier de la Rivière. «L' ordre naturel et essentiel des sociétés poliliques», p. 543).

«

»

159

Оба кругооборота распадаются на одни и те же противоположные фазы: Т — Д, продажа, и Д — Т, купля. В каждой из обеих фаз противостоят друг другу одни и те же два вещных элемента — товар и деньги и два лица в одних и тех же характерных экономических масках — покупатель и продавец. Каждый из обоих кругооборотов представляет собой единство одних и тех же противоположных фаз, и оба раза это единство осуществляется при посредстве трёх контрагентов, из которых один только продаёт, другой только покупает, а третий попеременно покупает и продаёт.

Но что уже с самого начала разделяет кругообороты Т — Д — Т и Д — Т — Д, так это обратная последовательность одних и тех же противоположных фаз обращения. Простое товарное обращение начинается продажей и заканчивается куплей, обращение денег как капитала начинается куплей и заканчивается продажей. Там товар, здесь деньги образуют исходный и конечный пункты движения. В первой форме роль посредника во всём процессе играют деньги, во второй, наоборот, — товар.

В обращении Т —Д — Т деньги, в конце концов, превращаются в товар, который служит потребительной стоимостью. Следовательно, тут деньги затрачиваются окончательно. Напротив, в противоположной форме Д — Т — Д покупатель затрачивает деньги лишь для того, чтобы получить деньги в качестве продавца. Покупая товар, он бросает деньги в обращение с тем, чтобы вновь извлечь их оттуда путём продажи того же самого товара. Он выпускает из рук деньги лишь с затаённым намерением снова овладеть ими. Таким образом, деньги здесь лишь авансируются 3).

В форме Т — Д — Т одни и те же деньги дважды меняют своё место. Продавец получает их от покупателя и уплачивает их другому продавцу. Весь процесс в целом, начинающийся получением денег за товар, заканчивается отдачей денег за товар. Обратно протекает процесс в форме Д — Т — Д. Не одни и те же деньги, а один и тот же товар два раза меняет здесь своё место. Покупатель получает его из рук продавца и снова передаёт его в руки другого покупателя. Как в простом товарном обращении двукратное перемещение одних и тех же денег вызывает их окончательный переход из одних рук в другие, так здесь двукратная перемена места одним и тем же товаром приводит деньги обратно к их исходному пункту.

3) «Когда покупают какую-либо вещь с целью перепродажи, то употреблённая при этом сумма называется авансированными деньгами; если же вещь покупается не для перепродажи, то можно сказать, что деньги были истрачены» (James Steuart. «Works» etc., edited by General Sir James Steuart, his son, London, 1805, v. I, p. 274).

«

»

160

Обратный приток денег к их исходному пункту не зависит от того, продаётся ли товар дороже, чем он был куплен, или нот. Это обстоятельство влияет лишь на величину притекающей обратно денежной суммы. Самое явление обратного притока имеет место, поскольку купленный товар снова продаётся, т. е. поскольку описывается полностью кругооборот Д — Т — Д. Следовательно, здесь мы находим чувственно воспринимаемую разницу между обращением денег как капитала и их обращением просто как денег.

Кругооборот Т — Д — Т совершенно закончен, как только деньги, вырученные от продажи одного товара, унесены куплей другого товара. И если обратный приток денег к исходному пункту здесь всё-таки произойдёт, то лишь благодаря возобновлению или повторению всего процесса. Если я продаю квартер хлеба за 3 ф. ст. к на эти 3 ф. ст. покупаю платье, то для меня эти 3 ф. ст. истрачены окончательно. Я уже не имею к ним более никакого отношения. Они принадлежат торговцу платьем. Если бы я продал второй квартер пшеницы, то деньги вернулись бы ко мне обратно, но не вследствие первой сделки, а лишь вследствие её повторения. Деньги снова удаляются от меня, если я доведу эту сделку до конца, совершив новую куплю. Следовательно, в обращении Т — Д — Т затрата денег не имеет никакого отношения к их обратному притоку. Напротив, в Д — Т — Д обратный приток денег обусловливается самим характером их затраты. Без этого обратного притока всю операцию надо признать неудавшейся или процесс прерванным и ещё незаконченным, так как недостаёт его второй фазы — продажи, дополняющей и завершающей куплю.

Кругооборот Т — Д — Т имеет своей исходной точкой один товар, а конечной точкой другой товар, который выходит из обращения и поступает в потребление. Потребление, удовлетворение потребностей, одним словом — потребительная стоимость есть, таким образом, конечная цель этого кругооборота. Напротив, кругооборот Д — Т — Д имеет своим исходным пунктом денежный полюс и, в конце концов, возвращается к тому же полюсу. Его движущим мотивом, его определяющей целью является поэтому сама меновая стоимость.

В простом товарном обращении оба крайние пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они — товары. И притом товары равной стоимости. Но зато они качественно различные потребительные стоимости, например хлеб и платье. Обмен продуктов, обмен различных веществ, в которых выражается общественный труд, составляет здесь содержание движения. Иначе обстоит дело в обращении Д — Т — Д. На первый

«

»

161

взгляд оно представляется, вследствие своей тавтологичности, бессодержательным. Оба крайние пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они — деньги, следовательно, не являются качественно различными потребительными стоимостями, ибо деньги представляют собой как раз такой превращённый образ товаров, в котором погашены все особенные потребительные стоимости последних. Сначала обменять 100 ф. ст. на хлопок, а затем снова обменять этот хлопок на 100 ф. ст., т. е. окольным путём деньги на деньги, то же на то же, — такая операция представляется столь же бесцельной, сколь и нелепой 4). Одна денежная сумма может вообще отличаться от другой денежной суммы только по величине. Процесс Д — Т — Д обязан поэтому своим содержанием не качественному различию между своими крайними пунктами, — так как оба они деньги, — а лишь их количественной разнице. В результате этого процесса из обращения извлекается больше денег, чем первоначально было брошено в него. Хлопок, купленный, например, за 100 ф. ст., снова продаётся за 100 + 10 ф. ст., или 110 фунтов стерлингов. Поэтому полная форма рассматриваемого процесса выражается так: Д — Т — Д', где Д' = Д + ΔД, т. е. равно первоначально авансированной сумме плюс некоторое приращение. Это приращение, или избыток над первоначальной стоимостью, я называю прибавочной стоимостью (surplus value). Таким образом, первоначально авансированная стоимость не только сохраняется в обращении, но и изменяет свою величину, присоединяет к себе прибавочную стоимость, или возрастает. И как раз это движение превращает её в капитал.

4) «Деньги не меняют на деньги», — восклицает Мерсье де ля Ривьер по адресу меркантилистов (Mercier de la Rivière, цит. соч., стр. 486). В одном сочинении, которое специально трактует о «торговле» и «спекуляции», мы читаем: «Всякая торговля заключается в обмене разнородных вещей; и выгода» (для купца?) «возникает именно вследствие этой разнородности. Обмен одного фунта хлеба на один фунт хлеба не принёс бы ни малейшей выгоды… отсюда выгодный контраст между торговлей и игрой, которая представляет собой лишь обмен денег на деньги» (Th. Corbet. «An Inquiry into the Causes and Modes of the Wealth of Individuals; or the Principles of Trade and Speculation explained». London, 1841, p. 5). Хотя Корбет не замечает, что Д — Д, обмен денег на деньги, есть форма обращения, характерная не только для торгового капитала, но и для всякого капитала вообще, он, по крайней мере, признаёт, что эта форма одного из видов торговли, а именно спекуляции, совпадает с игрой; но вот является Мак-Куллох и находит, что всякая купля для продажи есть спекуляция, и, таким образом, разница между спекуляцией и торговлей совершенно исчезает. «Всякая сделка, при которой один индивидуум покупает продукт с той целью, чтобы снова продать его, фактически есть спекуляция» (MacCulloch. «A Dictionary Practical etc. of Commerce». London, 1847 p. 1009). Гораздо наивнее Пинто — Пиндар амстердамской биржи: «Торговля есть игра» (это положение он заимствует у Локка) «и, конечно, играя с тем, у кого ничего нет, нельзя выиграть. Поэтому, если бы кто-нибудь в течение долгого времени всегда и у всех выигрывал, ему пришлось бы добровольно возвратить бо́льшую часть своего барыша, чтобы начать игру снова» (Pinto. «Traité de la Circulation et du Crédit». Amsterdam, 1771, p. 231).

«

»

162

Возможно, правда, что в Т — Д — Т оба крайних пункта, Т и Т, например, хлеб и платье, являются количественно различными стоимостями. Крестьянин может продать свой хлеб выше его стоимости или купить платье ниже его стоимости. С другой стороны, его может надуть торговец платьем. Но для самой этой формы обращения такие различия в стоимости представляют собой нечто чисто случайное. Эта форма обращения, в противоположность Д — Т — Д, ничуть не утрачивает своего смысла и значения, если оба крайние пункта, например хлеб и платье, эквивалентны друг другу. Более того, равенство их стоимостей представляет здесь собой условие нормального хода процесса.

Повторение, или возобновление продажи ради купли, так же как и самый этот процесс находят меру и смысл в лежащей вне этого процесса конечной цели, — в потреблении, в удовлетворении определённых потребностей. Напротив, при купле ради продажи начало и конец представляют собой одно и то же, а именно деньги, меновую стоимость, и уже вследствие одного этого данное движение бесконечно. Как бы то ни было, из Д получилось Д + ΔД; из 100 ф. ст. — 100 + 10 фунтов стерлингов. Но рассматриваемые только с качественной стороны, 110 ф. ст. представляют собой то же самое, что и 100 ф. ст., а именно деньги. И с количественной стороны 110 ф. ст. — такая же ограниченная сумма стоимости, как и 100 фунтов стерлингов. Если бы эти 110 ф. ст. были израсходованы как деньги, они вышли бы из своей роли. Они перестали бы тогда быть капиталом. Извлечённые из обращения, они окаменевают в сокровище, и здесь уж ни один фартинг не нарастает на них, хотя бы они лежали до второго пришествия. Следовательно, раз дело идёт о возрастании стоимости, потребность в таком возрастании присуща 110 ф. ст. так же, как и 100 ф. ст., потому что обе эти суммы представляют собой ограниченные выражения меновой стоимости, и, следовательно, они имеют одно и то же призвание приближаться к абсолютному богатству путём увеличения своих размеров. Правда, на один момент первоначально авансированная стоимость в 100 ф. ст. отличается от 10 ф. ст. прибавочной стоимости, наросшей на неё в обращении, но это различие тотчас же расплывается снова. В итоге процесса получается не так, что на одной стороне имеется первоначальная стоимость в 100 ф. ст., а на другой — прибавочная стоимость в 10 фунтов стерлингов. Получается единая стоимость в 110 фунтов стерлингов. Последняя имеет форму, столь же пригодную для того, чтобы снова начать процесс возрастания, как и первоначальные 100 фунтов стерлингов. Заканчивая движение,

«

»

163

деньги образуют его новое начало 5). Следовательно, конец каждого отдельного кругооборота, в котором купля совершается ради продажи, уже сам по себе образует начало нового кругооборота. Простое товарное обращение — продажа ради купли — служит средством для достижения конечной цели, лежащей вне обращения, — для присвоения потребительных стоимостей, для удовлетворения потребностей. Напротив, обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как возрастание стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося движения. Поэтому движение капитала не знает границ 6).

Как сознательный носитель этого движения, владелец денег становится капиталистом. Его личность или, точнее, его карман — вот тот пункт, откуда исходят и куда возвращаются деньги. Объективное содержание этого обращения — возрастание стоимости — есть его субъективная цель, и поскольку растущее присвоение абстрактного богатства является

5) «Капитал… делится на первоначальный капитал и на прибыль, прирост капитала… хотя практика тотчас же снова присоединяет эту прибыль к капиталу и вместе с ним пускает в оборот» (Ф. Энгельс. «Наброски к критике политической экономии» в журнале «Deutsch-Französische Jahrbücher», издаваемом Арнольдом Руге и Карлом Марксом. Париж, 1844, стр. 99 [см. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., т. 1, с. 557]).

6) Аристотель противопоставляет хрематистике экономику. Он исходит из экономики. Поскольку последняя представляет собой искусство приобретения, она ограиичивается приобретением благ, необходимых для жизни или полезных для дома и государства. «Истинное богатство (ό άληθινός πλόϋτός) состоит из таких потребительных стоимостей; ибо количество собственности этого рода, необходимое для хорошей жизни, не безгранично. Существует, однако, искусство приобретения иного рода, которое обыкновенно и совершенно правильно называется хрематистикой; для последней не существует, по-видимому, границ богатства и собственности. Товарная торговля» («ή καπηλική» значит буквально розничная торговля, и Аристотель берёт эту форму потому, что в ней решающую роль играет потребительная стоимость) «по природе своей не принадлежит к хрематистике, так как здесь обмен распространяется лишь на предметы, необходимые для них самих» (покупателей в продавцов). Поэтому, — говорит он дальше, — первоначальной формой товарной торговли была меновая торговля, но с её расширением необходимо возникают деньги. С изобретением денег меновая торговля неизбежно должна была развиться в καπηλική, в товарную торговлю, а эта последняя, в противоречии с её первоначальной тенденцией, превратилась в хрематистику, в искусство делать деньги. Хрематистика, далее, отличается от экономики тем, что «для неё обращение есть источник богатства (ποιιητική χρημάτων…διά χημάων μεταβολής). Βся она построена на деньгах, ибо деньги суть начало и конец этого рода обмена (τό γάρ νόμισμα στοιχετον και πέρας τής άλλαγής έστίν). Поэтому-то и богатство, к которому стремится хрематистика, безгранично. Подобно тому, как безгранично в своём стремлении то искусство, для которого его цель означает не средство, а последнюю конечную цель, так как такое искусство стремится всё ближе и ближе подойти к этой цели, — тогда как те искусства, которые преследуют лишь отыскание средства для известной цели, не безграничны, ибо сама цель полагает им границы, — подобно этому и хрематистика не знает границ для своей цели, её цель есть абсолютное обогащение. Экономика, а не хрематистика, имеет границу… первая ставит своей целью нечто отличное от самих денег, вторая стремится лишь к их увеличению… Смешение этих двух форм, переходящих одна в другую, дало некоторым повод рассматривать сохранение денег и увеличение их количества до бесконечности как конечную цель экономики» (Aristoteles. «De Republica», edit. Bekker, кн. I, гл. 8 и 9, в разных местах).

«

»

164

единственным движущим мотивом его операций, постольку — и лишь постольку — он функционирует как капиталист, т. е. как олицетворённый, одарённый волей и сознанием капитал. Поэтому потребительную стоимость никогда нельзя рассматривать как непосредственную цель капиталиста 7). Равным образом не получение единичной прибыли является его целью, а её неустанное движение 8). Это стремление к абсолютному обогащению, эта страстная погоня за стоимостью 9) являются общими и для капиталиста и для собирателя сокровищ, но в то время как собиратель сокровищ есть лишь помешанный капиталист, капиталист есть рациональный собиратель сокровищ. Непрестанного возрастания стоимости, которого собиратель сокровищ старается достигнуть, спасая 10) деньги от обращения, более проницательный капиталист достигает тем, что он всё снова и снова бросает их в обращение 10a).

Те самостоятельные формы — денежные формы, — которые стоимость товаров принимает в процессе простого обращения, только опосредствуют обмен товаров и исчезают в конечном результате движения. Напротив, в обращении Д — Т — Д и товар и деньги функционируют лишь как различные способы существования самой стоимости: деньги как всеобщий, товар — как особенный и, так сказать, замаскированный способ её существования 11). Стоимость постоянно переходит из одной формы в другую, никогда, однако, не утрачиваясь в этом движении, и превращается таким образом в автоматически действующий субъект. Если фиксировать отдельные формы проявления, которые возрастающая стоимость попеременно принимает в своём жизненном кругообороте, то получаются

7) «Не товар» (тут в смысле потребительной стоимости) «имеет определяющее значение для промышленного капиталиста… деньги его конечная цель» (Th. Chalmers. «On Political Economy etc.», 2nd edit. Glasgow, 1832, p. 165, 166).

8) «Купец почти ни во что не ценит уже полученную прибыль, но всегда стремится к новой» (A. Genovesi. «Lezioni di Economia Civile» (1765), издание Кустоди сочинений итальянских экономистов, Parte Moderna, t. VIII, р. 139).

9) «Неутолимая страсть к прибыли, auri sacra fames [священная жажда золота] всегда определяет деятельность капиталистов» (MacCulloch. «The Principles of Political Economy». London, 1830, p. 179). Само собой разумеется, эта точка зрения ничуть не мешает Мак-Куллоху и K° при теоретических затруднениях, например, при рассмотрении перепроизводства, превратить того же самого капиталиста в доброго бюргера, которому нужны только потребительные стоимости, которого мучит поистине волчий аппетит к сапогам, шляпам, яйцам, ситцу и другим потребительным стоимостям, имеющим весьма непосредственное отношение к семейному очагу.

10) «Σώζειν» [«спасать»] — характерное выражение греков для обозначения накопления сокровищ. Равным образом, по-английски «to save» значит и «спасать» и «сберегать».

10а) «Та бесконечность, которой вещи не достигают, двигаясь в одном направлении, достигается ими путём кругообращения» (Galiani [цит. соч., стр. 156]).

11) «Не сама по себе данная материя составляет капитал, а стоимость этой материи» (J.B. Say. «Traité d'Économie Politique», 3ème éd. Paris, 1817, t. II, р. 429).

«

»

165

такие определения: капитал есть деньги, капитал есть товар 12). Однако на самом деле стоимость становится здесь субъектом некоторого процесса, в котором она, постоянно меняя денежную форму на товарную и обратно, сама изменяет свою величину, отталкивает себя как прибавочную стоимость от себя самой как первоначальной стоимости, самовозрастает. Ибо движение, в котором она присоединяет к себе прибавочную стоимость, есть её собственное движение, следовательно её возрастание есть самовозрастание. Она получила магическую способность творить стоимость в силу того, что сама она есть стоимость. Она приносит живых детёнышей или, по крайней мере, кладёт золотые яйца.

Как активный субъект этого процесса, в котором она то принимает, то сбрасывает с себя денежную и товарную формы и в то же время неизменно сохраняется и возрастает в этих превращениях, стоимость нуждается прежде всего в самостоятельной форме, в которой было бы констатировано её тождество с нею же самой. И этой формой она обладает лишь в виде денег. Деньги образуют поэтому исходный и заключительный пункт всякого процесса возрастания стоимости. Она была равна 100 ф. ст., теперь она равна 110 ф. ст. и т. д. Но сами деньги играют здесь роль лишь одной из форм стоимости, потому что их здесь две. Не приняв товарной формы, деньги не могут стать капиталом. Таким образом, здесь деньги не выступают против товаров полемически, как при накоплении сокровищ. Капиталист знает, что всякие товары, какими бы оборвышами они ни выглядели, как бы скверно они ни пахли, суть деньги в духе и истине, евреи внутреннего обрезания, и к тому же чудотворное средство из денег делать большее количество денег.

Если в простом обращении стоимость товаров в противовес их потребительной стоимости получала в лучшем случае самостоятельную форму денег, то здесь она внезапно выступает как саморазвивающаяся, как самодвижущаяся субстанция, для которой товары и деньги суть только формы. Более того. Вместо того чтобы выражать собой отношение товаров, она теперь вступает, так сказать, в частное отношение к самой себе. Она отличает себя как первоначальную стоимость от себя самой как прибавочной стоимости, подобно тому как бог отец отличается от самого себя как бога сына, хотя оба они одного возраста и в действительности составляют лишь одно лицо. Ибо

12) «Обращающиеся деньги [currency] (!), употреблённые с производительной целью, суть капитал» (Macleod. «The Theory and Practice of Banking». London, 1855, v. I, ch. 1, P. 55). «Капитал — это товары» (James Mill. «Elements of Political Economy». London. 1821. p. 74).

«

»

166

лишь благодаря прибавочной стоимости в 10 ф. ст. авансированные 100 ф. ст. становятся капиталом, и как только они стали им, как только родился сын, а через сына и отец, тотчас снова исчезает их различие, и оба они едино суть: 110 фунтов стерлингов.

Стоимость становится, таким образом, самодвижущейся стоимостью, самодвижущимися деньгами, и как таковая она — капитал. Она выходит из сферы обращения, снова вступает в неё, сохраняет и умножает себя в ней, возвращается назад в увеличенном виде и снова и снова начинает один и тот же кругооборот 13). Д — Д', деньги, порождающие деньги, — money which begets money, — таково описание капитала в устах его первых истолкователей, меркантилистов.

Купить, чтобы продать, или, точнее, купить, чтобы продать дороже, Д — Т — Д', представляет на первый взгляд форму, свойственную лишь одному виду капитала — купеческому капиталу. Но и промышленный капитал есть деньги, которые превращаются в товар и потом путём продажи товара обратно превращаются в большее количество денег. Акты, которые совершаются вне сферы обращения в промежутке между куплей и продажей, нисколько не изменяют этой формы движения. Наконец, в капитале, приносящем проценты, обращение Д — Т — Д' представлено в сокращённом виде, в своём результате без посредствующего звена, в своём, так сказать, лапидарном стиле, как Д — Д', как деньги, которые равны большему количеству денег, как стоимость, которая больше самой себя.

Таким образом, Д — Т — Д' есть действительно всеобщая формула капитала, как он непосредственно проявляется в сфере обращения.

2. ПРОТИВОРЕЧИЯ ВСЕОБЩЕЙ ФОРМУЛЫ

Та форма обращения, в которой денежная куколка превращается в капитал, противоречит всем развитым раньше законам относительно природы товара, стоимости, денег и самого обращения. От простого товарного обращения её отличает обратная последовательность тех же самых двух противоположных процессов, продажи и купли. Но каким чудом такое чисто формальное различие может преобразовать самое природу данного процесса?

Более того: этот обратный порядок существует лишь для одного из трёх деловых друзей, вступающих между собой

13) «Капитал… непрерывно умножающая себя стоимость» (Sismondi. «Nouveaux Principes d'Économie Politique», т. I, p. 89).

«

»

167

в сделку. Как капиталист, я покупаю товар у A и продаю его затем B; как простой товаровладелец, я продаю товар B и потом снова покупаю товар у A. Для деловых друзей A и B этого различия не существует. Они выступают лишь в качестве продавца и покупателя товаров. Я сам противостою им всякий раз как простой владелец денег или товаровладелец, как покупатель или как продавец. Как при той, так и при другой последовательности метаморфозов я противостою одному из них только как покупатель, другому — только как продавец: одному — только в качестве денег, другому — только в качестве товара, но я никому из них не противостою в качестве капитала или в качестве капиталиста, т. е. как представитель чего-то такого, что было бы больше, чем деньги, или больше, чем товар, чего-то такого, что могло бы производить какое-либо иное действие, кроме того, которое свойственно деньгам или товарам. Для меня купля у A и продажа B образуют один последовательный ряд. Но связь между этими двумя актами существует только для меня. A нет никакого дела до моей сделки с B, B — никакого дела до моей сделки с A. Если бы я захотел объяснить им ту особую мою заслугу, что я перевернул порядок следования сделок, то они доказали бы мне, что я заблуждаюсь относительно самого этого порядка следования, что сделка в целом не началась куплей и не кончилась продажей, а наоборот, началась продажей и завершилась куплей. В самом деле: мой первый акт, купля, есть продажа с точки зрения A, мой второй акт, продажа, есть купля с точки зрения B. Не удовольствовавшись этим, A и B заявят кроме того, что весь этот порядок следования есть совершенно излишний фокус-покус. A мог бы прямо продать свой товар B, B прямо купить у A. Вместе с тем вся сделка превращается в односторонний акт обычного товарного обращения — продажу с точки зрения A, куплю с точки зрения B. Таким образом, перевернув порядок следования актов, мы отнюдь не вышли из сферы простого товарного обращения: нам приходится поэтому посмотреть, допускает ли природа самой этой сферы возрастание входящих в неё стоимостей, а, следовательно, образование прибавочной стоимости.

studfiles.net

Деньги как деньги и деньги как капитал

Наши соотечественники зачастую рассматривают понятие деньги как капитал.

Однако с позиции науки это совершенно неправильно, поскольку существует два различных термина:

  • деньги как деньги;
  • деньги как капитал.

Деньги как деньги должны рассматриваться в качестве стандартного платежного средства, используемого ежедневно. Однако данный инструмент достаточно далек от понятия капитал, используемого современными финансистами.

Деньги как капитал

В соответствии с экономической теорией деньги в процессе работы на их владельца способны перейти в категорию капитала.

Деньги начинают становиться капиталом, последовательно проходя стадии:

  • накопления;
  • хранения;
  • реализации.

Именно благодаря такому движению денежных средств, их владелец имеет возможность зарабатывать дополнительный доход в виде процента по депозиту.

Вкладывая имеющиеся в наличии деньги в банк или любой проект, заемщик превращает их в капитал, становясь одновременно инвестором.

Если же деньги участвуют в процессе производственного потребления, они выступают одновременно в двух ролях:

  • непосредственно денег при содействии реализации товара;
  • капитала при получении от этого дохода.

Капиталом деньги становятся в процессе их инвестирования, способного приносить владельцу другие деньги.

Деньги в качестве товара

Важно понимать, что деньги в современной экономике выступают в качестве специфического товара, играющего особую роль признанного эквивалента стоимости других товаров. С их помощью различные производители имеют возможность постоянного обмена создаваемыми товарами.

Благодаря универсальной функции денег в качестве товара, на них можно обменять самую разнообразную продукцию от канцелярских кнопок до объектов недвижимости. При этом разница заключается лишь в количестве выбранного товара.

В отличие от других товаров, стоимость которых определяется имеющимся количеством и ценностью, деньги регулируются при помощи иных механизмов.

Однако общий принцип сохраняется: чем дороже исходный материал, тем более дорогим является конечный товар.

Поскольку деньги выступают в качестве особого товара, за них можно приобрести любую другую вещь. Но ценность денег различных государств отличается, поэтому за один продукт надо заплатить различную номинальную стоимость в каждой валюте.

hitcredit.ru